Политика

Разъединение Украины с Россией

Разъединение Украины с Россией
В Украине крушат памятники коммунистическим преступникам.

На мой взгляд, всю суть происходящей сейчас Украинской Еврореволюции можно выразить очень емко: развод с Россией. Именно в этом смысл сноса памятника Ленину в Киеве. Данное прямое действие — знаковое, ритуальное, несущее в себе четкое политическое и культурно-историческое послание. Многим вспомнился снос «железного Феликса» в Москве в августе 91-го, и такие ассоциации вполне уместны. А я, кроме того, сразу же сопоставил киевский снос с ожесточенной борьбой, кипевшей вокруг «бронзового солдата» в Таллинне. Дело в том, что памятники Ленину и памятники «ВОВ», рассыпанные по постсоветскому пространству — это объекты, символизирующие имперское присутствие Москвы. В представлении Кремля, они связывают постсоветское пространство в некое единое культурно-историческое (пусть пока и не политическое) целое, позволяющее Путину говорить о некой «нашей общей истории» и строить планы неоимперского реванша — будь то Евразийский Союз или пресловутый «русский мир», к которому в первую очередь причисляется Украина.

Киевский снос памятника Ленину наглядно показал, что Евромайдан — это, прежде всего, продолжение распада СССР. Весьма символично, что снесенный памятник был воздвигнут в 1946 году, в разгар борьбы Москвы против Украинской повстанческой армии (УПА). Этот памятник стал тогда наглым знаком московского присутствия, символом послевоенного силового возвращения Украины в состав советской империи. Памятник декларировал Украину как колонию. Потому он и стал объектом атаки смелых активистов из партии «Свобода». Цель выбрана весьма точно.

Но революционный процесс, происходящий в Украине — это не только продолжение распада Советского Союза. Это, повторяю, исторический развод с Россией, радикальное цивилизационное размежевание. Его последствия будут весьма глубокими. Утратив контроль над Украиной, Россия окончательно превратится в евразийский медвежий угол, ориентированный на восток, на интеграцию, прежде всего, со странами Средней Азии. «Ордынская» природа России проявится еще более полно, неприглядно и зловеще. Украина же, напротив, активно выявляет свою европейскую сущность, исправляя ошибку, сделанную на Переяславской раде. Евромайдан — это, по существу, анти-переяславская рада. Именно таково главное смысловое значение Евромайдана.

Не только Украина — и Польша, поддерживая Евромайдан (и, в частности, снос памятника Ленину), стремится исправить свою историческую ошибку. Ведь именно неумная польская политика подтолкнула когда-то козаков к Переяславской раде. Кстати: московские политики и идеологи любят рассуждать о близости (якобы аж до степени слияния) русских и украинцев. Главный аргумент в таких рассуждениях — православие. Но если уж и говорить о близости украинцев к кому-либо, то, прежде всего, надо назвать поляков, несмотря на вероисповедные различия. Достаточно посмотреть фильм Анджея Вайды «Свадьба», чтобы воочию увидеть это родство культуры, быта и психотипа. А вспомним-ка яркий эпизод из киноэпопеи Ежи Гофмана «Огнем и мечом» (по роману Г. Сенкевича): старая знатная полячка обращается к козаку Богуну (в исполнении красавца Домогарова): «Спой, сынку, про козачью славу!». Козаки нередко входили в шляхту, а поляки-шляхтичи, даже католики, бывало, становились козаками. То есть при всех сложностях отношений с поляками козачество было составной частью общего «козацко-польского» (по выражению Костомарова) строя жизни. Кстати, лихой сподвижник Хмельницкого полковник Иван Богун, как и полковники Иван Сирко и Грицько Гуляницкий (впоследствии геройски оборонявший от московитов Конотоп), был против сближения с Москвой и присягать царю на Переяславской раде не стал...

Если Украина пойдет в ЕС, то она неизбежно сблизится в первую очередь с Польшей и Прибалтикой. А значит, возникнет некая межгосударственная общность, содружество, которое на новом историческом уровне станет неким, условно говоря, продолжением Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой. Это будет тот самый европейский буфер, отделяющий Запад от России. Для России такая ситуация означает, что, как и во времена Бориса Годунова, Европа станет начинаться за Смоленском. Каким образом это обстоятельство отразится на самосознании и менталитете русского общества? Согласятся ли русские и далее идти «особым», евразийским, «ордынским» путем или, по примеру украинцев, изберут путь евроинтеграции? Сохранится ли путинская (и вообще — историческая российская) политическая система с ее традиционной установкой на авторитаризм, имперство и антизападный изоляционизм? Ясно одно: победа украинской революции внесет новую, мощную динамику перемен в постсоветское пространство.

Эта динамика неизбежно затронет и русскоязычную Украину, украинских русских. По большому счету у них есть только два пути: ассимиляция или трансформация в некий украинский русский субэтнос, считающий Украину своей родиной, своим государством и принимающий основные украинские культурно-исторические смыслы и ценности. Самый плохой вариант — если восточная Украина и Крым будут и далее упорствовать в своем стремлении остаться эдакой русскоязычно-советской мутью, в которой Путину удобно ловить рыбку имперской политики. Но, похоже, ситуация уже далеко не столь беспросветна. Выступления в поддержку Евромайдана состоялись и в русскоязычных регионах. На митинги в поддержку Януковича затаскивают силой, по разнарядке. Поэтому любопытно представить возможное будущее украинских русских в случае победы курса на евроинтеграцию Украины.

Они окажутся в Европе, а значит, неизбежно начнется трансформация системы их ценностей, «перезагрузка» смысловых «кодов» — особенно среди молодежи, которой легче проститься с имперскими пережитками и остаточным советизмом. Таким образом, украинские русские создадут своего рода прецедент освобождения русского сознания от традиционных мифов, перехода его в некое совершенно новое качество. Этим новым сознанием будет невозможно манипулировать из Москвы (допустим, что к тому времени российская политическая система сохранится). Это весьма опасно для Кремля, поскольку может стать заразительным примером, источником соблазна для русских в самой России. Если же рассыплется традиционное русское массовое сознание — рассыплется и политическая система с центром в Москве.

Именно поэтому национал-патриот Егор Холмогоров так встревожен возможностью европейского будущего для населения восточной Украины и Крыма. Российским политикам и их идеологам потребны ПРЕЖНИЕ (т.е. нынешние) русские, чья ментальность по большей части слеплена из триады «православие, самодержавие, народность» и брежневского слогана «Моя родина — СССР». Соседство с европейской Украиной разрушит эту ментальность, уже и без того давшую множество трещин. Такое соседство станет для Кремля более опасным, чем соседство ГДР с ФРГ и Северной Кореи — с Южной, ибо Россия при всем желании не сможет отгородиться от Украины железным занавесом. Наглядная картинка, что русские могут быть ИНЫМИ и жить ИНАЧЕ, будет слишком рядом, буквально перед носом Центральной России и Москвы.

Это — перспектива. Но уже прямо сейчас победа Евромайдана отхватит огромный кусок от власти Путина. Украина, отстоявшая свой европейский выбор, станет своего рода постоянным и мощным источником тепла рядом с имперской ледяной глыбой, и без того уже ущербной, «поплывшей». Поэтому сегодня, когда представители передовой русской общественности, в том числе и московской, обращаются к украинцам со словами «За вашу и нашу свободу!» — это имеет самый живой и конкретный смысл. Здесь, в России, мы его сознаем очень остро. Украинцы сделали мощную заявку не только на СВОЮ новую историю, но и на НАШУ. Майдан стал полюсом надежд и для нас. И чем решительнее украинцы разъединятся с Российской империей, тем скорее мы, русские, как весьма точно сказал Александр Невзоров, сможем встретиться с ними в Европе.

23 744

Читайте также

Фотосет
Киев пылающий

Киев пылающий

Огненная стена из покрышек, остановившая «Беркут», стала еще одним символом этих дней. Многие поспешили записать радикальную молодежь, давшую отпор украинским «акабам», в маргиналы и отморозь. Дескать, «такой Майдан нам не нужен». А нам нужен. Мы вообще примем любой Майдан. И более того, именно у такого Майдана, пылающего, и у такой молодежи есть шанс победить. Кстати, именно такой Майдан поддержала Юлия Тимошенко.

Русская Фабула
Политика
Долгий путь на Евромайдан

Долгий путь на Евромайдан

Людским миллионом, вышедшим на улицы Киева, движет не столько прагматика, сколько идеализм: стремление к свободе, к человеческому и гражданскому достоинству, к вполне определенному цивилизационному выбору. Евромайдан — это выбор не только украинского разума, но и украинской души.

Алексей Широпаев
Политика
Героям Слава!

Героям Слава!

После посещения Евромайдана понятна разница между российскими протестами образца 2011-2012 годов и киевским восстанием. В неудавшейся российской «белой революции» основным рефреном звучала ненависть к воровской власти, но что там, «за горизонтом», большинство активистов движения (и его вожаки) представляли и формулировали весьма смутно. В украинском варианте, напротив, узнаваем вожделенный образ будущего.

Аркадий Чернов