История

Петр Хамчук «Быстрый» и курень «Серые волки»

Петр Хамчук «Быстрый» и курень «Серые волки»

В январе 2017 года украинские патриоты отметили годовщину гибели одного из самых выдающихся, талантливых, отважных и героических командиров УПА Петра Хамчука, носившего псевдоним «Быстрый», который полностью соответствовал личным качествам его обладателя. Пользуясь случаем, я бы хотел познакомить русскоязычную аудиторию с историей боевого пути этого легендарного офицера и его соратников из куреня «Серые волки», на счету которого огромное количество подвигов и убитых советских и немецких оккупантов.

Юность и начало боевого пути

Петр Хамчук родился 26 июля 1919 года (по другим данным — в 1918) в селе Великие Черноконцы (ныне Чертковского района) Тернопольской области в крестьянской семье. Начальную школу он закончил в родном селе, а 7-й класс в соседнем. Увлекался спортом (волейболом, футболом и лыжами), музыкой и пением. Большое влияние на мировоззрение юного Петра оказал его родной дядя — бывший офицер Украинской Галицкой Армии и другие ветераны украинского национально-освободительного движения в Галиции, воевавшие за ЗУНР, с которыми он имел возможность тесно общаться. Тем не менее, членом ОУН он не был. Его сестра вспоминала, что в школе Петр был круглым отличником и очень много читал самой разнообразной литературы. Он брал с собой книгу даже тогда, когда шел рубить дроба, кормить коней и пасти скотину, и читал в любую свободную минуту. По данным украинско-американского диаспорного историка Петра Содоля — Хамчук был членом юношества ОУН с 1934 года. В тоже время украинский историк Нестор Мизак, автор отдельного исторического труда о боевом пути Петра Хамчука, утверждает. что он был беспартийным.

Село Великие Черноконцы, малая родина «Быстрого»

В 1938 году Хамчук вступает в Чертковскую гимназию общества «Родная школа» им. Маркиана Шашкевича. После советской оккупации Западной Украины гимназия была преобразована в педагогическое училище, где Петр и продолжил свое обучение. С ним вместе учились его друзья, которые затем стали активными борцами за независимость Украины. Михаил Фрайнд, Михаил Сорока, Текла Сорока, Владимир Куцей. В 1940 году Петра призывают в Красную Армию, где он получает первый военный опыт, который сильно пригодился ему в будущем. Учитывая его физическую подготовку и уровень образования, его посылают учиться в офицерскую школу в Мариуполе Донецкой области. Там он получает почетное советское звание «Ворошиловский стрелок» и нагрудной знак за выдающиеся успехи в стрельбе, с которым он сфотографирован в советской военной форме.

Петр Хамчук «Быстрый» в форме советского офицера

В 1941 году Хамчук был призван на фронт (по одним данным он был командиром танка, по другим — служил в артиллерии) и в первые месяцы войны попал в плен. Как человека, хорошо знающего немецкий язык, который он успел изучить во время учебы в гимназии, немцы взяли его работать переводчиком при одном из фронтовых штабов. Затем Петр принимает решение встать на путь вооруженной борьбы с большевиками, которых он с детства считал врагами украинского народа и заканчивает немецкую военную школу для Восточных народов в Гамбурге.

В конце 1941 года Петр вступает в украинский шуцманшафт-батальон (в какой именно — осталось неизвестным), который был направлен на борьбу с красными партизанами в Белоруссии, в район Бихова, недалеко от Могилева. Там он провоевал около двух лет. Сохранились фотографии Хамчука, где он запечатлен вместе с белорусским гражданским населением, с которым у него установились хорошие отношения. К сожалению, более подробной информации об этом периоде его боевого пути не сохранилось. В сентябре-октябре 1943 года Хамчук получает отпуск, возвращается в родное село и там узнает про жестокости нацистского оккупационного режима в Украине, карательные акции и массовые расправы над мирным населением и про создание УПА, вступившей на путь борьбы с обоими оккупантами за освобождение родной земли и создание украинского национального государства. Долго раздумывать над тем, что делать дальше ему не пришлось. Тем более, что статус немецкого наемника давно его тяготил. В Белоруссию он уже не вернулся.

Петр Хамчук в период своей службы в шуцманшафт-батальоне на территории Белоруссии

В октябре 1943 года Хамчук присоединяется к украинским повстанцам, в рядах которых ему предстояло провоевать более четырех лет до последних секунд своей жизни. Сначала Петр возглавил окружную боевку ОУН-Б Чертковщины, взяв себе псевдоним «Гайдамак». Вскоре, в связи с активным формированием на Тернопольщине подразделений Украинской Народной Самообороны (УНС), впоследствии влившейся в УПА и в январе 1944 года преобразованной в УПА-Запад, ему было поручено создать чету (взвод), которая была сформирована возле села Росохач Чертковского района.Тогда же Хамчук взял себе новый псевдоним «Быстрый» (который впоследствии целиком и полностью оправдал) и прикрепил на свою фуражку знак святого тризуба, с которым далее никогда на разлучался. Тогда же, по всей видимости, он вступил в ОУН-Б (связь с которой, в случае наличия таковой, была прервана его службой в шуцбатальоне).

В начале декабря 1943-го чета передислоцировалась в лесной массив между селами Яргоров, Коростятин (современное село Криница) и Лазаревка Монастырского района в построенный для зимовки подразделения лагерь. В этом же месяце, в связи с постоянным увеличением числа добровольцев, «Быстрый» объединил несколько чет УНС в одну сотню (роту), получившую название «Серые Волки» и стал ее командиром.

В ноябре-декабре он занимается обучением и боевой подготовкой сформированной части на территории Залишицкого повета. Обучение осуществлялось конспиративно, по ночам, в тайне от немцев. Стрелки очень любили своего командира и восхищались им за смелость, мужество, презрение к опасности, справедливость и заботу о своих солдатах. Как-то раз заведующий хозяйственной частью сотни принес ему масло, а он отказался его есть и приказал разделить между солдатами.

Многие воины сотни после войны вспоминали, что во время боев «Быстрый» никогда не прятался от пуль и не ложился на землю, а стрелял из карабина, встав на одно колено, в то время, как пули свистели слева и справа. И каждый раз ему везло. Еще он очень любил петь. Часто они пели вдвоем вместе с четовым (взводным) Иваном Кульчицким, псевдоним «Сыч» — «Быстрый» басом, а «Сыч» — тенором.

Хамчук крайне скрупулезно отбирал солдат и особенно офицеров в свою часть. Среди офицеров он предпочитал брать тех, кто уже имел фронтовой опыт в польской, советской и\или немецкой армиях. Для того, чтобы попасть в его сотню необходимо было пройти определенный экзамен: попасть в цель три раза подряд и уметь кидать гранаты. В минуты отдыха, утром и вечером бойцы «Быстрого» часто читали т.н. «Молитву украинского националиста». Присягу украинского повстанца приносили, кладя руку на Евангелие.

Биографические данные офицеров куреня

Теперь стоит кратко ознакомиться с биографиями сотенных (ротных) и некоторых четовых командиров куреня. Стоит заметить, что многие биографические подробности их судеб остались невыясненными.

Сотенный Микола Скринчук «Хмель» родился в селе Хмельницкой области на территории УССР, был очевидцем Голодомора и коллективизации. В 1942 году попал на Волынь при неизвестных обстоятельствах (предположительно — сбежал из Красной Армии или немецкого плена), где вошел в контакт с украинскими националистами и проникся их идеями и стремлениями. В декабре 1943-го вступил в часть «Быстрого». 15 июня 1945 года попал в советский плен и был сослан в Воркуту.

Сотенный Иван Щикульский «Рубач», родился в 1919 году в селе Борщевского повета. Закончил Львовскую школу немецкой вспомогательной полиции, из которой дезертировал в УПА. В июне 1945 года возглавил сотню «Хмеля», после его пленения. Осенью 1945-го, после реорганизации куреня на меньшие отделы, назначен организационно-мобилизационным референтом ОУН-Б Каменец-Подольской области. В 1947 году арестован большевиками во Львове, узник советских тюрем и концлагерей. Умер в 1997 году.

Сотенный Микола Кульчицкий «Сыч», командир сотни «Черноморцы». Родился в 1919 году в селе Чертковского повета. Семь классов образования. В 1939 году вступил в ОУН, при расколе поддержал бандеровцев. В 1941 был призван в РККА, в самом начале войны попал в плен, но вскорое отпущен домой. Помогал «Быстрому» формировать сотню, затем курень. Погиб в бою с большевиками 24 апреля 1945 года.

Онуфрий Наконечный «Ростислав». Родился в 1915 году в Чертковском повете, член ОУН. Служил в Войске Польском. В период первой советской оккупации (1939-1945) арестовывался НКВД. В конце мая 1945-го он взял командование сотней погибшего «Сыча», но долго ей не командовал, попав в плен во время одной из засад НКВД. 13 октября его осудили на расстрел и посадили в семнадцатую камеру смертников. Очевидцы рассказывали, что там он пел песню «Ангел смерти тут витает». Через три дня его расстреляли.

В условиях постоянного наплыва новых добровольцов из излишков переполненных людьми двух сотен весной 1945 года в курене формируется новая сотня, которой командовал сотенный «Петух» (Пiвень), погибший в бою с большевиками 7 мая 1945 года на Качуровой горе возле села Сосуливка и там похороненный.

Одним из наиболее способных и талантливых четовых был Микола Навизовский «Бурлака», родившийся в 1916 году в Залишицком повете. Он служил в польском войске, попал в немецкий плен, был освобожден и в 1943 году вступил в УПА. Погиб в бою с советскими карателями 21 апреля 1945 года на границе Борщевского и Залишивского районов.

В курене «Серые Волки» действовала также подстаршинская школа, капелланская служба, санитарное отделение и сотенная жандармерия. Комендантом сотенной жандармерии Хамчук назначил Михаила Жабу, псевдоним «Чабан», уроженца Закарпатья. В июне 1945-го года жандармерия при УПА была ликвидирована и «Быстрый» назначил его своим личным охранником, однако Жаба оказался предателем и перешел на сторону Советов. Пытаясь заслужить доверие у большевиков, он прославился дикими жестокостями против селян.

Война на два фронта. Затуринский бой

О первом бое «Серых волков» вкратце рассказывает украинский историк Нестор Мизак: 16 декабря молодые, еще не закаленные в боях повстанцы расположились возле села Коростятин Монастырского района. В девятом часу повстанцев внезапно атаковали гитлеровцы. Четовой «Довбуш» приказал своим бойцам занять оборону, а основным силам отходить. «Быстрый», который в тот период был вне расположения сотни, своевременно вернулся и повел своих солдат в атаку на немцев. Не ожидавшие наступления, немцы кинулись врассыпную, оставляя своих убитых на поле боя. По всей видимости, это была немецкая полиция, которая, в отличие от частей Вермахта и СС, не обладала высокими боевыми качествами. В этом бою «Серые Волки» потеряли трех бойцов, над могилами которых Хамчук прочитал трогательную и патетичную речь.

Однако по данным другого украинского историка Сергея Воланюка этот бой оказался неудачным. Возможно, сказалась неопытность значительной части молодых новобранцев. Во второй половине января 1944 года Хамчука отстранили от командования сотней «за непродуманное наступление» и отправили для выяснения ситуации в штаб военного округа УПА «Лысоня». Сотенный Микола Скринчук свидетельствовал, что «Быстрому» не доверяли в окружном и уездном проводах ОУН-Б, поскольку он не всегда подчинялся их директивам и приказам, проявляя излишнюю, с точки зрения бандеровского руководства, самостоятельность. Впоследствии Хамчуку удалось преодолеть подобное к нему отношение и заставить по-настоящему себя уважать, делом доказав свою преданность идеям национально-освободительной борьбы.

Находясь на Залишанчине, бойцы «Быстрого», оставшиеся без своего командира, которого временно заменил четовой «Лемик», провели целый ряд успешных боев с гитлеровцами, один из которых случился 15 февраля 1943 года. Чета (взвод) «Рена» находилась на постое в селе Садки (части куреня располагались в нескольких селах повзводно). На противоположной стороне села расположились советские диверсанты-ковпаковцы. В ряде случаев красные партизаны держали нейтралитет с частями УПА, поэтому на этот раз стороны не вступали друг с другом в конфронтацию, тем более, что большинство этой конкретной части состояло из украинцев. Неожиданно к селу подъехала колонна немцев. Ковпаковцы убежали, оставив селян без защиты, поэтому бой пришлось принимать бойцам четы «Рена».

Повстанцы стали обстреливать немцев из крайних хат села, немцы в ответ открыли огонь по домам, где расположились бойцы «Быстрого». В перестрелке погиб пулеметчик УПА и несколько немцев. Чета была вынуждена быстро отойти с поля боя из-за неравенства сил. Гитлеровцы в качестве мести спалили 72 хозяйства и убили 30 жителей села.

В конце февраля «Серые Волки» отправилась в рейд в тыл немецких войск, что дислоцировались в западных районах Тернопольщины. Сотня постоянно маневрировала. Стрелок Михаил Липовой «Крук» вспоминал, что новый временный командир «Лемик» по возрасту был старше других бойцов и офицеров, он принимал участие в боях с венгерскими войсками за Карпатскую Украину в 1939 году и отличался очень горячим характером и несдержанностью. 27 Марта «Серые волки» стояли в селе Лазаревка на Подгаетчине. Там высадился большевистский десант. Повстанцы вступили с ними в бой и перешли к соседнему селу Яргорова. Тут к ним прибежали местные девчата и сообщили, что в их хате засели три диверсанта.

«Лемик» вынул из кармана немного денег и сказал детям, чтобы их мама купила диверсантам горилки. Через полчаса он вместе со своими бойцами подошел к хате, чтобы разоружить большевиков. Подойдя близко, резко распахнул дверь и тут же упал, прошитый автоматной очередью. Диверсанты кинулись убегать через окно, но повстанцы открыли огонь по беглецам и многих сумели уничтожить. Соратники похоронили «Лемика» в соседнем селе Баранов.

В процессе решения вопроса о дальнейшей судьбе «Быстрого», его временно назначили военным инструктором в подстаршинскую школу, в которой он преподавал топографию. Перед окончанием учебного курса, в начале марта 1944-го он получил должность четового, что являлось понижением. В этом же месяце Хамчука снова назначили командиром сотни «Серые Волки», с которой в течение 1944 года он провел несколько военно-пропагандистских рейдов и победных боев с нацистскими и советскими оккупантами. После своего возвращения в часть «Быстрый» уведомил повстанцев, что был в бою с красными и что воевать с ними будет значительно тяжелее, чем с немцами.

17 апреля советы отбили у немцев Тернополь и далее остановились, готовясь к последующему широкому наступлению. Тернопольщина стала территорией стабилизации фронта до середины июля 1944 года. В этот период ее села беспощадно грабились как немцами, так и большевиками, население подвергалось репрессиям и карательным акциям со стороны обоих оккупантов. «Быстрый» расчленил свою сотню на четы, которые с марта до мая располагались по селам и хуторам, с переменным успехом пытаясь защитить население от красных и коричневых грабителей.

В мае он снова собрал своих бойцов вместе и отправился в рейд вдоль реки Золотая Липа. Именно тогда сотня пополнилась большим количеством новых добровольцев, бежавших от мобилизации в советские и немецкие войска и переросла в курень, насчитывавший более трехсот стрелков. Часть из них еще не имела оружия и обмундирования, которые рассчитывала добыть у врага.

25 июня курень продолжал пребывать в прифронтовой полосе и расположился в лесном массиве, недалеко от села Затурин. В этот же день немцы обнаружили постой куреня и начали наступление на отрезке четы, входившей в сотню «Сыча». Заметив повстанческую стойку, немцы закидали ее гранатами, что принесло «Серым волкам» первые потери в бою. Через овраг подползал еще один отряд гитлеровцев, но повстанцы, своевременно заметив нападающих, перебили их из пулеметов. С переменным успехом бои продолжались до полудня, но затем немцы подтянули значительное подкрепление. По расположению повстанцев начали стрелять из легких пушек и минометов. В 16-м часу на отрезке четы «Макара» немцы пустили танки «Тигры», что вынудило «Серых волков» начать отступление. К 17:00 курень полностью оставил место расположения и начал пробиваться на юг. Некоторые группы наиболее смелых и отчаянных бойцов выбегали на поле и пытались вести бой с немецкими танкистами, но вынуждены были вернуться в лес.

В 19:00 повстанцы остановились перед селом Новая Гута, где увидели венгерские части, которые пытались преградить им путь. Стрелки залегли в кустах и ждали команды «Быстрого», но их быстро нашли немцы и начали обстреливать из минометов. Тогда «Быстрый» разделил курень на две части, одну из которых возглавил сам, а вторую сотник «Сыч», и повел на прорыв. Части «Сыча» удалось успешно прорваться, но части «Быстрого» этого сделать не удалось. Вместе с бойцами он вернулся в кусты и залег в небольшом квадрате. Когда венгры с немцами подошли совсем близко, бойцы Хамчука резко выскочив из укрытия перестреляли почти всех нападавших и вырвались из окружения, после чего «Быстрый» отвел своих солдат в безопасное место.

Интересные воспоминания об этом бое оставил его непосредственный участник Михаил Липовой «Крук» (этот и другие отрывки из воспоминаний солдат куреня публикуются с некоторыми сокращениями):

Была отдана команда чистить оружие. «Быстрый» вместе с бунчужным «Вихрем» поскакали в разведку. В это время сгустились тучи и грянул гром. Один из стрельцов решил не чистить дуло, а дождавшись когда загремит, выстрелил из ружья. Но выстрел услышали в селе немцы. Через несколько минут на взмыленном коне прискакал «Быстрый» и приказал строить хижины отдельно для каждого роя и усилить заставы с пулеметами. Еще до этого, стрелец «Юрко», увидев в лесу немца с конями, что приехал за дровами — застрелил его, чем окончательно разконспирировал место постоя куреня.
Кругом находились отдыхающие немцы, это была прифронтовая зона. После выстрелов над лесом начали кружить два немецких самолета. Как оказалось, они нас засекли. Издалека долетал гул моторов. На следующий день «Быстрый» приказал занять круговую оборону, замскироваться и ждать наступления немцев. Я получил задание идти на заставу, а если увижу немцев, то незаметно отойти. Где-то в десять часов утра мы увидели машины с немцами. Они выскочили оттуда и пошли врассыпную прямо на наш лагерь. Мы немедленно доложили «Быстрому», что наступают враги. Немцев попрустили очень близко, метров на пять-шесть от нас, и открыли очень густой огонь из всего оружия, которое у нас было. Через минуту земля стала серой от трупов в мундирах.
Некоторые нападающие прорывались к лагерю, но их добивали из кустов. Тогда гитлеровцы перегруппировались и начали бить из минометов. Бой продолжался до захода солнца. Мы снялись с обороны и отступили в глубину леса. Вдруг из-за сосны нас обстрелял немец, смертельно ранив пулеметчика «Бука» и в щеку стрельца «Козаря», но сотенный «Сыч» убил его. «Быстрый» провел оперативное совещание с четовым «Реном», «Сычем» и «Бурлакой». С двумя четами он вышел в западном направлении, а наша чета «Рена» — в восточном, до села Швейков Бучацкого повета. В этом селе также отдыхали фронтовики. На краю села стоял часовой. Мы его ликвидировали и вошли в село. Раненого «Козаря» отдали представителям территориальной сетки ОУН, дальнейшая его судьба мне неизвестна.

А вот воспоминания еще одного участника того боя, бывшего бойца куреня Дмитрия Бурмея, родившегося в 1924 году в селе Базар Чертковского района:

В 1942 году я вступил в ОУН-Б. Осенью 1943-го, когда фашисты два раза хотели забрать на принудительную работу в Германию, пошел в боевку самообороны, которая действовала на территории Бучацкого района. Зимой 1943-1944 года боевка влилась в состав куреня «Быстрого», который тогда еще назывался сотней и насчитывал двести стрельцов. Все хорошо вооруженные и одетые. Командовал нашей сотней «Сыч», впоследствии она стала называться «Черноморцы». В июне 1944 года западная Тернопольщина еще находилась под немцами, восточной владели большевики. Наш курень маневрировал, менял свое место расположения. Избегая открытых боев с фашистами, мы старались беречь силы. Нас ждала неизвестность. Несколько дней мы располагались в лесу возле села Затурин Подгаецкого леса. Лес был большой, старый, деревья грубые. С тактической стороны он подходил для ведения партизанского боя.
В этом лесу находились немецкие фронтовые части с разной техникой. Немцы догадались, что мы находились в лесу и начали стягивать войска для наступления. Но мы были уверены в своих силах и позициях, которые занимали. Мне известно, что «Быстрый» не хотел передислоцироваться, а желал испробовать хлопцев в открытом бою с немцами. В 4 утра нацисты начали наступление. Впереди шли танки, за ними пехота. Но подходы к лесу были заминированы. Несколько танков подорвались и стали кружить на месте. Пехота остановилась. По лесу стали бить из минометов. Это для нас было наиболее опасно. Мины хоть и не попадали точно, но мы уже имели раненых. Над лесом целый день кружили два самолета, которые, наверное, поставляли информацию про наше расположение, однако они мало что видели и лишь стреляли наугад из пулеметов. Это нас не пугало.
Бой продолжался три часа. Немцы имели убитых и раненых. После перерыва они вдруг пошли в наступление в третий раз. Дорого им стоило желание уничтожить нас. Среди наступающих было много власовцев, как видно немцы коллаборантов не жалели.
(Тут стоит заметить, что это были не совсем «власовцы», поскольку Власовская армия (ВС КОНР) начала создаваться только осенью 1944 года, правильнее их было бы назвать: «бойцы Восточных добровольческих батальонов», некоторые из которых (казачьи, русские, балтийские, калмыцкие, азиатские и кавказские) дислоцировались на территории оккупированной Украины и принимали участие в карательных акциях против УПА и поддерживавшего ее населения; в войска КОНР в итоге попало незначительное меньшинство из тех, кто принимал участие в боях против УПА — примечание Романа Вольнодумова).
У нас потерь не было (данное утверждение выглядит совершенно неправдоподобным и противоречит свидетельствам других участников боя, оно может обьясняться тем, что потерь не было конкретно в той сотне, а скорее всего даже чете, в которой воевал Бурмей — прим. Р.В.).
«Быстрый» дал команду выходить из окружения. Остаться на месте — означало потерять людей. Мы готовились прорываться на Восток, но разведка уведомила, что лучше на Запад в сторону села, названия которого не помню. Первым начал выходить из боя сотенный «Сыч». Я находился в авангарде прорыва. Тут мы попали под пулеметный огонь, который давал долгие очереди. Меня ранило в правую руку ниже локтя. В ответ заиграл наш пулемет «Дегтярев». Немецкий пулеметчик замолк. Я услышал крик: «Товарищи! Не стреляйте, мы свои!». Это был власовец. На поле стрельба из танка по нам никакого успеха не давала. Мы прорвались в село. Кое-где я увидел немецкие патрули, которые быстро исчезали.
Позади нас отступал «Быстрый». У него была отборная пулеметная «железная» чета. Все стрельцы — снайперы, обстрелянные в предыдущих боях. Кстати, каждая наша чета имела на вооружении четыре пулемета «Дегтярева», «Максимы», и тяжелые немецкие. Лично я не видел, чтобы мы имели убитых. В рвзговорах с населением узнал, что немцы имели очень много убитых, которых вывезли до Монастырска. Я остался на лечении в селе. Девчата-связные довезли меня до села Базар, то есть домой.

Затуринскому бою посвятил небольшое воспоминание бывший боец куреня Владимир Слободян «Запорожец» из села Новоселка Подгаецкого Повета (Поветами при поляках назывались районные центры, поэтому в разных местах одного и того же источника могут встречаться оба названия («повет» и «район»), в зависимости от того, идет речь о периоде польской или советской оккупации ЗУ):

В 1942 году я вступил в ОУН, а в 1944-м пошел в сотню „Быстрого“ „Серые волки“. У сотни была одна чета старых воинов, закаленных в боях. А остальные мы, молодые. В отделе царили порядок и дисциплина. В июне 1944 года мы перешли в Затуринские леса на Подгаетчине. Вечером к нам прибыло пополнение, наполовину вооруженное, а недалеко было польское село, и поляки наверное донесли про нас немцам, которые стянули большие силы, более двух тысяч солдат. Среди них были и власовцы. По нашим позициям начали стрелять из минометов, потом пустили танкетки. Немцы точно не знали, где мы их ждали. Подпустив пехоту близко, ударили по ним залпами стрелецкого оружия, от которых згинуло много врагов. И мы отступили. В дороге имели постояные стычки с немцами. Так у нас появились немецкие автоматы и оружие.

По данным 12-го тома «Летописи УПА», в этом бою погибло около 300 немцев, что вполне может быть преувеличением, учитывая тенденцию бандеровцев к завышению потерь противника и занижению собственных (материалы для «Летописи УПА» готовят и подбирают ветераны УПА, их дети и внуки, и пробандеровские украинские историки). Однако, стоит заметить, что многие свидетели того боя из числа жителей близлежащих сел подтверждают, что немцы имели очень большие потери по итогам схватки. Так, Петр Твардовский из села Затурин в своих воспоминаниях свидетельствовал, что среди убитых немцев был майор: «Помню, как целый день и до поздней ночи немцы свозили убитых и раненых в село».

Затуринский бой вошел в историю украинского сопротивления как один из самых известных, масштабных и успешных боев УПА против нацистов и их пособников.

Борьба с советскими оккупантами

После боя с гитлеровцами «Быстрый» вывел свой курень через линию фронта в тыл большевикам на территорию Подгаетчины, где начал боевые действия против советских оккупантов. 16 августа бойцы «Быстрого» вместе с четой из сотни «Орлы» разгромили гарнизон польских «ястребков» — отрядов, созданных большевиками и польскими коммунистами для борьбы с УПА (многие другие группы «ястребков» состояли также из просоветски настроенных или беспринципных украинцев, в том числе и бывших солдат и офицеров УПА, перешедших на сторону коммунистов), уничтожив около 60 врагов. Летом 1944-го в курень продолжали прибывать все новые добровольцы.

С Подгаетчины «Серые волки» перешли в Чертковский район, где 26 августа остановились в лесу возле села Яголиница. Большевикам стало известно место расположение повстанцев. К лесу подьехало две автомашины с советскими солдатами, которые, высадившись, пошли врассыпную. Повстанцы ударили по ним залпом из засады. Понеся потери убитыми и ранеными, красноармейцы отступили. «Серые Волки» снова вернулись на Подгаетчину. Находясь на этой территории, повстанцы защищали население от большевиков, которые под лозунгом сбора хлеба для фронта до нитки грабили мирное население.

28 октября бойцы «Быстрого» вместе с сотней «Лесовиков» остановились на постой в лесу, недалеко от села Славятин. Вдруг повстанцы услышали крики и стрельбу, которые доносились из села. Разведка донесла, что 17 партийцев районного актива вместе с польским гарнизоном «ястребков» отбирали хлеб у селян. Нагрузив на машины много награбленного хлеба, они подожгли несколько домов и убили одного юношу при выезде из села. Командиры «Серых волков» и «Лесовиков» выслали на все дороги, что вели в села четы повстанцев, которые преградили путь грабителям. На одной из них большевики нарвались на засаду. Бойцы четы внезапно атаковали большевиков, убив восемь человек, троих взяв в плен и обратив остальных в бегство. Хлеб и другое награбленное добро, оставленное красными, повстанцы вернули селянам. В бою они сумели завладать семью винтовками, двумя автоматами и одним пулеметом.

В ноябре 1944 года сотня «Серые волки» вместе с сотней «Орлы» отправились в рейд на Буковину. 22 ноября возле села на краю леса Хмеля Товстенского района, где повстанцы расположились на постой, в село вьехала машина с НКВДшниками, проводящими облаву на УПА. Не зная, что повстанцы находятся в 10 метрах от них, они начали вылезать из кузова грузовика. Хамчук быстро сориентировался в ситуации и скомандовал: «Огонь!». Около 10 оккупантов упали, скошенные повстанческими пулями. Вскоре к месту подьехала еще одна машина с большевиками, которые не ожидали, что попадут в засаду. «Серые волки» внезапно выскочив из укрытия — перестреляли и их.

28 ноября возле села Синьков «Быстрый» со своим куренем и сотней «Орлы» перешел вброд Днестр и расположился у села Онут на Буковине (украинские этнические земли, в межвоенное и военное время находившиеся под румынской оккупацией). Вскоре к населенному пункту подъехали около 80 большевиков из областного и районного центров и начали наступление. Чтобы уберечь селян от репрессий и карательных акций, «Быстрый» приказал отступить из населенного пункта. «Серые волки» пошли вперед, а «Орлы» прикрывали отступление. Впереди была открытая территория, до леса оставалось 15 км. Прикрывая отступление куреня, погибли стрелок «Скорый» и конник «Кий», который, спасая раненых, сам получил тяжелое ранение и чтобы не попасть в руки врага застрелился. Во время маневров погиб один из лучших солдат «Серых волков» стрелок «Крах». В послевоенное время многие жители села вспоминали, что несмотря на то, что повстанцам было удобнее вести бой в селе, они сознательно из него отступили, чтобы не дать повода большевикам его сжечь.

Из Онута большевистские каратели преследовали повстанцев до села Добрынивцы, что примыкает к лесному массиву. На ночь повстанцы расположились в селе, а утром, чтобы не подводить его жителей под большевистский погром, отошли в лес и остановились в выгодном для обороны месте. Около 13:00 Советы подтянули к лесу тяжелые минометы и начали обстреливать повстанцев, а затем бросились в атаку и наткнулись на замаскированные положения «Серых волков», которые внезапным огнем заставили большевиков отступить и убили областного замначальника НКВД капитана Морозова. Боец куреня, который застрелил оккупанта, подполз к нему и забрал документы. Подбодренные успехом лесные мстители затянули песню: «Гей, братья, до бою за волю и честь!»

Бойцы сотни УПА «Орлы»

На рождественские праздники повстанцы остановились отдохнуть у села Синьков, где отпраздновали Рождество вместе с местным населением. Надо заметить, что бойцы куреня, включая его командира, также впрочем как и многие другие бойцы УПА, были довольно набожны и христианская вера являлась для них весьма важной ценностью, а христианские праздники — большой отдушиной. В отделах УПА каждое утро начиналось с молитвы, ей же заканчивался день. Во многих куренях были священники, в частях со смешанным конфессиональным составом могли присутствовать как православный, так и греко-католический священники. В курене «Быстрого» были преимущественно греко-католики, так как там преобладали бойцы из Галичины, но было и несколько православных, включая сотенного «Хмеля» из Надднепрянщины. В УПА царила полная веротерпимость. В ее рядах были даже иудеи, буддисты и мусульмане (представители последних двух конфессий были в основном бывшими солдатами Восточных добровольческих частей Вермахта, перешедшими на сторону УПА).

Вскоре после окончания праздников местные жители уведомили повстанцев, что в заднестрянское село прибыла группа НКВДшников, чтобы судить невиновных людей. Повстанцы внезапным наскоком атаковали красных карателей и почти всех их перебили, лишь трем посчастливилось убежать. По итогам боя «Серые волки» завладели пулеметом «Максим» и тремя ручными пулеметами.

В январе 1945 года Хамчука назначили командиром четвертой группы УПА в ВО (Военный Округ) - 3 «Лысоня». Эту должность он совмещал с командованием своим куренем.

2 февраля «Серые волки» в составе двух сотен «Сыча» и «Хмеля» совершили налет на польско-большевистский гарнизон, находившийся в городке Червонограде в здании древнего замка. Части этого гарнизона уничтожали украинские села, которые поддерживали повстанцев. В акции принимали участие стрелки отделов самообороны, созданных бандеровцами на Буковине из симпатизантов УПА. Участник боя, стрелок Василий Перуняк вспоминает, что бой начался в полночь и продолжался до 10 утра. Польские коммунисты упорно отстреливались, пока твердыню не взяла чета Миколы Навимзовского «Бурлаки». Остатки гарнизонников отступили до мельницы и спрятались за ее толстыми стенами, которые сделали их недоступными для огня повстанцев. В бою погибло двое солдат «Быстрого», четверо получили ранения. Польские потери насчитывали 55 убитых и раненых. В отместку за эту акцию польские коммунисты и советские оккупанты спалили 160 домов в находившемся поблизости селе Нирков.

6 Февраля 1945 года две сотни куреня «Быстрого» провели новую акцию против польских коммунистов и большевиков, плотным кольцом обступив польско-большевистский гарнизон численностью около двухсот солдат. Бой начался в 23:00 и продолжался до утра. «Ястребки» пошли на прорыв, но были остановлены прицельным повстанческим огнем. Повстанцы уничтожили почти всех врагов. Во время боя в селе сгорело много подпаленных большевиками крестьянских домов. В этот же день сотня «Серых волков» (вероятно, это была та третья сотня, которая не участвовала в вышеописанной акции) провела бой с НКВД возле села Барыш Бучацкого района. В этом бою был ранен боец «Шпак» и погиб роевой (командир отделения) Петро Пупеза «Гром», бывший солдат дивизии СС «Галичина», перешедший на сторону УПА в 1944 году.

Его родители были арестованы советскими карательными органами и посажены в тюрьму. Когда двое повстанцев из куреня «Быстрого», находясь недалеко от села, где жил «Гром», решили навестить его родню, то нашли там только маленьких брата и сестренку Петра 11-12 лет и не решились сказать им правду, соврав, что «Гром» воюет за Украину и обязательно вернется домой.

Еще одна акция против польско-большевистских отрядов была проведена «Серыми волками» 12 февраля и тоже закончилась победой. На следующий день у села Стенка Золотопотицкого района войска НКВД повели наступление на повстанцев, но «Серые волки» сумели дважды отбить атаки, нанеся большевикам потери — в схватке погибло 30 солдат противника. В этом бою отличился роевой «Богун», который вместе с повстанцами преследовал отступающих большевиков более 10 км.

В первой половине 1945 года «Серые волки» активно участвовали в боях с частями РККА и (чаще) войсками НКВД, защищая украинское население от красного террора. Одна из сотен куреня под командованием сотенного «Хмеля» ходила в рейд на восточную Украину в Каменец-Подольскую область. 4 мая повстанцы дошли до села Гордивцы на Хотенщине. Большевики их засекли и начали преследовать. Бой был тяжелым и продолжался два часа. По данным НКВД, в бою погибло 12 повстанцев и четверо были ранены, но эти данные вполне могут быть завышенными, учитывая общую тенденцию к занижению своих потерь в боях и занижению потерь противника, свойственную как большевикам, так и бандеровцам.

14 марта 1945 года «Серые волки» пришли на постой в село Худовцы Борщевского района. Около трех часов ночи они услышали выстрелы. К селу подъехали большевики. Поднятые по тревоге стрелки куреня выбежали из хат, готовые к бою, и увидели как НКВДшники гнали впереди себя селян, словно скотину, прячась за них. Четовой «Ростислав» приказал дать над головами людей очереди из автоматов. Люди попадали, а большевики не успели. Повстанцы воспользовались этим и ударили по ним, уничтожив нескольких оккупантов. После этого боя, при отходе, повстанцы наткнулись на засаду другой большевистской группы, которая открыла по ним огонь с соседней горы, убив пулеметчика «Тригука» и ранив в ногу стрелка «Черногора». Тогда повстанец «Дуб» вызвался пойти в разведку, чтобы выяснить численность красных. Когда вернулся, сказал, что увидел их в старых окопах очень много. В это время отряд НКВД с пулеметом пытался пересечь реку Нечлаву, но повстанцы их всех перебили.

С переменным успехом бой продолжался до вечера. Затем большевики послали в село разведку и наткнулись на огонь повстанческого пулеметчика Дмитрия Чубея «Орла». Этот молодой стрелок мстил советским оккупантам за смерть своего отца, которого они расстреляли накануне Рождества. От пулемета «Орла» погибло около десяти большевиков. Общее количество убитых врагов по повстанческим источникам оценивалась в 80 человек, в том числе 16 офицеров. В бою погибло также пятеро повстанцев и 10 получили ранения. Справедливости ради, заметим, что потери врага со стороны повстанческой пропаганды могли быть завышены.

Одного тяжелораненого бойца, 1927 года рождения, доставили в повстанческий госпиталь. Когда госпиталь был обнаружен большевиками, которые готовились его взять, он подорвал себя гранатой, чтобы не попасть живым в руки врага. Бой в селе Худовцы стал одним из самых успешнеых боев в истории куреня.

15 марта 1945 года «Серые волки» провели еще один бой с НКВД в селе Гермаковка, где они остановились на постой. Большевики пытались окружить населенный пункт, но сотня «Хмеля» сумела вытеснить их, нанеся потери. Чтобы уберечь мирное население от минометного огня оккупантов, «Быстрый» приказал отступить. От Гермаковки «Серые волки» направились к соседнему селу Нивра. В хвосте куреня шла специально выделенная чета, которая должна была сдерживать преследователей. В Нивре люди выходили навстречу повстанцам и несли, кто что мог: молоко, хлеб, свежие яйца. В селе повстанцы долго не задержались, чтобы не подводить его жителей под советские репрессии и вышли в ближайшие леса.

Во второй половине марта «Быстрый» создал отдельную чету в 40 человек, состоящую из лучших воинов куреня, т.н. «Железную чету», которая все время находилась при нем и прославилась героическими подвигами на последнем этапе существования части. 21 марта возле села Лосяч «Железная чета» устроила засаду на 120 НКВДшников, ранее входивших в партизанское соединение Сидора Ковпака, у которых сумела отбить награбленных у селян коней, еду и вещи, и захватить много оружия. Повстанцам повезло, что большевики были пьяны, поэтому не смогли достойно обороняться и были разбиты в пух и прах.

12 апреля сотня «Сыча» «Черноморцы» была атакована двумя сотнями большевиков, но повстанцы сумели вырваться из окружения, закидав врага гранатами. В бою отличился стрелок «Грива», который удачным метанием гранат уничтожил пятерых оккупантов. По данным УПА, повстанцы потеряли пять бойцов, еще пятеро были ранены, а потери большевиков составили 30 солдат.

В апреле 1945 года курень понес две невосполнимые потери: 21 апреля, во время засады куреня (или его отдельной части) на коммунистов, которые грабили жителей села Вербова Залишицкого района, погиб четовой «Бурлака», а 24 числа этого же месяца во время боя с большевиками в селе Садки Товстенского района погиб смертью храбрых сотенный Микола Кульчицкий «Сыч» — оба входили в число лучших офицеров части.

3-4 мая 1945 года повстанцы расположились в лесу возле села Мишков. Там к куреню присоединилось 60 стрелков местной кустовой самообороны, контролировавшейся ОУН-Б, многие отряды которой со временем вливались в части УПА. В день, когда состоялось это присоединение, 5 мая, «Быстрый» получил информацию о приближении к лесу большевиков. Хамчук решил испытать своих новых воинов в бою и приказал им остаться на месте и приготовиться к схватке, а основные силы отвел вглубь леса. Новички расположились в траншеях, из которых было удобно вести огонь и подпустив оккупантов вплотную, дали по ним первый залп. Красные отступили.

Издалека наступавшие кричали: «Бандеры, сдавайтесь! За что воюете?». Повстанцы из траншеи отвечали: «За Самостийную Украину! Не хотим колхозов и Сталина!». Второе наступление также было отбито, бойцы «Быстрого» находились на выгодных положениях, удобных для обороны. Оккупанты начали обстреливать лес из минометов, но к повстанцам подоспела подмога, атаковавшая красных с тыла, что вынудило их отступить и помогло стрелкам прорваться из окружения с минимальными потерями.

7 мая курень «Быстрого» расположился на Качуровой горе в лесу «Галилея» возле села Росохач-Сосуливка. В 17:00 повстанческая разведка донесла, что красные начали окружать лесной массив. С южной и восточной стороны леса остановились 12 машин с большевиками. В облаве принимал участие 281 полк войск НКВД и 150 «ястребков» Чертковского гарнизона. В полночь они начали обстреливать лес и вошли в него. «Быстрый» приказал повстанцам продвигаться на юг и занять круговую оборону. Вдруг в небе появились два аэроплана, которые возможно руководили наступлением врага. Точным выстрелом кто-то из повстанцев сбил аэроплан и он с оглушительным взрывом упал в лес, а второй тут же исчез из вида.

Как только большевики подошли ближе, «Серые волки» открыли огонь и откинули врага. Повстанцы сумели прогнать противника из леса, закидав его гранатами, но ценой тяжелых собственных потерь. Погибли командир Чертковского тактического отрезка УПА «Стрипа - 2» Богдан Федик «Крук» (не входивший в курень и оказавшийся на месте боя в силу обстоятельств), 1919 года рождения, бывший офицер батальона «Нахтигаль» и 201-го шуцманшафт-батальона, в начале 1943 года перешедший в УПА вместе с большинством других солдат и офицеров этой части, четовой «Муха», роевой «Рыбка» и около 10 бойцов. В повстанческой печати сообщается о 100 убитых большевиках, но эти данные представляются завышенными, а потери повстанцев заниженными.

Федик Богдан «Крук» (Ворон)

В конце мая 1945 года советские власти на Тернопольщине проводили большую облаву на УПА, которая затронула в частности Скалецкие и Жилинские леса, в которых расположилась «Железная чета» «Быстрого». Ее целый день преследовали. Чета вынужденно была постоянно маневрировать, уничтожила в ходе боев около 15 оккупантов и в итоге сумела вырваться из окружения без потерь.

14 июня облавы продолжились в Скалецком и Борщевском районах. В это время там пребывали две четы «Серых волков» под командованием «Гарта» и «Кармелюка» и сотенный «Хмель», его сотня понесла большие потери в боях и была расчленена. Разведывательный самолет, заметив повстанцев, начал обстреливать их из пулемета, а также закидывать гранатами, вследствие чего погибло 12 бойцов, а раненый Микола Скринчук «Хмель» и 18 стрелков попали в плен. Через несколько дней над Жилинскими лесами большевики с самолета раскидали листовки, в которых призывали «Серых волков» сдаться. На сторону большевиков не перешел ни один боец куреня.

18 августа «Хмеля» и 18 пленных повстанцев судили в Черткове. На суде «Хмель» продемонстрировал титаническое мужество и образцовое достоинство. Он не просил помилования и снисхождения, не оправдывался и не скрывал своей ненависти к советским оккупантам. Его последние слова были: «Расстреляйте меня как можно быстрее, чтобы я вас не видел». Ему присудили смертный приговор, который затем заменили на 15 лет заключения в воркутинском концлагере. Дальнейшая его судьба неизвестна, вероятно он не пережил тюрьмы и умер где-то в Воркуте. Так трагически оборвалась жизнь единственного выходца с юго-восточной Украины среди офицеров куреня «Серые волки», бывшего красноармейца, выросшего в УССР и пошедшего в УПА по зову сердца. В родной деревне у него осталась старая мама, которая вскоре умерла. Уже в 90-е годы автор книги о куренном «Быстром» и его «Серых волках» Нестор Мизак приезжал в родное село «Хмеля», чтобы выяснить подробности его биографии. Пожилые жители села помнили его и очень хорошо о нем отзывались.

В предложениях о награждении и повышении в звании старшин УПА военного округа «Лысоня» от 20 августа 1945 года о Петре Хамчуке писали: «Хороший воин и военный преподаватель, отважный и решительный в бою, любим стрельцами. Как командирр сотни и куреня проявил себя хорошим тактиком. Из нескольких больших боев, которые проводил целым отделом с немцами и большевиками, выходил победителем. Во время рейда на Буковину и постоянного маневрирования сотнями и куренем по всей Чертковской округе — проявил себя хорошим командиром и образцовым партизаном».

Конец куреня. Гибель «Быстрого»

Летом 1945 года, после окончания Второй Мировой Войны, значительную часть советских войск и карательных подразделений перекинули в Западную Украину для борьбы с УПА (части РККА вскоре отозвали с этой территории из-за того, что большинство советских солдат не проявляли энтузиазма в борьбе с УПА, на многих из них оказала воздействие повстанческая пропаганда, следствием чего стал взаимный нейтралитет значительной части повстанцев и красноармейцев) . Во многих регионах оказалось невозможным действовать против оккупантов крупными подразделениями из-за колоссального неравенства сил и невозможности быстро маневрировать на территории, поэтому сотни и (реже) курени УПА сохранились только в наиболее подходящих и удобных для ведения партизанской войны местах (в первую очередь в Карпатах), а остальные были расчленены на четы и рои (отделения).

Аналогичная судьба постигла и курень «Быстрого», сильно потрепанный и поредевший в боях. Часть его бойцов была влита в вооруженное партийное подполье ОУН-Б, еще часть действовала как боевки самообороны в селах, некоторые продолжали воевать отдельными четами. Себе же «Быстрый» оставил «Железную чету» из самых сильных, преданных и закаленных бойцов.

2 августа «Быстрый» со своей конной «Железной четой» расположился в лесу возле села Барыш Бучацкого района. В этом селе повстанцы в прошлом году разгромили большевистский гарнизон. В этот раз на месте своей боевой славы «Серые волки» опять ликвидировали небольшой большевистский отдел, завладев крупным обозом и конями, по всей видимости награбленными большевиками у украинских селян. На помощь оккупантам пришла местная группа «ястребков», но повстанцы ликвидировали и ее.

Вечером оккупанты начали обстреливать лес. Повстанцы на конях прорвали кольцо окружения, за ними вслед бросились большевики, которые также были на лошадях. Оторвавшись от погони, «Серые волки» устроили засаду на красных и в коротком бою разбили оккупантов, понеся небольшие потери и заполучив дополнительное количество коней.

Осенью 1945 года «Быстрый» организовал курсы по диверсионно-террористической подготовке для стрелков УПА, которых переводили для работы в сеть ОУН-Б. Согласно приказам штаба «Лысони» в декабре 1945-го Хамчука назначают командиром тактического отрезка УПА - Юг и старшиной для специальных поручений при Чертковско-Бережанском окружном проводнике.

Весной 1946 года «Быстрый» с 16-ю бойцами появился в селе Конюхи на Бережанщине. Их преследовала рота большевиков, насчитывавшая около 80 солдат, но они сумели оторваться от преследователей с помощью местного проводника, члена ОУН-Б, который вывел их по мокрому бездорожью, хотя сам потом тяжело заболел.

В 1946 году Петр Хамчук получил новый псевдоним «Старый», хотя пользовался и прошлым, под которым он прославился как один из наиболее отважных и отчаянных командиров УПА. К концу 1946 года значительная часть бывших бойцов куреня погибли или попали в советский плен. Связная «Быстрого» Анна Ореховская в 1946 году была арестована и получила 25 лет советских концлагерей, но была амнистирована в 1956 году в период хрущевской «оттепели» и смогла вернуться домой.

За время своей службы в УПА Петр Хамчук получил несколько ранений. Политвоспитатель Иосиф Куц осенью 1945 года свидетельствовал, что «Быстрый» был ранен в левое плечо. Сотенный Владимир Верещинский осенью 1946 года рассказывал, что «Быстрый» имел ранение в ногу ниже колена. В приказе ВО — 3 «Лысоня» от 1 марта 1947-го содержится информация о том, что Хамчук получил еще одно ранение, вероятно, в январе этого же года, после которого отошел на лечение. Доказательством этого является его награждение 1 января 1947 года Серебряной Звездой — наградой, которая предоставлялась повстанцам за ранения в бою.

В должности командира тактического отрезка «Быстрый» находился до момента расформирования отделов УПА на Тернопольщине и перехода их бойцов в глубокое подполье для дальнейших действий небольшими группами. Опытного повстанческого командира перевели в состав Чертковского-Бережанского округа на пост организационного референта ОУН-Б. За свою деятельность в рядах повстанческой армии Петр Хамчук получил звание сотника с датой старшинства от 22 января 1947 года и награды УПА — Серебряный Крест боевой заслуги I класса (7.10.1946) и Бронзовый Крест боевой заслуги (1.01.1946) за выдающийся вклад в борьбу УПА.

К сожалению, точная дата гибели Петра Хамчука неизвестна. По данным историка Нестора Мизака, он погиб 21 января 1947 года возле села Диброва Вестрянская Монастырского района, по другим данным — в ноябре 1948 года. Однако, самые последние данные, совсем недавно опубликованные другим историком Сергеем Волынюком, содержат другую информацию, которая выглядит более правдоподобно, поскольку базируется на более свежих исследованиях.

Волынюк утверждает, что «Быстрый» погиб во время большой многодневной облавы, проведенной войсками МВД в Бучацком надрайоне ОУН-Б (территория, которая частично контролировалась украинскими повстанцами и подпольщиками в качестве «второй власти» — делилась на районы и надрайоны), 12 января 1948 года. В письме организационного референта Подольского края ОУН-Б Ивана Прокопишина «Модеста» к заместителю главного командира УПА Василию Куку (в марте 1950 года, после смерти Романа Шухевича, он возглавил вооруженное подполье ОУН-Б), датированному мартом 1948-го, говорится: «Когда выпал свежий снег, большевики кое-где проверяли леса и поля. 12 января [1948] по следам, оставшимся на снегу большевики зашли в лагерь сотника „Быстрого“. В бою, будучи дважды раненным, он застрелился...».

Стрелок охраны «Быстрого» Петр Колесник «Игорь» рассказывает, что в начале 1948 года он с бойцами «Бугом»-«Бояном» и «Шумом» похитили из села Барыш Бучацкого района радиоприемник, который отнесли в лесной лагерь повстанцев. На следующий день войска госбезопасности напали на их след. Во время боя и отступления погибли командир «Быстрый» и стрелок «Шум».

Прах Петра Хамчука перезахоронен 12 июня 1994 года в его родном селе Великие Черноконцы. В 2002 году в городе Черткове ему был установлен памятник.

Памятник Петру Хамчуку «Быстрому» в Черткове

6 301
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Политика
Долгий путь на Евромайдан

Долгий путь на Евромайдан

Людским миллионом, вышедшим на улицы Киева, движет не столько прагматика, сколько идеализм: стремление к свободе, к человеческому и гражданскому достоинству, к вполне определенному цивилизационному выбору. Евромайдан — это выбор не только украинского разума, но и украинской души.

Алексей Широпаев
Фотосет
Я убит на Майдане

Я убит на Майдане

Три месяца стойкости. Три зимних месяца беспрецедентного героизма, немыслимого в нынешнем продуманном и меркантильном мире. Три месяца головокружительной истории, пережившей почти райский катарсис национального возрождения и свалившейся в сумрак «путинского инферно».

Русская Фабула
История
Вооруженная борьба ОУН Мельника. Часть первая. Буковинский курень

Вооруженная борьба ОУН Мельника. Часть первая. Буковинский курень

У значительной части людей, поверхностно знакомых с темой, выработался устойчивый стереотип, что мельниковцы, в отличии от бандеровцев, были лояльно настроены по отношению к немцам и тесно с ними сотрудничали в течении всей войны. Доля истины в этом утверждении несомненно есть, но только лишь доля. В реальности, историческая правда при внимательном изучении оказывается куда более неоднозначной, сложной и многослойной, чем это кажется на первый взгляд.

Роман Вольнодумов