Шеремет и слабое государство

Image title

Ужасная весть из Киева пришла сегодня рано утром. Журналист Павел Шеремет погиб недалеко от пересечения улиц Богдана Хмельницкого и Ивана Франко. Елена Притула, из квартиры которой 16 лет назад вышел и не вернулся Георгий Гонгадзе, вновь оказывается в центре ужасной истории с гибелью журналиста. Автомобиль, в котором находился Шеремет, принадлежал ей. То ли существует двойное дно, то ли судьба у женщины такая, кто её знает, но в любом случае, это удивительный факт.

Во многих из нас этим утром, как это обычно бывает после громкого убийства, а убийство, вообще-то, более чем громкое, проснулся детектив. Признаться честно, я после того, как узнал, реально медитировал. Понимая, что и здесь появилась Притула, которая в машине в момент взрыва не присутствовала, что журналисты киевского бюро российского телеканала LifeNews снимали еще горящую машину и так далее.

Мне действительно наплевать на то, по какой причине это произошло и даже плевать, какую роль в двух убийствах отыгрывает Алена Притула, хотя позднее, если её роль в этих историях есть, то мы все выясним. У нас есть факт - убит 44-летний журналист, который до последнего боролся с большим таким произволом в лице "коллективного режима", который и не думает сдавать свои позиции в двух соседних странах. Вот боролся Павел до конца, а потом эта машина, производящая произвол, вполне возможно, что чья-та государственная (как в случае с Борисом Немцовым), причем как российско-белорусская, так и украинская, прокатилась по нему и уничтожила. Это ужасно.

Как это обычно бывает, все мы, великие детективы, после такого события, заходим в блоги погибших людей и листаем их, обдумывая, а за что же человек мог быть настолько наказан? Никаких резонансных расследований Шеремет за последнее время не совершил, колонок жестких, за которые могут наказать, тем более, таким поистине ужасным способом, не написал, тогда как у Бориса Ефимовича нашли запись о произошедшем в здании редакции французского "Шарли Эбдо" и долго мусолили тему, находясь в поисках связи между упомянутым постом про "Шарли" и убийством водного оппозиционера.

Я скажу вам, что в блогах вы ничего интересного не найдете. Георгия Гонгадзе, если уж зашел такой разговор, убили не потому что он кого-то довел одной публикацией, а потому что образ, нарушающий спокойствие режима через какой-то там Интернет, мелькал и раздражал долгое время. Потому, смотреть 10 последних публикаций и пытаться что-то там найти, занятие бесполезное.

Потому можете усыпить в себе детектива, пускай спит дальше и не калечит глаза людей, которые знали Павла и для которых сегодняшний день безусловно омрачен и отравлен.

В статье "Азов", ответственность и добробаты" Шеремет рассказывает об участии командиров украинских добровольческих батальонов, которые, кроме всего прочего, являются избранниками и находятся в главном законодательном органе страны, в попытке срыва судебного процесса над верхушкой Одесского припортового завода:

"Почему комбаты, откуда люди в камуфляже? Перелома и Щуриков задержаны по делу о растрате средств предприятия, даже не за проступки в зоне АТО. Но депутаты-комбаты и люди в камуфляже теперь если не выше закона, то по заказу способны парализовать действие любого закона".

Никаких конспирологических теорий. Я к тому, что все больше понимаю: быть в своей профессии в Киеве очень сложно. Писать как про конкретный, так и абстрактный ОПЗ, опасно для своей жизни и здоровья. Эта страна, на минуточку, готовится к тому, чтобы получить безвизовый режим с Европейским Союзом.

В своей колонке "Как Украине не стать Сомали?"я четко поясняю, что государство слабое. А в слабом государстве гибнут люди профессии. И без разницы, гражданин какой страны заказывает человека профессии и после какой статьи или расследования. Важен факт, еще раз повторяю, что человек, хороший человек, несмотря ни на что отдававший дань журналистскому этикету, человек, который приехал в эту страну, чтобы скрыться от той самой машины, производящей произвол, человек, который посчитал, что вот эта страна его защитит и она, к слову, как любая западная страна, и должна была его защитить, погиб страшнейшим образом. Вот от этого, честно сказать, становится страшно. И если покойного Гонгадзе можно было осуждать за горячий характер и ставить его как причину произошедшего 17 сентября 2000 года, то здесь история совершенно другая.

Такая гибель - это звонок для любого украинского журналиста с электоральным потенциалом. Журналист с электоральным потенциалом, который часто будет пахать на совершенно волонтерских началах, опять разочаровывается в государстве, в котором живет.

Кто-то называет процессы "новым делом Гонгадзе". Думаю, что этот, снова коллективный, "кто-то" прав. И тот и другой погибли, как выясняется, в государстве без независимых судов, с примерно одинаковым влиянием криминала на происходящее в рамках этого самого государства, в слабом государстве, где закон де-факто не функционирует.

Ну, и, конечно, самые искренние соболезнования родным и близким Павла... Это, безусловно, очень большая утрата...

5044

Ещё от автора