История

Украинская Народная Самооборона (УНС) в Галиции. Часть первая

Украинская Народная Самооборона (УНС) в Галиции. Часть первая

29 ноября 1943 года состоялся один из самых известных и крупных боев украинских повстанцев с нацистами, в котором погибли смертью героев командир куреня (батальона) «Кривонос — 2» Антон Шкитак «Емельян», командир одной из его сотен (рот) «Быстрый» (его настоящее имя неизвестно) и почти весь штаб куреня.

Подобные исторические эпизоды с треском рвут устоявшиеся шаблоны и мифы советской и нынешней неосоветской пропаганды о «нацистских карателях из УПА», которые «служили немцам», опровергают ложь псевдодокументальных фильмов, на скорую руку состряпанных российскими центральными каналами и кремлевскими пропагандистами при участии придворных «историков», с использованием привычных клише и штампов. А поскольку советско-имперская мифология лучше всего опровергается конкретными историческими фактами, то я не могу упустить случая продемонстрировать ущербность вранья кремлевской пропагандистской машины на нескольких наглядных примерах противостояния бойцов УПА нацистским оккупантам, подтверждения которым имеются в опубликованных открытых источниках, обнародованных немецких документах и фотосвидетельствах эпохи. Заодно представился хороший повод рассказать об истоках и начальной фазе борьбы украинского национально-освободительного движения в Галиции, которое было организовано активистами ОУН-Б.

Предыстория

Украинская Повстанческая Армия, подчиненная военно-политическому руководству ОУН-Б, начала создаваться на Волыни осенью 1942 года, в начале февраля 1943-го она провела первые антинацистские акции по освобождению узников из немецких тюрем. В марте эти акции приняли масштабный и массовый характер и далее шли по нарастающей. УПА была поделена на четыре структурные единицы:

1) УПА-Север: самая крупная и наиболее активная (на 1943 год) структурная единица, охватывающая Волынь и Полесье;

2) УПА-Юг: значительно меньшая по численности и уступающая УПА-Север по уровню активности и общим масштабам деятельности структурная единица, охватывающая территории Каменец-Подольской, Житомирской, Винницкой и часть территории Черниговской и Киевской областей, на которых она не могла развернуться в полную мощь как УПА-Север на Волыни, из-за меньшей поддержки населения (которая, однако, была далеко не такой уж маленькой, как может показаться на первый взгляд), отсутствия столь же прочной и крепкой политической базы в виде разветвленной организационной сети ОУН-Б с большим количеством членов (ячейки ОУН-Б в этих областях были гораздо меньшими по численности, чем в западных областях Украины), которая была у бандеровцев в Галиции, на Волыни и Полесье;

3) УПА-Восток: самая маленькая структурная единица из четырех, охватывающая небольшую часть территории Житомирской, Киевской и Черниговской областей Украины.

4) УПА-Запад: вторая по численности (на 1943 год) после УПА-Север структурная единица, охватывающая украинские земли Галичины, Закарпатья, Буковины и Закерзонья. Примерно во второй половине 1944 года стала самой крупной структурной единицей УПА.

До июля 1943 года военно-политическое руководство ОУН-Б\УПА не торопилось начинать партизанскую борьбу в Галичине, подобную той, которую они начали на Волыни, Полесье и в части бывшей подсоветской Украины. Многочисленные активисты бандеровского подполья в Галиции ограничивались укреплением и расширением своей организационной сети, антинацистской и антисоветской пропагандой, различными пассивными формами сопротивления гитлеровскому режиму и сбором оружия. Подобная стратегия и тактика имела свои обьяснения. В отличии от большей части остальной украинской территории, входившей в Рейхскомиссариат «Украина» и включавшей почти всю подсоветскую Украину (кроме Одессы, которая находилась под румынской оккупацией), а также Волынь и Полесье, входившие до 1939 года в состав Польши, Галиция была отделена от остальной части Украины и стала отдельным дистриктом — оккупационным административно-территориальным образованием, включенным в состав Генерал-губернаторства, существовавшего с 1939 года на оккупированной Германией части территории Польши.

Оккупационный режим в Галиции был несколько более мягким по сравнению с режимом Эрика Коха в Рейхскомиссариате «Украина», вызвавшим повсеместную ненависть к нацистам даже у самых яростных противников советского строя, изначально ждавших немцев как «освободителей», поэтому бандеровцы решили до поры до времени не нарушать относительное спокойствие в этом регионе. Однако, ситуация кардинально изменилась в июле 1943 года, когда через территорию Галиции прошел рейд партизанского соединения Ковпака, насчитывающего более 2000 человек. Бандеровцы решили бороться с «красной угрозой» и не позволить ковпаковцам закрепиться в этом регионе, резонно опасаясь карательных акций большевиков против своих активистов и сторонников и принудительной мобилизации населения в «красные» отряды.

Одной из причин создания формирования было также усиление нацистского террора против мирного населения и украинского националистического подполья. В этом же месяце Центральный Провод ОУН-Б дал санкцию на создание в Галичине «Украинской Народной Самообороны» (УНС), по сути галицийского «филиала» УПА, организованного по инициативе тех же самыми людей, что и украинские повстанческие отряды на Волыни, но взявшим иное название для того, чтобы до поры до времени не привлекать излишнее внимание немцев и максимально задержать репрессивные акции с их стороны, пытаясь представить перед ними данное формирование как исключительно антисоветское, направленное против красных партизан. В реальности же, бандеровцы изначально планировали со временем влить УНС в УПА и при необходимости использовать ее и против немцев, как это в итоге и вышло.

Командир УНС Александр Луцкий «Андриенко»

Командир УНС Александр Луцкий «Андриенко»

13 Ноября 1946 года был казнен Александр Луцкий — выдающийся деятель украинского национально-освободительного движения, один из офицеров батальона «Нахтигаль», в 1943 году ставший первым командира УНС. О его биографии стоит рассказать подробнее.

Александр (Алексей) Луцкий Родился в селе Боднарев в крестьянской семье, несмотря на запись имени в метрике латыни как Александр, родные и знакомые называли Алешей (по паспорту сын — Богдан Алексеевич). Учился в Станиславской (Ивано-Франковской) гимназии. В 1930 году стал членом ОУН, возглавлял ее ячейку. После окончания гимназии в 1932 году служил в польской армии (1932-33). В 1933 году назначен организационным референтом Станиславской окружной референтуры ОУН. В период с сентября 1933-го — начало 1938-го находился в заключении за участие в ОУН. В августе — марте 1939-го — руководитель Станиславской окружной референтуры ОУН, был вторично арестован.

С началом Второй мировой войны в сентябре 1939-го нелегально работал под чужой фамилией в органах Советской власти в одном из исполкомов Станиславской области и даже был избран депутатом Народного Собрания Западной Украины. Подал заявление во Львовский университет, но под угрозой ареста в ноябре пересек советско-немецкую границу. Жил на территории Генеральной губернии. Учился в Кракове на курсах подготовки военных кадров ОУН, занимался организационной деятельностью ОУН, в марте 1940 года вернулся в Станиславскую область. В марте-ноябре 1940-го возглавлял Станиславский областной Провод ОУН, вел работу по созданию подпольной сети в регионе, в ноябре был вызван в Краков на конференцию. Участник 2-й конференции ОУН в Кракове (февраль 1940-го), при расколе организации на бандеровцев и мельниковцев поддержал фракцию С. Бандеры.

Один из организаторов батальона «Нахтигаль», руководитель мобилизационного отдела провода ОУН-Б. Участник 2-го Большого сбора ОУН-Б в Кракове (март 1941). Воевал в составе батальона «Нахтигаль», а с конца 1941-го и до начала 1943-го командовал взводом в 201-м шуцманшафт-батальоне в Беларуссии, в звании обер-лейтенента (подавляющее большинство солдат и офицеров «Нахтигаля» и созданного на базе его личного состава 201-го шуцбатальона были членами и сторонниками ОУН-Б).

В конце 1942 года вместе с другими бойцами и офицерами батальона отказывается продлять контракт с немцами в знак протеста против их оккупационной политики в Украине и уходит в подполье. Заместитель военного референта Провода ОУН-Б. По его инициативе и по приказу Главного военного штаба УПА от 15 июля 1943 года велось создание УНС в Галиции, а сам он стал ее командиром. УНС на август 1943-го насчитывала примерно 2 тысячи бойцов и вела бои с советскими партизанами С. Ковпака, немцами и отрядами Армии Крайовой. В декабре 1943-го на ее базе была сформирована группа УПА-Запад, которой А. Луцкий командовал от декабря 1943-го до 26 января 1944 года, пока его не сменил на этом посту майор, а впоследствии полковник УПА Василий Сидор-Шелест. С октября 1943-го до марта 1944 года А. Луцкий — член Провода ОУН-Б.

В мае 1944 года он был арестован гестапо и до июня содержался под арестом. Подвергался пыткам. В июне освобожден. По словам самого Луцкого, он был выпущен благодаря вмешательству и заступничеству Ивана Голуба — ветерана УНР и сотрудника Абвера (по некоторым данным — члена ОУН А. Мельника), который разочаровался в немцах и искал возможности перейти на сторону УПА, желая своим поступком оказать бандеровцам ценную услугу (вскоре он был убит при загадочных и до сих пор невыясненных обстоятельствах: по одной версии — Гестапо, по другой — красными партизанами, по третьей — Службой Безопасности ОУН-Б\УПА). В течение августа-сентября 1944-го А. Луцкий командует специальной группой УПА-Запад-Карпаты. После, из-за противоречий с Главкомом УПА Романом Шухевичем, отстранен от официальных командных должностей в УПА и ОУН-Б, работал переводчиком военной референтуры ОУН-Б. С октября по декабрь 1944-го находился под следствием Службы безопасности ОУН-Б за несанкционированное Проводом ведение переговоров с немцами.

29 января 1945-го в селе Бабий Средний захвачен при участии предателя Чижевского сотрудниками НКВД УССР вместе с женой — подпольщицей ОУН-Б Юлией Луцкой (10 августа 1946-го приговорена к 10 годам лишения свободы). На допросах после полугода пыток и очной ставки с Чижевским подробно рассказал об истории создания УНС. Приговором Военного трибунала войск МВД Украинского округа от 10 августа 1946 года, А. Луцкий был приговорен к высшей мере наказания. Казнен в Киеве 13 ноября 1946 года.

После обретения Украиной независимости дело Луцкого просматривали посткоммунистические органы прокуратуры и суда, но в реабилитации ему отказали. Односельчане поставили в центре Боднарева памятник Александру Луцкому и его соратнику-сверстнику Михаилу Дьяченко. Во Львове его именем названа улица (соединяет улицы Шевченко и Бортнянского).

Создание УНС

Уникальную информацию об истории создания и боевом пути УНС\УПА-Запад на ее начальном этапе можно почерпнуть из опубликованных протоколов допроса Луцкого в НКВД. Предоставим ему слово:

По возвращении с Волыни, я предложил Шухевичу начать создание УПА в Карпатах, где горная и лесистая местность благоприятствовали этому. Шухевич, однако, из каких-то соображений, мне заявил, что пока еще не настало время. *Когда же через несколько дней в Главный «Провод» поступили сведения о появлении на территории Западной Украины отрядов советских партизан под руководством Ковпака, Шухевич и поручил мне для борьбы с этими отрядами создать на территории Галиции и, главным образом, в Карпатах, так называемую «УНС».
От «Роберта», «Шпака» и «Несторв» я узнал, что Станиславский (Ивано-Франковской), Стрийский и Тернопольский областные «Провода» ОУН-Б для создания УНС не подготовлены — ни в хозяйственном, ни в организационном отношении.
Партизанские отряды Ковпака в это время быстро продвигались в Карпаты, вели успешные бои с немцами, а задача УНС заключалась в том, чтобы не допустить советских партизан в Карпаты, что было невозможно.
«Роберту», «Шпаку» и «Нестору» я дал контрольные цифры — до конца июля провести мобилизацию членов ОУН-Б, способных служить в УНС.
«Роберту» я дал задание создать на территории Станиславской области два куреня в количестве от 800 до 1000 чел.
«Шпаку» на территории Стрийской области создать один курень численностью до 600 чел.
«Нестору» на территории Тернопольской области создать один курень численностью, примерно, в 400 человек.
Областные «Проводы» ОУН должны были всех мобилизованных обеспечить достаточным количеством одежды, питанием, передать им имеющееся вооружение и направить их в заранее обозначенные мною места формирования УНС в Карпатских горах. Формирование УНС в Карпатах мною было закончено, примерно, к 15 августа 1943 года.
Прибывшие в Карпаты для службы в УНС были не способны бороться с советскими партизанами из-за отсутствия достаточного вооружения и слабой подготовки в военном отношении. Поэтому, в первую очередь, мне пришлось заняться их обучением.
К середине августа 1943 года в отрядах УНС насчитывалось примерно до 2000 человек. Всего мною было сформировано 5 куреней УНС.

15 Июля 1943 года был создан штаб УНС, командантом которого стал Луцкий. Первым куренем УНС, который сначала был учебным, а затем стал полноценной боевой единицей и вступил в вооруженные схватки с немцами и большевиками был курень «Черные черти», который в конце июля насчитывал около 180 новобранцев, а к декабрю достиг численности в 400-450 человек. Он дислоцировался в районе села Микуличи и Березин Яремчанского района Станиславской области. Его командиром был Илья Рачок «Липей», которого позже сменил Иван Бутковский «Гуцул».

Второй боевой единицей УНС стал курень «Тигры», в октябре 1943 года сменивший название на «Гайдамаки». К декабрю он насчитывал 350–400 человек и дислоцировался в лесах Долинского района Станиславской области. Его командиром стал Степан Фрасуляк «Хмель».

Третий курень назывался «Кривонос» и насчитывал около 300-400 бойцов, он дислоцировался на горе «Магура» на Стрийщине Дрогобычской области (в 1959 году Дрогобычская область стала частью Львовской, а Дрогобыч превратился из областного центра в районный). Его командиром был Емельян Полевой «Остап».

Емельян Полевой «Остап»

Четвертый курень назывался «Кривонос — 2» и насчитывал около 400 человек, он размещался в районе села Воскресное Старо-Самборского района Дрогобычской области. Его командиром был бывший офицер «Нахтигаля» Антон Шкитак «Емельян».

Пятый курень назывался «Кривонос — 3» и располагался возле города Сянки и реки Сян. Его командир остался неидентифицирован. По одной из версий, создание этого куреня только намечалось, но так и не было осуществлено на практике. Вопрос о его действительном существовании остается открытым.

К декабрю 1943-го года количество бойцов УНС выросло до 5-6 тысяч. 20 января 1944 года УНС вливается в УПА и становится одной из ее структурных единиц под названием УПА-Запад. Необходимо отметить, что после вливания УНС в УПА некоторые курени меняли свое название, проходили через целый ряд переформирований и реорганизаций, когда на основе крупной сотни одного куреня, предварительно отделенной от него, формировался новый курень, который мог носить название этой сотни (свое имя имели не только курени, но и сотни).

В целом население с энтузиазмом восприняло весть о создании первых бандеровских куреней в Галиции. При этом резко против создания УНС выступило руководство ОУН А. Мельника, призывая «не допустить волынизации Галичины», подразумевая под этим неизбежное усиление нацистского террора против мирного населения. Руководство ОУН-М поддерживало создание и деятельность дивизии СС «Галичина», надеясь, что проигрывающие войну немцы рано или поздно образумяться и позволят создать на ее базе полноценнную украинскую армию. Эту позицию, к слову, совершенно не разделяли многие молодые мельниковцы, действовавшие на территории Рейхскомиссариата «Украина» и создавшие собственные партизанские отряды, воевавшие против нацистов и красных партизан зимой-летом 1943 года, которые в июле-августе были разоружены многократно превосходящими их по численности бандеровцами и частично влиты в УПА.

Курень «Черные черти»

Еще не завершив программу подготовки, бойцы УНС вступили в первые схватки с красными партизанами на территории Томатчины. 8 августа 1943 года три четы (взвода) в составе 39 стрелков (чотовые — «Муха», «Богун», «Скуба») во главе с сотником «Липеем» из куреня «Черные черти» провели трехчасовой бой с рейдовой группой советских партизан, насчитывающей около 100 человек, в лесу возле села Жабье. По данным бандеровцев красные потеряли около 30 человек (справедливости ради, заметим, что ОУНовцы часто завышали потери противника в своих отчетах, порой довольно существенно). Данный курень провел еще несколько боев с красными партизанами в августе, но серьезных результатов это не принесло.

УНС, по словам одного из ее организаторов и второго командира «Черных чертей» Ивана Бутковского «Гуцула», не имела достаточных сил и опыта для того, чтобы «проводить фронтальные бои» с ковпаковцами. Эту оценку подтверждает и Луцкий, рассказавший на допросе в НКВД, что «фактически отряды УНС свое задание по ликвидации советских партизанских отрядов Ковпака не выполнили. После нескольких вооруженных столкновений куреня „Черные черти“ с отдельными отрядами Ковпака в Прикарпатье, которые особых положительных результатов не дали, командный состав УНС, ссылаясь на слабую военную подготовку личного состава, в дальнейшем избегал встреч с отрядами Ковпака.»

Во второй половине августа ковпаковцы были разбиты немцами и венграми под Делятиным, но значительной их части удалось выйти из окружения небольшими группами и пройти вглубь Карпат. Откровенно враждебная среда и полное отсутствие даже минимальной поддержки со стороны местного населения вынудило их уйти с территории Галиции в советский тыл. До поздней осени на Коломыйщине и в Черном лесу украинские повставнцы ликвидировали небольшие группы красных партизан, отставшие от своих частей. Были случаи перехода некоторых партизанских групп на сторону УНС. Среди них были принудительно мобилизованные жители Западной Украины, но встречались и антисоветски настроенные жители Надднепрянщины.

18 августа 1943 года бандеровцы провели первую вооруженную антинацистскую акцию в Прикарпатье. Сотня УНС уничтожила лагерь принудительного труда и освободила несколько сотен украинских рабочих каменоломни, расстреляв немецкую охрану, издевавшуюся над заключенными. Также УНС провела антинемецкие акции в районе сел Суходол и Липовица Долинского уезда.

После того, как немцы выдавили ковпаковцев из Карпат, они взялись за ликвидацию УНС, выяснив, что ею руководят бандеровцы. Первая акция гитлеровцев против УНС состоялась в конце июля, в районе города Турка. Немецкая полиция напала на лагерь УНС, 10 стрелков погибли в бою и двое попали в плен.

В середине августа немцы узнали через своих информаторов о пребывании в селе Кеданичи неподалеку от Коломыи учебного лагеря УНС «Черные черти» (который впоследствии стал боевым куренем). Масштабная карательная экспедиция окружила лагерь. После двухчасового боя, немцы, потеряв убитыми семерых солдат, сумели вытеснить курень из лагеря в горы. Карателям досталось все оборудование, пищевые запасы, тяжелое вооружение, часть архивов. Приведу подробное описание этого боя из мемуаров бойца куреня Василия Паливоды, которому на тот момент было всего 18 лет (в 1944 году он попал в засаду НКВД, был арестован, прошел пытки, не выдав ни одного своего соратника и отсидел 10 лет в концлагерях "усиленного режима".в Сибири и Казахстане, оставив после себя интересные и яркие мемуары):

Некоторые из нас уже заснули, а некоторые еще выкручивали одежду, когда вдруг прибежал дежурный со станичным и крикнули: «Тревога, в деревню на машинах едут немцы!». Мы в считанные секунды схватили оружие и одежду и по приказу начали отступать к лесу. Моя чета квартировала на самом краю села, и нас в первую очередь подняли по тревоге, поэтому мы быстро добежали до леса, а машины с немцами тем временем уже заехали в село. Мы на ходу надевали на себя мокрую одежду, подпоясывались, готовили оружие, а добежав до леса, который был на пригорке, начали занимать позиции, маскироваться и готовились дать врагам отпор. Нам видно было и немцев, которые слезали с машин, и наших стрелков, которых подняли по тревоге позже, и они были — кто на полпути в лес, а кто еще только выбегал из деревни. Немцы быстро сориентировались в ситуации, установили пулемет и начали стрелять в наших, бежавших в лес, которые были как на ладони, так как в лес шла почти сплошная равнина. Наши бойцы залегли, прячась за границы и борозды, полные воды после дождя, но тут было не до того — вражеские пули заставляли их пригибаться к земле, иначе ждала смерть. Немцы, а было их очень много, не давали возможности нашим добраться до леса, открыли шквальный огонь, чтобы их уничтожить — на поле, на равнине это был только вопрос времени. Мы, все те, кто успел добраться до леса, по команде четового (взводного) «Благого» заняли выгодные позиции — кто за деревом, кто за пнями, кто в ложбине, по кочками — все хорошо прикрылись и ждали команды. Недалеко за большим дубом занял позицию пулеметчик «Горошек».
Прозвучала команда четового: «Стрелять только по цели, не тратить патронов. Огонь!». И тут грянул повстанческий залп из всех видов имеющегося оружия. Затарахтели пулеметы и, короткими и длинными очередями, отдельные выстрелы. Немцы этого не ожидали и перенесли свой огонь на лес, этим воспользовались наши, которые были на полпути, и смогли скрыться в лесу. Бой разгорелся, мы были на выгодных позициях, замаскированные и защищенные от немецких пуль, потому что они стреляли скорее наугад, а мы могли вести прицельную стрельбу. Наши пулеметчики длинными очередями заставили немцев развернуть машины, но они успели на краю села зажечь две сарая, где наши стрелки квартировали и где недалеко стояли наши подводы с боеприпасами. Мы увидели, что они поспешили, и четовой приказал стрелять только по скоплениям врагов. Немцы под нашим прицельным огнем начали понемногу отступать со своих позиций. Мы все время поливали их огнем из всего имеющегося у нас оружия, не давая им возможности занять выгодных позиций, а они, очевидно, не ожидали такого отпора. К тому же, наше преимущество было в том, что мы были на замаскированном месте и нас не поражали их пули.
Долго они крутились туда-сюда, очевидно, подбирая своих убитых и раненых, а мы, ободренные тем, что они стреляли наугад, продолжали вести прицельный огонь из всего нашего оружия. Мы заставили их отступить, сначала их машины отъехали на солидное расстояние, что-то начало гореть, а потом они перебежками под нашими пулями начали бежать к машинам, на ходу заскакивали в кузова и уехали, отстреливаясь. Как стало нам гораздо позже известно, о нашем пребывании в селе немцам доложил немецкий прислужник староста-предатель, полуполяк-полунемец, «фольксдойч», как их называли, — немцы использовали их на государственных должностях, как своих доверенных, и они люто ненавидели наш народ.
После боя мы отступили в глубь леса, проклиная фашистов. Голодные, мокрые, разъяренные, возбужденные боем, но самое главное — мы прошли боевое крещение, мы не испугались врага, над нашими головами мы слышали посвистывания смертоносных вражеских пуль. Мы прошли первую фазу боевой закалки, мы убедились, что не так уж страшен черт, как его малюют. Немцев было гораздо больше, лучше вооруженных более новым оружием, лучше вышколенных, но они были вынуждены отступить, не смогли устоять перед нашим смертоносным огнем.

Василь Паливода с женой Христиной

Вскоре после вышеописанного боя гитлеровцы получили информацию о том, что в селе Межгорицы (Ивано-Франковская область) находится группа бойцов УНС. Началась облава. После кратковременного окружения повстанцы совершили прорыв. 20 человек вырвались, а 10 погибли. Эти немецкие акции против УНС привели к масштабному развертыванию антинацистской борьбы в Галиции.

Уже в начале сентября УНС вступила в масштабные бои с нацистами. 1 сентября все тот же курень «Черные черти» имел стычку с немцами в горах, в которой потерял трех человек убитыми. 3 сентября националистам удалось заманить немцев в свою засаду. Немецкой комендатуре в городе Долина была предоставлена фальшивая информация о месте дислокации учебного лагеря неподалеку от указанного города. Немецкий карательный батальон, который отправился на указанное место, никого не обнаружил. Возвращаясь в Долину по узкоколейке, немцы были внезапно атакованы из засады и расстреляны из окружающих гор. Батальон потерял почти 200 человек убитыми. Это был самый успешный бой УНС с гитлеровцами за все время его существования к тому моменту.

В конце сентября чета под командованием «Скубы» на дороге Космач-Коломыя организовала еще одну засаду, в которую попали четыре грузовика с немцами. В перекрестным огне гитлеровцы, по украинским данным (возможно завышенным), потеряли около 70 человек убитыми.

В течение последних трех месяцев 1943 года УНС не вела активных наступательных боевых действий из-за введения в Галичине 2 октября 1943 года системы расстрела десяти заложников за убийство одного немецкого солдата или представителя оккупационной власти. Действия УНС в этот период сводились к оборонительным боям против подразделений немецкой полиции и СС.

Активность немецкой разведки и концентрация войск Вермахта на Подкарпатье свидетельствовали, что немцы готовят масштабные антиповстанческие операции в горной местности. 27 ноября нацистские каратели атаковали Черный лес, в котором располагались значительные силы УНС. Повстанцы хорошо подготовились к атаке и дали серьезный отпор, проведя ряд успешных контратак. В этих боях по украинским данным погибло около 60 немецких солдат, в то время, как по этим же данным, УНС потеряла всего четверых бойцов, что, опять же, представляется некоторым преувеличением потерь врага при одновременном преуменьшении собственных. Тем не менее в этих боях курени УНС сумели захватить радиосвязь, много оружия и амуниции.

Курень «Кривонос — 2». Бой в селе Воскресное и публичная казнь украинских героев

Одним из наиболее драматичных, крупных и тяжелых боев для УНС, в котором они понесли серьезные потери, был бой в селе Воскресная Старосамборского района. В этом районе оперировал курень УНС «Кривонос — 2», названный так в честь одного из ближайших соратников Богдана Хмельницкиого Максима Кривоноса. 2 октября 1943 года немцы провозгласили в Галичине «чрезвычайное положение» и ввели так называемые "суды безопасности«.О намерениях нацистов начать широкомасштабные акции против УНС сообщала в начале осени разведка ОУН-Б. В частности, об этом в частной беседе высказывался шеф Дрогобычского гестапо. К горам постепенно подтягивались войска. В Самборе, например, численность немецкой полиции выросла за октябрь-ноябрь до 400 человек, что рассматривалось ОУН-Б как подготовка к ликвидации УНС.

29 ноября 1943 года вечером дрогобычское гестапо и шуцполиция выехали в район села Воскресная на Старосамборщине для ликвидации куреня УНС. Силы немцев насчитывали примерно полторы-две тысячи солдат (в частности, поляков-фольксдойче и азиатов из национальных отделов немецкой армии), которыми руководил, по сообщениям подпольных отчетов ОУН-Б, майор шуцполиции. Только со стороны Спрыни войско подъехали на 52 автомашинах. Командование УНС подозревало о том, что немцы знают местонахождение куреня, а потому дало приказ перенести лагерь. Был подготовлен новый постой, часть стрельцов перед осадой вышла на место заканчивать его обустройство. Имущество лагеря было уложено на фуры и приготовленное к отъезду. В лагере осталось 85 стрелков, преимущественно физически слабых, один старшина, двое подстаршин и командир куреня «Емельян».

Окружив лагерь УНС со всех сторон, утром следующего дня в 6:00, немцы начали наступление. Сначала они выслали вперед шуцполицаев (фольксдойче), которые шли в бой без особого желания. Бойцы УНС их преимущественно пропускали и разоружали. Генеральное наступление началось в 13:00. Первая волна захлебнулась от огня пулеметов и легких пушек самообороны. Затем разгорелся ожесточенный бой, который длился более четырех часов. Особенно отважными действиями отметился тогда стрелок «Карий», погибший в ходе боя.

Всего в бою погибли 26 воинов самообороны, в том числе почти весь штаб, среди них — командир куреня «Емельян» и сотенный «Быстрый». Еще 12 стрельцов были ранены. Интересно отметить, что куренной Емельян был сослуживцем Шухевича и Луцкого по батальону «Нахтигаль» и 201-му шуцманшафт-батальону, воевавшему до конца 1942 года против красных партизан в Белоруссии. Весьма символично, что офицер батальона, история которого стала предметом горячих дискуссий историков и одним из поводов для обвинений украинских формирований в военных преступлениях и коллаборации с нацистами, погиб в бою с войсками Гестапо.

Со стороны облавникив погибло, по некоторым сведениям, около 90 солдат. Украинские историки Иван Бутковский и Владимир Косик называют цифру потерь в бою в Воскресном со стороны немцев — 169 убитых, со стороны УНС — 34 воина, но эти данные представляются завышенными. Данные потерь украинской стороны также могут быть сильно искажены и занижены, учитывая то, что вряд ли проигравшая сторона могла понести меньшие потери, чем победившая. К тому же, выше уже упоминалось о тенденции бандеровцев к занижению своих потерь в отчетах и завышению потерь противника. Несколько более реалистичными представляются данные немецкой стороны, сообщабщие о гибели одного гестаповца — обер-шарфюрера СС Лауфманна, трех шуцполицаев и получении тяжелых ранений еще 18 «шуцманов». Поскольку немецкие данные о своих потерях также могут быть занижены, истина вполне может лежать где-то посередине.

17 погибших повстанцев похоронили в общей могиле, сделанной местными крестьянами, с высоким березовым крестом (возможно, что остальных павших по ряду причин не нашли или не смогли забрать с поля боя). Более, чем через полгода, летом 1944-го, жители Воскресного разместили у себя областной Провод ОУН-Б, там проходила подготовка референтуры пропаганды, а рядом, на склоне горы Видилок — прошел Первый Большой Сбор Украинского Главного Освободительного Совета (УГВР). Кстати, в составе отделов УПА, охранявших этот Сбор, были участники боя в Воскресной.

После боя немцы арестовали семерых крестьян, помогавших повстанцам из Спрыни и близлежащих сел: Гавриила Жентичку. Михаила Петрова, Степана Копача. Грица Макара, Василия Цимбаляка, Осипа Фимьяка и Дмитрия Брика; и взяли в плен трех повстанцев, двух из которых, по одним данным пленили еще перед боем, по другим — во время боя: Ивана Хомьяка «Лиса» — командира уездного вооруженного отряды ОУН-Б, присоединившегося к куреню «Кривонос — 2» и захваченому в бою, Василия Якимива и Михаила Дмитришина — стрельцов УНС из куреня «Емельяна», плененным или до или во время боя. Пленные были доставлены в Дрогобыч и 2 декабря публично повешены на Рынке. Сохранились немецкие документы с указанием причин приговора украинцев к высшей мере наказания и фотографии с места казни героев, которые я хотел бы предоставить вниманию читателей. Оценить осанку, взгляд и внешнее спокойствие этих людей, не уронивших человеческого и национального достоинства перед лицом неминуемой смерти каждый может самостоятельно.

Обьявление немецких оккупационных властей о вынесенном смертном приговоре для десятерых украинских националистов от 2.12.1943

Десять украинских националистов, осужденных нацистами на казнь. 5-й слева — связной УНС Гриц Макар, 7-й и 8-й — повстанцы из куреня «Кривонос — 2»: Василь Якимов и Михайло Дмитришин, 10-й — командир местной боевки ОУН-Б, присоединившийся к куреню Иван Хомяк «Лис»

Братская могила воинов УПА, которые погибли, в частности, в бою з немцами 29-30 ноября 1943 года. Гора Видилок возле села Воскресного Старосамборского р-на Львовской области

Надпись на памятнике: «Борцам за свободу Украины, погибшим в боях с немецкими войсками»

По улицам Дрогобыча ведут на казнь пленных бойцов и сторонников УНС\УПА

Перед казнью

Первый справа (без усов) — Иван Хомяк «Лис», командир уездного вооруженного отряда ОУН-Б

5 359
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Путешествия
Репортажи из «бандеровщины»

Репортажи из «бандеровщины»

Этим летом мы с сыном поехали в «оккупированную Госдепом и еврогеями», разрушенную «бандеровскими карателями» Украину. По крайней мере, именно так показывают её российскому обывателю. Год назад я хотела, наконец, съездить с ним в Крым, но пришлось посетить несколько другие края — Стрыйский район Львовской области.

Елена Ярова
История
Петр Хамчук «Быстрый» и курень «Серые волки»

Петр Хамчук «Быстрый» и курень «Серые волки»

В январе 2017 года украинские патриоты отметили годовщину гибели одного из самых выдающихся, талантливых, отважных и героических командиров УПА Петра Хамчука, носившего псевдоним «Быстрый», который полностью соответствовал личным качествам его обладателя. Пользуясь случаем, я бы хотел познакомить русскоязычную аудиторию с историей боевого пути этого легендарного офицера и его соратников из куреня «Серые волки», на счету которого огромное количество подвигов и убитых советских и немецких оккупантов.

Роман Вольнодумов
Политика
Разъединение Украины с Россией

Разъединение Украины с Россией

На мой взгляд, всю суть происходящей сейчас Украинской Еврореволюции можно выразить очень емко: развод с Россией. Именно в этом смысл сноса памятника Ленину в Киеве. Данное прямое действие — знаковое, ритуальное, несущее в себе четкое политическое и культурно-историческое послание.

Алексей Широпаев