Тень, или чего нам ждать от семнадцатого? Глава последняя.

Image title

И что теперь делать?

Действительно, в свете предыдущей части могло сложиться впечатление, будто я подвожу к мысли об антиутопиях и безвыходности. На самом деле, конечно, я веду строго к обратному. Дело в том, что только точно зная, что именно нам угрожает, мы имеем шанс с этим бороться. Сложность в другом – предлагаемый рецепт настолько труден и неприятен, что говорить о нем прямо не представляется возможным по многим причинам.

Поэтому, заключительная часть будет наиболее иносказательной из всех – иначе мне, как автору, могут грозить известные неприятности.

Разумеется, умный читатель уже догадался, что можно противопоставить такому варианту будущего, однако моя задача сегодня заключается в ином – дать обоснование самой возможности подобных действий.

История, как я уже говорил, вещь поливариантная. Конечно, львиная доля процессов, сама магистральная ее линия предопределены обстоятельствами, но этим все не исчерпывается. Было немало периодов, когда от судеб и решений конкретных людей – прошу заметить, довольно узкого круга людей – зависело будущее многих стран.

Если бы трон унаследовал не Иван Грозный или если бы он не сошел с ума, не разорил собственную страну опричниной, случилась бы Смута? Продолжи он курс Избранной Рады, не было бы наше государство сегодня иным?

Умри Петр Первый во младенчестве, кто еще был готов провести столь масштабную вестернизацию?

Говоря о революции и ее неизбежности «в силу сложившихся причин» - разве эти причины сложились не благодаря действиям и бездействию конкретных царей? И наконец – пусть революция была неизбежна, был ли неизбежен ее исход? Кто, кроме Ленина и Троцкого, обладал умом и авторитетом, достаточными для того, чтобы создать Союз, удержать его, провести столь коренную переработку всех аспектов жизни? Если бы были другие лидеры их уровня, разве сами их свойства, их ум и энергия позволили бы им остаться в тени, незамеченными?

Идея исторической «скамейки запасных» откровенно нелепа и глупа, если попытаться посмотреть на нее со стороны. Нет ничего глупее, чем мысль, будто наполеоновскую империю все равно бы кто-то построил, даже если бы не было Наполеона. Так себе и представляю «копию» Корсиканца, сидящую где-то в глуши и говорящую себе «ничего, вот если вдруг убьют этого Бонапарта, настанет мое время, сделаю то же самое, что он должен – ведь профессора полагают, что создание империи исторически предопределено, а Бонапарт так неосторожен – вдруг в него картечь попадет – как же тогда быть профессорам? Ошибаться-то они не могут!».

Разумеется, только пламенное честолюбие, бесстрашие и холодный расчет могли сделать Бонапарта императором. Конечно, власть в его отсутствие могли захватить и другие – но создать того же, что Наполеон – вряд ли сумели бы. В чьем еще характере было бросать ослабленную страну в захватническую войну? Уж не Фуше ли с Талейраном?

Аналогично и во многих других случаях – чем тоньше момент и чем важнее значение каждого дня и месяца, тем большую роль играет личность. Российская империя могла пойти разными путями после падения – выбрать нового монарха, взяв с него обещание конституции и реформ, превратиться в республику, стать чем-то вроде франкистской диктатуры, взяв курс на жесткое и быстрое восстановление с пресечением радикалов-революционеров, могла, наконец, просто развалиться на отдельные государства.

Кстати, о Франко - умри он случайным образом и приди к власти в Испании коммунисты - как бы это изменило карту Европы и историю 20 века?

Поэтому, от судьбы одного-двух человек, ну, может, пары десятков в иные моменты зависит судьба миллионов, и в конечном итоге, всего мира. Ведь останься Россия в числе стран Европы, было бы глобальное противостояние с соцлагерем? Одержал бы верх Гитлер, поддержанный не в последнюю очередь из страха перед коммунистами? А если и одержал бы, осмелился бы развязать войну, когда Россия бы оставалась с самого начала союзником Англии и Франции, не делая сомнительных кивков в его сторону? Представьте, каких бы катастроф не пережил бы мир, скольких современных кризисов мы бы не унаследовали, до сих пор не зная, как их решить. Ведь все перечисленное – гибель модерна, конец веры в человека, сломанный хребет евроцивилизации, болеющей левацким иммунодефицитом – все это болезненные всходы коммунистического проекта. Разочарование постмодерна – афтершок страшнейшей из войн, реакция на тоталитарные режимы.

Еще раз напомню свой тезис – тоталитаризм прошлого века с тогдашними технологиями – ничто перед тем рабством, на которое способны нас обречь современные технологии. Если столь ужасны были последствия того, что началось без двух лет столетие назад, то каковы же будут последствия нового кошмара, на порядок более дикого и бесчеловечного? Если мы и теперь не преодолели вчерашний кризис, что нас ждет после еще более страшного?

На этот раз мы догадываемся, как и когда он может произойти. Догадываемся, к чему могут нас привести события завтрашнего дня. Догадываемся, чьими руками может быть сотворено это зло...
Sapeniti sat, пожалуй. С этим должно быть ясно.

Напоследок скажу еще вот о чем – чтобы меня не упрекали в отсутствии идей и конструктивных предложений. Изложить это прямо, само собой, невозможно, поэтому брошу краткий намек. Крохотное государство Израиль процветает в кольце ненавидящих его врагов, порождая героев и правителей – государство, разметом и населением меньше одного лишь Питера и Ленобласти. Сингапур – развитая страна, которая меньше Тульской области. Какой губернатор Тулы был близок к Ли Куан Ю?

На карте множество маленьких государств, не только не сожранных большими, но и вполне процветающих. Сколько таких Израилей могло уместиться на...?

Впрочем, не будем о грустном. Размер, похоже, все-таки не имеет значения, но личности, озабоченные этим параметром, запретили говорить о том, что качество порой бывает важнее количества.
Хорошо, раскрою даже несколько больше, чем хотел. Давайте задумаемся - в чем причина всего того, что делает возможным описанное мной в прошлой главе? Почему страна тяготеет к скатыванию даже не просто в империю - в гигантскую манихейскую секту? Виной этому сверхмассивная черная дыра в ее центре - Моксель, или как-то так она называется. Это - современный Карфаген. Именно это место высасывает из одной восьмой планеты все соки, именно оно - причина того, что не дает развиваться огромным территориям - ведь если они будут развиты, то зачем им такая столица? Хозяин нужен нищему рабу, неспособному себя прокормить, нужен голодному и запуганному, преисполненному страхом перед соседями, лишенного способности мыслить, скоту. Моксель - идеальный паразит, процветающий за счет поглощения жизненных сил тела-хозяина. А чтобы подконтрольный организм не пытался убить паразита, тот впрыскивает ему в мозг отраву - "без меня тебя убьют", "раздробленность - хуже любой тирании", "единство и целостность - единственный способ выжить", "Я - наименее тяжелая альтернатива".

И поэтому, дамы и господа, я не верю никому. Я не верю Куковальному, который целит попасть в верхушку этого паразита. Я не верю никому, кто не говорит о главном. Потому что Моксель ставит любого перед выбором - "или играй по моим правилам, или все рухнет". С этим столкнулся Ельцин, кстати. Выбор предельно прост, и совмещение альтернатив невозможно. Моксель может существовать, только неуклонно повышая поглощение. Сегодня она уже почти обескровила всю территорию. Завтра она перейдет с денежной на кровавую диету - это называетсямогилизация "мобилизация", обмен крови на новый запас ресурсов. Это, кстати, и есть "цикличность роисской истории".

Поэтому, либо новый правитель примет правила игры Системы, либо его заменят те, кто более готов насытить ее аппетиты. Сегодняшние жадные идиоты, кормя себя, забыли о будущем Паразита, и скоро тот найдет себе новых слуг, куда лучше чующих его потребности. И уж они накормят его досыта, так, как он хочет...

Но мы сегодня знаем, знаем заранее, что у спрута есть сердце, и знаем точно, где оно находится.

Нам нужно на самом деле не так многое - ясный взор, твердая рука, и идея в сердце, идея, в равной степени масштабная и способная привлекать людей к себе, пробуждать мечту - но созидательная. Дело за малым - бросить Кольцо в Ородруин и убедиться, что без Барад-Дура даже Мордор, по краям, из осколков, может однажды стать цветущим местом, каким он и был задуман Эру.

Засим пожелаю всем тем, кто проследовал за моей мыслью до конца, всего хорошего – и, может быть, задуматься над тем, что вы только что прочли. Я, простой человек, не писавший в изданиях ранее, и не стал бы привлекать к себе незаслуженного внимания, если бы не чувствовал острой необходимости искать людей – тех, кто тоже чувствует, что хороший конец хотя и хорош, но не наступит сам по себе, по взмаху гэндальфова жезла. И нам, маленьким бессильным хоббитам, иной раз необходимо сделать все немногое, что от нас зависит – иначе черная тень над Роковой Горой вернется в мир – а такого конца не должно быть ни в одной сказке, особенно той, что зовется жизнью.

Я же не прощаюсь с теми, кто решит остаться - эта мысль была главной, но не единственной - ведь мало сказать о надвигающейся угрозе, пусть даже самой главной - нужно поговорить и о том, что должно быть, что правильно, что имеет потенциал - а иной раз и просто обсудить самые разные вопросы - ведь жизнь не ограничивается одной лишь политикой, не так ли? Найти меня можно в ЖЖ, - там и на Руфабуле будут выходить мои заметки, а пока - ненадолго прощаюсь. Жду гостей здесь - http://hertogenbos.livejournal.com


8163
Ingvar Hertogenbos

Ещё от автора