Витольд Пилецкий. Национальный герой Польши, узник Освенцима и праведник мира, казненный коммунистами

25 мая 1948 года польскими коммунистами был казнен национальный герой Польши, ротмистр Войска Польского, офицер Армии Крайовой, добровольный узник Освенцима и праведник мира Витольд Пилецкий. В судьбе этого человека как в капле воды отразились трагедия и героизм польского народа в годы Второй Мировой Войны и та подлость, которую проявили советские оккупанты и их польские пособники по отношению к полякам, которые входили в число народов, в наибольшей степени пострадавших от нацистов и наиболее активно с ними сражавшихся. Его биография - это кристальный образец подлинного, настоящего националиста и демократа, боровшегося против двух человеконенавистнических тоталитарных режимов своего времени, совместно оккупировавших его страну.

Юность

Витольд Пилецкий родился 13 мая 1901 года в расположенном неподалеку от Ладожского озера карельском Олонце, хоть и давшем название целой губернии, но даже по меркам той поры остававшимся заштатным городишком. Семья Пилецких осела в этих краях отнюдь не по своей воле. Дед Витольда Йозеф Пилецкий был осужден царскими властями на семь лет ссылки в Сибири за участие в польском восстании 1863-1864 года, а позже жизненные пути привели семью в Карелию.

В 1910 года семья Пилецких переехала на находившийся в семейном владении небольшой хутор Сукурже под Вильно. В этом городе юный Витольд окончил коммерческое училище и вступил в нелегальную в ту пору в Российской империи скаутскую организацию «Союз польских харцеров», которая поддерживала Войско Польское.

Позже Витольд принял участие в советско-польской войне 1919-1920 годы, командуя отрядом скаутов. Когда на том участке фронта, где сражались скауты Пилецкого, части Красной Армии совершили прорыв, его отряд некоторое время вел партизанские действия в тылу врага. Затем Пилецкий присоединился к регулярным частям польской армии и в составе кавалерийского подразделения участвовал в обороне Гродно. В августе 1920 года он участвовал в вошедшем в истории сражении под Варшавой и в боях за Вильно в Рудницкой Пуще. Его заслуги в той войне дважды отмечались «Крестом Храбрых» — орденом, учрежденным Советом Обороны Польши в начале августа 1920-го и предназначенным (согласно статуту) для награждения военнослужащих рядового и офицерского состава «за выдающиеся заслуги при обороне государства в военное время», в частности, «…за отдельные конкретные подвиги, проявленные в условиях боевой обстановки и сопряженные с риском для жизни».


Портреты Витольда Пилецкого, Вильно, 1923. Фото: Институт национальной памяти

Но в марте 1921 года с подписанием Рижского мирного договора советско-польская война была завершена, и для нашего героя началась новая жизнь. Он сдал экзамены на аттестат зрелости в виленской гимназии им. Лелевеля, после чего начал было изучать историю искусств в находившемся там же университете Стефана Батория, поскольку сызмальства любил рисование и поэзию, но позже закончил кавалерийскую школу офицерского резерва, а с 1926 года, демобилизовавшись из польской армии в чине прапорщика, принялся трудиться на семейном хуторе. В межвоенные годы семье Пилецкого удалось вернуть свое поместье Сукурче. Имение, ставшее свидетелем двух войн, находилось в плачевном состоянии, поэтому Пилецкий вышел в отставку и занялся восстановлением и модернизацией поместья, а также просвещением местного населения. Он женился и создал семью. Увы, эта идиллия продлилась недолго.

Борьба с нацизмом и коммунизмом

1 сентября 1939 года на Польшу напала нацистская Германия, а 17 сентября в Польшу с востока вторглись советские войска. Отечество вновь оказалось в опасности, и ротмистр Пилецкий был вновь призван на военную службу 26 августа 1939 года. В третий раз за свою жизнь он отправлялся защищать родину. Пехотная дивизия, в которой он состоял, с самого начала войны вела тяжелейшие бои с превосходящими силами вермахта и понесла громадные потери. Взвод Пилецкого начал уходить на юго-восток, к Львову и т.н. «Румынскому предмостью». Там он влился во вновь создававшуюся пехотную дивизию. Надо отметить, что бойцы Пилецкого показали себя в «Сентябрьской кампании» с самой лучшей стороны: на их боевом счету числились семь сожженных немецких танков и два сбитых самолета.

Но 17 сентября с востока начали активные действия части вторгнувшейся в Польшу Красной Армии. В этих условиях руководитель страны и главнокомандующий польской армией маршал Эдвард Рыдз-Смиглы поздним вечером того же 17 сентября отдал по радио приказ: «Советы вторглись. Приказываю осуществить отход в Румынию и Венгрию кратчайшими путями. С Советами боевых действий не вести, только в случае попытки с их стороны разоружения наших частей. Задача для Варшавы и Модлина, которые должны защищаться от немцев, без изменений. Части, к расположению которых подошли Советы, должны вести с ними переговоры с целью выхода гарнизонов в Румынию или Венгрию». Только что созданная дивизия была распущена, и Пилецкий вместе со своим последним комдивом майором Яном Влодаркевичем вернулся в Варшаву.

http://culture.pl/sites/default/files/images/imported/inne/Pilecki/full_pilecki_rodzina_770.jpg
Пилецкий с женой и дочерью. Фото: Институт национальной памяти

В начале ноября 1939 года Влодаркевич и Пилецкий основали одну из первых подпольных организаций польского Движения Сопротивления — «Тайную Польскую Армию». Пилецкий стал ее организационным командиром. Ему удалось развернуть ее сеть далеко за пределы Варшавы – на Седлец, Радом, Люблин и другие крупнейшие города центра страны. Прошло меньше года, и «Тайная Польская Армия» уже насчитывала около восьми тысяч членов, более половины из которых были вооружены, и насчитывала в своем арсенале около двух десятков пулеметов и несколько противотанковых ружей. Позже организация стала составной частью «Армии Крайовой» (ведущей силы Движения Сопротивления, подчинявшейся находившемуся в Лондоне польскому эмигрантскому правительству) и основой ее диверсионного подразделения.

27 апреля 1940 года рейхсфюрер СС Гиммлер подписал распоряжение о создании в бывших казармах польской армии около городка Освенцим, что в 65 км западнее Кракова, громадного концентрационного лагеря, а уже 14 июня в новый лагерь уничтожения прибыл первый эшелон, привезший 728 заключенных-поляков. Изначально планировалось содержать в нем польских политических заключенных, но вскоре его переоборудовали для Endlösung – окончательного решения еврейского вопроса, то есть полного уничтожения еврейской нации. Разумеется, реальное назначение и конструкции газовых камер были засекречены, однако наружу просачивались крайне тревожные слухи и обрывки информации.

Руководство польского Сопротивления понимало, что ничего хорошего нацисты задумать не могли, но тем не менее ясно представить себе суть происходящего извне было крайне трудно, особенно в постоянно поддерживавшейся немцами обстановке секретности. Мнений было множество, но большинство склонялось к тому, что это скорее всего гигантская тюрьма или лагерь для интернированных, а не лагерь уничтожения.

Вот тогда-то Пилецкий представил своему руководству план проникновения в Освенцим и организации там сопротивления. План был одобрен. Ему дали задание проникнуть в лагерь, собрать информацию, организовать там движение сопротивления и продумать план освобождения. С этой целью он сменил имя и фамилию, воспользовавшись документами другого польского солдата, которого разыскивали немцы. 19 сентября 1940 года отважный подпольщик, снабженный фальшивым «аусвайсом» на имя Томаша Серафиньского, преднамеренно пришел в район облавы на одной из варшавских улиц, где и был схвачен немцами вместе с еще двумя тысячами человек. После двух дней мучений в бараках вермахта выжившие были отправлены в Освенцим. Пилецкий стал узником #4859.

Это задание было безумно опасным по двум причинам. Во-первых, было прекрасно известно, что немцы во всех своих лагерях и тюрьмах применяют правило коллективной ответственности. За каждую попытку побега нацисты убивали нескольких заключенных. Таким образом зачинщики побега неминуемо вставали перед сложным моральным выбором. Вскоре Пилецкий стал тому свидетелем. Когда он прибыл на железнодорожную платформу, лагерный охранник приказал одному из заключенных бежать к воротам. Узник выполнил приказ, и его тут же застрелили, обвинив в попытке бежать. Сразу после этого отобрали десять случайных заключенных и застрелили их прямо на платформе. Пилецкий легко мог оказаться одним из них.

Во-вторых, на тот момент еще никому из заключенных не удалось покинуть Аушвиц живым. Скорее всего Пилецкому пришлось бы оставаться в лагере вплоть до его освобождения или же до собственной смерти.


Витольд Пилецкий на стрельбище, 1931 год. Фото: Институт национальной памяти


В лагере Витольд работал в разных командах и пережил пневмонию. Ему удалось создать подпольный «Союз военных организаций», в задачи которого входили объединение различных движений сопротивления под единым командованием,  улучшение морального состояния заключенных, передача им новостей с воли, распределение дополнительного питания и одежды, создание разведывательных сетей и подготовка к отправке поездов с узниками в случае атаки лагеря частями Армии Крайовой или базировавшейся в Лондоне Польской парашютной бригадой.

В течение 1941 года «Союз» значительно разросся. Его члены, разбитые на глубоко законспирированные «пятерки», работали в администрации лагеря, на базах, в сжигавшей трупы команде. Организация поддерживала контакты с внешним миром. В частности, благодаря жителям близлежащих городков и деревень она получала медикаменты. Союз создал свой собственный подпольный суд, смертные приговоры которого исполнялись руками немцев: дела гитлеровских коллаборационистов заменялись делами тех, кого сами немцы приговорили к казни, или же в ход шли тифозные вши, использовавшиеся нацистами в своих «медицинских» экспериментах.

«Союз» постоянно вбирал в себя более мелкие группы Сопротивления. Осенью 1941 года переведенный во вновь созданный лагерь смерти Биркенау полковник Ян Карч сумел создать и там филиал «Союза». К весне 1942-го организация, насчитывавшая более тысячи членов как в самом Освенциме, так и в большинстве его отделений, объединяла мужчин и женщин, поляков, евреев, чехов… Заключенные сумели сконструировать радиоприемник и спрятать его в лагерной больнице.

Члены организации научились обманывать нацистских учетчиков, так что небольшому числу беглецов удалось остаться незамеченными. Проведя несколько недель в Аушвице, Пилецкий отправил начальству первый рапорт о реальном назначении лагерных помещений. Это были самые первые проверенные данные о Холокосте.

Уже с октября 1940 года «Союз» передавал в Варшаву руководству польского подполья бесценную информацию о лагере и происходившем в нем, а в марте 1941-го информация Пилецкого начала поступать к британскому правительству. Именно он первым сообщил об издевательствах эсэсовцев на плацах, от него на Западе узнали о газовых камерах… Эти сообщения были для западных союзников основным источником разведывательной информации об Освенциме. Пилецкий рассчитывал на высадку десанта союзников, выброску оружия либо атаку лагеря силами Армии Крайовой, однако к 1943 году он понял тщетность своих надежд.

Витольд Пилецкий, заключенный концлагеря Аушвиц № 4859. Фото: Институт национальной памяти

Тем временем гестапо удвоило усилия по выявлению в среде заключенных членов «Союза». В 1943 году нацисты арестовали и казнили нескольких ближайших соратников Пилецкого, и стало очевидным, что его ждет подобная участь. Более того, руководство Аушвица, осознав, что тайные организации сильнее, чем предполагалось, решило казнить или отправить в другие лагеря большинство «старых» заключенных, то есть тех, кто провел в лагере дольше двух лет. Пилецкий не раз оказывался в расстрельных списках, но лишь благодаря стараниям Союза военной организации его имя вычеркивали. Тем не менее было понятно, что дни Пилецкого в Аушвице сочтены, и Армия Крайова приказала ему бежать. По другим данным, Пилецкий принял решение о побеге самостоятельно, рассчитывая личным примером убедить руководителей польского Сопротивления в реальности побега из лагеря уничтожения.

Побег Пилецкого стал возможен благодаря тому, что "Союз Военной Организации "смог перевести его и двух его ближайших друзей на работу в пекарню на окраине лагеря. К тому же в начале 1943 года нацистская Германия подписала соглашение с Красным Крестом об отказе применять правило коллективной ответственности, так что гипотетическое бегство Пилецкого больше не угрожало жизни других заключенных. В разработке и осуществлении плана побега участвовали все члены СВО, и план невероятным образом увенчался успехом.

Когда его назначили на работу в ночную смену 26-27 апреля 1943-го в находившейся за оградой лагерной пекарне, Витольд вместе с двумя товарищами обезоружил охрану, перерезал телефонную линию и бежал, захватив при этом украденные у немцев документы. На случай неудачи у беглецов был заготовлен цианистый калий, поскольку они понимали, что немцы ни при каких обстоятельствах не должны выяснить источники их информации. После нескольких дней блуждания по окрестностям они с помощью местных жителей удалились от Освенцима и добрались до штаб-квартиры Армии Крайовой в Варшаве.

http://culture.pl/sites/default/files/images/imported/HISTORIA/PILECKI/full_pilecki_oboz__770.jpg
Сарай, где прятался Пилецкий сразу же после побега из Аушвица, 1943 год. Фото: Институт национальной памяти

Следующие месяцы он провел за составлением отчетов о ситуации в Аушвице, включавших детальную информацию о газовых камерах, смертности в лагере, а также о медицинских экспериментах, которые нацистские доктора проводили на заключенных. Отчет Пилецкого, также известный как «Отчет Витольда», а также два других свидетельства бывших заключенных составили так называемые «Освенцимские протоколы» – полные и абсолютно надежные сведения о крупнейшем в истории лагере смерти. Пилецкий в своем докладе указывал: «За первые три года в Освенциме были уничтожены два миллиона человек, в следующие два года – три миллиона».

После анализа ситуации, в частности, потере нескольких человек при попытках рекогносцировки в окрестностях Освенцима руководители Армии Крайовой пришли к убеждению, что у них в одиночку, без помощи союзников, не хватит сил освободить лагерь смерти. Версия отчета 1943 года была представлена командованию Британской армии, но британские военные решили, что авторы преувеличивают, и отказались помочь АКовцам освободить лагерь.

Архивные материалы заставляют вновь поднять вопрос о том, почему союзники, и, в частности, Уинстон Черчилль, так ничего и не сделали, чтобы остановить творимые там зверства. "Мы можем только предположить, что британцы думали, будто мы все преувеличиваем", - говорит польский историк Яцек Павлович. - Я уверен, что поляки поделились своей информацией с разведкой MI6 и высокими кругами британского правительства, которое, по каким-то причинам, хранило молчание".

Именно Пилецкий разработал для Армии Крайовой план освобождения лагеря, но после того, как его проинформировали о позициях нацистских войск вблизи лагеря и о нежелании союзников участвовать в операции, он смирился с отказом. Тем не менее лагерное движение сопротивления было готово начать восстание в случае, если нацисты решат ликвидировать лагерь или союзники передумают и попытаются атаковать.

Пилецкого глубоко потрясло увиденное в Аушвице. В одной из версий отчета он написал:

«Как современное человечество смеет утверждать, что обладает развитой культурой, что возвысилось над прошлым? Как мы смеем смотреть в глаза предшественникам и настаивать на своем превосходстве, если именно в наше время вооруженные силы уничтожают не просто вражеские армии, а целые нации, невинные и беззащитные, применяя последние достижения технологической революции? Прогресс цивилизации – да! Но прогресс культуры? – Смешно! Мы загнали себя в угол, дорогие мои, причем самым ужасным образом! У меня нет слов. Я хотел назвать это чудовищным, но нет! Мы в тысячу раз хуже чудовищ!»

В 1944 году началось Варшавское восстание, и, естественно, Пилецкий принял в нем участие. Ему как офицеру нельзя было сражаться в качестве рядового солдата, но он записался добровольцем, скрыв свое настоящее звание. Позже Пилецкий уже командовал отрядом в месте тяжелейших боев с превосходящими силами германсой армии, который получил название «Витольдов редут» или «Великий бастион Варшавы» - один из наиболее мощных повстанческих редутов, создавший серьезные проблемы для германских войск. Бастион продержался под непрерывными атаками пехоты и танков две недели. После подавления восстания, длившегося 63 дня, Пилецкий, подчиняясь приказам Армии Крайовой, сдался и был отправлен в лагерь в Ламбиновице (Польша), а затем Мурнау (Германия), успев перед этим припрятать кое-какое оружие.




Окончание войны он встретил в одном из немецких лагерей для военнопленных. После освобождения, в июле 1945 года, Витольд вступил во Второй корпус Польской армии, сформированный ранее в Палестине из созданной в СССР «армии Андерса», воевавший в составе Британской армии Монтгомери и уже успевший прославиться в боях с немцами за горный монастырь Монте-Кассино неподалеку от Рима весной 1944 года. По приказу генерала Андерса Пилецкий отправился в Польшу осенью 1945 года для сбора разведывательной информации о коммунистическом режиме и общей ситуации в стране для польского правительства в изгнании, которое он считал единственно законным.

Приехав, он начал создавать разведывательную сеть и одновременно работать над книгой об Освенциме. Он получал разведданные из Министерства общественной безопасности, Министерства общественной безопасности, Министерства национальной обороны и Министерства иностранных дел. Пилецкий начал собирать свидетельства зверств советских властей и преследования поляков, прежде всего, бойцов Армии Крайовой и Второго Польского корпуса, в частности, их уничтожения или заточения в ГУЛАГе. Но весной 1946 года польское эмигрантское правительство решило, что послевоенная политическая ситуация не оставляет надежд на освобождение родины, а потому приказало всем своим бойцам в Польше либо вернуться к мирной жизни, либо уйти на Запад. Пилецкий отказался эмигрировать, но и складывать оружие он не собирался. Он решил начать организацию партизанских отрядов на востоке Польши. Пилецкий игнорировал приказ генерала Владислава Андерса покинуть Польшу в связи с угрозой ареста. Он обдумывал возможность воспользоваться амнистией 1947 года, но в конце концов решил не выходить из подполья.

Арест, пытки, суд, казнь


8 мая 1947 Пилецкий был арестован органами безопасности коммунистических властей Польши. Вплоть до суда Пилецкий подвергался пыткам, но не только не выдал информацию, но и старался поддержать товарищей по заключению. По злой иронии судьбы во время допросов его пытал польский еврей-коммунист. Жене Пилецкого разрешили с ним встречу, в ходе которой он сказал, что Освенцим по сравнению с застенками КГБ был детской пьесой.

В начале марта 1948 года открылся показательный процесс, на котором обвинение не только предъявило немало фальсифицированных материалов, но и выставило своим свидетелем бывшего заключенного Освенцима и являвшегося вместе с Пилецким одним из инициаторов создания групп Сопротивления в лагере, а в будущем – председателя совета министров Польши Юзефа Циранкевича, который отказался подтвердить роль Пилецкого в организации подполья в лагере и поддержать ходатайство о его помиловании. Пилецкий был обвинен в шпионаже в пользу Запада и генерала Андерса, подготовке покушения на высокопоставленных чиновников Министерства безопасности и незаконном хранении огнестрельного оружия.




Пилецкий в застенках польских коммунистов

"С июля 1945-го по май 1947 года обвиняемый работал против польского государства, как оплачиваемый резидент иностранной разведки", гласит одно из обвинений. "Наихудшее преступление, совершенное против государства, заключается в том, что он действовал в интересах иностранного империализма, которому он полностью запродался во время длительного периода работы в качестве шпиона". Вывод очевиден: "пан Пилецкий предоставлял информацию о советском режиме, которая передавалась MI6". Пилецкий и его соратники отрицали обвинения в планировании покушения, а также сотрудничестве с иностранной разведкой, но признавали, что передавали информацию польскому правительству в изгнании.

Прокурором, представлявшим обвинение Пилецкого, был майор Чеслав Лапиньский, председателем судебной коллегии являлся подполковник Ян Хрыцковян (оба — бывшие офицеры Армии Крайовой), судьёй был капитан Юзеф Бодецкий. Состав судебной коллегии (один судья и один заседатель) не соответствовал законам того времени.

15 мая 1948 года вместе с тремя товарищами Пилецкого приговорили к смертной казни. Он был убит выстрелом в затылок.

Сразу же после оглашения приговора Пилецкий сказал:

«Итак, они никого не выпустили. Я не могу жить после того, что они сделали со мной. Аушвиц был всего лишь пустяком».

Вместе с ротмистром Пилецким были приговорены:

Мариа Шелонговская (польск.Maria Szelągowska) — смертная казнь (заменена на заключение),

Тадеуш Плужаньский (польск.Tadeusz Płużański) — дважды смертная казнь (заменена на заключение),

Рышард Ямонт-Кживицкий (польск.Ryszard Jamontt-Krzywicki) — 8 лет заключения,

— Максимилиан Кауцкий (Maksymilian Kaucki) — 12 лет заключения,

— Витольд Ружицкий (Witold Różycki) — 15 лет заключения,

— Макарий Серадзкий (Makary Sieradzki) — пожизненное заключение,

— Ежи Новаковский (Jerzy Nowakowski) — 5 лет заключения.

Пилецкого казнили всего через 15 дней после окончания суда (обычно это занимало гораздо больше времени), а его имя предали забвению. Любую информацию о нем и его семье не пропускала цензура, а отважившихся упомянуть его имя ждали большие проблемы. Витольд Пилецкий оставил жену, дочь и сына. До сих пор неизвестно место его захоронения, вероятно, останки были закопаны на свалке мусора около воинского кладбища Воинские Повонзки в Варшаве.

Витольд Пилецкий в суде, 1947 год. Фото: Институт национальной памяти

Посмертное признание

Витольд Пилецкий оставался одной из самых ненавистных для властей исторических фигур все долгие годы коммунистического правления. Только после крушения режима, 1 октября 1990 года Витольд Пилецкий был реабилитирован, а впоследствии и награжден посмертно высшими военными наградами независимой Польши. Память Пилецкого увековечена на могильном камне его вдовы Марии, похороненной в 2002 году на одном из самых известных в Варшаве Повязском кладбище.

Его сын, Анджей Пилецкий, которому было 16 лет, когда он узнал о казни отца, заявил: "Если бы молодежь узнала о его героических поступках, это было бы лучшим памятником моему отцу. В то время я был школьником, и для меня его казнь стала страшным потрясением, но теперь, после 60 лет ожидания, я рад, что справедливость восторжествовала".

Главный раввин Польши Михаэль Шудрич говорит, что Пилецкий был "примером необъяснимого добра в момент необъяснимого зла. Существует все возрастающее понимание того, что поляки помогали евреям во время Холокоста, и о том, что многие из них заплатили за это своей жизнью, как и Пилецкий. Мы должны чтить их примеры".

Британский историк профессор Майкл Фут в своей книге «Six Faces of Courage» отнёс Витольда Пилецкого к числу шести самых отважных героев Второй мировой войны. Фут считает, что жизнь и смерть господина Пилецкого ложится позором на британцев и их союзников, которые закрывали глаза на европейские амбиции Сталина и на ужасы Холокоста. "Предательство Польши министерством иностранных дел – это мрачнейшая глава в нашей истории, даже притом, что предательство это было стратегически оправданным", - говорит он.

Главная Военная Прокуратура в 1990 году инициировала пересмотр процесса группы Витольда Пилецкого. Первоначально, заявление предусматривало реабилитацию, однако Тадеуш Плужаньский добился аннулирования приговора. Объявление приговора недействительным наступило 1 октября 1990 года.

Посмертно Витольд Пилецкий был награждён Командорским крестом Ордена Возрождения Польши в 1995 году. В 2002 году против бывшего прокурора Чеслава Лапиньского, который обвинял ротмистра в его процессе, был внесён Институтом Национальной Памяти акт обвинения. Вынесение приговора не наступило из-за смерти обвинённого в 2004 году. 30 июля 2006 года президент Польши Лех Качиньский удостоил посмертно Витольда Пилецкого Ордена Белого орла.

7 мая 2008 года Сенат Польши принял постановление о восстановлении в коллективной памяти поляков героической личности ротмистра Витольда Пилецкого. Этим постановлением сенаторы почтили 60-ю годовщину смерти героя Второй мировой войны. После 1990 года множество лиц и учреждений приняло участие в почтении его памяти.

Пилецкому посвящена песня "Inmate 4859" в альбоме "Heroes" шведской хэви-пауэр-метал группы Sabaton.

В последние годы Пилецкому также посвятили песни как минимум шесть польских рэп-групп, некоторые из которых стали саундтреком к фильму "Пилецкий", снятый польским режиссером Мирославом Кшишковским в 2015 году:

В 2008 году польский Фонд «Paradis Judaeorum» (Fundacja Paradis Judaeorum) проводил общественную акцию «Напомним о ротмистре», целью которой было вернуть память о Витольде Пилецком. Организаторы кампании поставили задачи: распространять свидетельства Пилецкого, в первую очередь — т. н. «Рапорт Витольда» из концлагеря Освенцим, написанный им в 1945 году (полный текст по-английски); создать полнометражный фильм, рассказывающий о судьбе «добровольца в Освенцим»; установить 25 мая — день казни Витольда Пилецкого — в качестве памятного дня Европейского союза — Дня героев борьбы с тоталитаризмом. Акция была приурочена к 60-й годовщине смерти Витольда Пилецкого, а также к 65-й годовщине его побега из концлагеря Освенцим.

Именем Витольда Пилецкого была названа одна из варшавских улиц. В Варшаве и Вроцлаве ему были установлены памятники, а в Кракове - монумент.

Памятник Пилецкому в Варшаве

https://s.inyourpocket.com/gallery/109910.jpg

Монумент Пилецкому в Кракове

Источники:

http://culture.pl/ru/article/chelovek-kotoryy-dobrovolno-otpravilsya-v-aushvic

http://historic.ru/news/item/f00/s16/n0001609/

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B8%D0%BB%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%92%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B4

http://memoclub.ru/2012/09/vitold-piletskiy-dobrovolnyiy-uznik-osventsima/


PS. Не могу не отметить один важный и характерный момент, касающийся современного состояния российско-польских отношений. Нынешний политический режим в РФ, являющийся прямым наследником советского, продолжает использовать лживые мифы и клише советской пропаганды, изображающие Армию Крайову как шовинистическое и реакционное формирование.  Более того, совсем недавно в программе "Вести" на канале "Россия 1" вышел паскуднейший, позорнейший и омерзительный репортаж про АК, приуроченный к празднованию юбилея создания подпольной польской армии в 1942 году, который Польша отметила в январе текущего года. В этом сюжете АКовцев обвинили во всех смертных грехах, включая  сотрудничество с нацистами (!!!), массовые преступления по отношению к "невинным" польским коммунистам, сторонникам СССР и красноармейцам (которые в 1939 году оккупировали Польшу вместе с солдатами Вермахта), а нынешнее почитание "Армии Крайовой" назвали проявлением...русофобии!!!

Такой плевок в десятки тысяч польских геров, отдавших жизнь в борьбе с нацизмом, с которым они начали сражаться на два года раньше Красной Армии, и которых после оккупации Польши Советским Союзом пытали, гнобили и расстреливали в тюрьмах и концлагерях советские оккупанты и их польские пособники - является примером вопиющей подлости и гнусности, позорящей Россию. Особенно, если присовокупить к этому Катынский расстрел, пакт Молотова-Риббентропа и совместную оккупацию Польши Советским Союзом и нацисткой Германией, которые в течении двух лет были союзниками.

Напомню, что польское просоветское формирование - Армия Людова - было самым малочисленным из четырех крупнейших польских формирований, действовавших в годы Второй Мировой Войны (АК, Крестьянские Батальоны (левые националисты и умеренные социалисты), Национальные Вооруженные Силы Польши (радикальные националисты), АЛ) и имело наименьшее число сторонников, в то время как большинство поляков поддерживало именно АК. Коммунистическое "Народное Войско Польское" также не поддерживалось большей частью польского общества. 

Остается только обратиться к полякам, читающим этот текст, сказав, чтобы они не забывали о том, что в России живут не только зрители программы "Вести", имперские шовинисты и советские реваншисты, но и русские национал-демократы, антиимперские националисты и правые либералы, разделяющие тот же набор ценностей, которых придерживается нынешняя Польша, Чехия, Словакия, Венгрия и страны Балтии, и для которых Витольд Пилецкий и другие офицеры АК - настоящие герои, к которым мы испытываем глубокое уважение, а палачи и людоеды из ЧК-МГБ и НКВД - срам и позор нашей истории.

Также мы гордимся теми русскими белоэмигрантами и бывшими красноармейцами, которые воевали в рядах Армии Крайовой и участвовали в Варшавском восстании на стороне поляков.

Вечная память польскому герою Витольду Пилецкому и всем национальным героям Польши, отдавшим жизнь в борьбе с нацизмом и большевизмом.

https://pbs.twimg.com/media/C-qagyoXkAAtHNk.jpg

http://gallery.ykt.ru/galleries/old/komuza/408046.jpg


7917

Ещё от автора