СТРАСТИ ПО СОБЧАК: эпизод первый или письма с корабля дураков

Казус, возникший вокруг президентских амбиций Собчак, бросает некий луч света на состояние умов российской оппозиции. Шум вокруг воззвания светской львицы, произнесеного за кухонным столом, стал главным политическим событием недели. На время его заглушил шок, вызванный нападением психа с ножом на журналистку "Эха", а потом выдвижение Собчак снова стала основной темой уже следующей недели. 

Одним из немногих, кто не наговорил скоропалительной ерунды, оказался Навальный. Возможно, коротая срок в очередной кутузке, он имел возможность философски посмотреть на вещи. Снова набрав в легкие воздух свободы, герой кировского леса резонно заметил, что, вообще-то, проблема Собчак для него далеко не на первом месте. И отправился в Астрахань. 

А вот финансист Слава Рабинович, в качестве блоггера испытывающий некоторый кризис жанра, разразился заявлением об уголовной ответственности Собчак за участие в фальсификации выборов, за сговор с властью, и прочие страшные вещи. Эта пафосность, по моему скромному оценочному суждению, несколько странно звучит в стране, в которой, уже минимум сто лет (на самом деле, с незапамятных времен), действует неписанный принцип ненаказуемости политических преступлений, если они совершаются людьми определённого уровня власти и социального статуса. 

Как мы помним, многие участники сталинских репрессий спокойно дожили до преклонных лет, и смогли понаблюдать, как дети-внуки их жертв возлагают цветочки к разного рода памятным камням. Разве пострадал кто-нибудь из позднсоветской номенклатуры, кроме попавшего под раздачу Чурбанова? Разве получили судебную оценку события 91-го и 93-го годов? Промолчим про приватизационный дерибан, выборы 96-го, залоговые аукционы и обе чеченских войны (вещи причинно друг с другом очень взаимосвязанные). А что, деятельность отца Ксении Анатольевны в бытность его непосредственным начальником нынешнего президента России, она получила какую-то юридическую оценку? 

Поэтому, достойная римского трибуна высокопарность Рабиновича звучит как-то странно. Даже если следующий "транзит власти" окажется не столько комфортен, как предыдущие, и под раздачу попадут разного рода шестерки в генеральских погонах, Ксения Анатольевна, с точки зрения, угроз этого гипотетического будущего, занимает безпроигрышную позицию. При худшем для неё обороте дел, получив вместо президентской короны фигу с маком, она пожмет плечами и улетит растить детей-внуков на какие-нибудь лазурные берега. Рискует она разве, опоздать на последний самолёт, если транзит власти вдруг сорвется, обернувшись каким-то некрасивым месиловом. Но, во первых, она наверняка успеет, во вторых, всем будет не до неё, а в третьих... 

Да разве не помним мы времена, когда с украинских аэродромов взлетали разного рода лайнеры, джеты и суперджеты, унося членов Партии Регионов в более спокойные края? И были среди этих членов персонажи и гламурные, и не очень, и даже была дива с чудным голосом, певшая когда-то "Я вам пою, пусть вам повезёт в любви". И надо же, как легла карта: прошла пара-тройка недель, и все эти поющие-говорящие регионалы начали возвращаться в объятья неньки-Украины. И всем им было счастье, нашел себе место в новой украинской власти и кум Путина Медведчук, и всем повезло в государственной любви, и даже Рената Ахметова украинское государство прижало к своей нежной груди и не нашло емуни одного серьёзного вопроса. И только не угадавший правильной карты Коломойский, довольно много сделавший для того, чтобы Днепропетровская область не пала под сапог "русской весны", но попутавший берега, оказался в роли Троцкого украинской революции... 

Впрочем, это уже другая история.

© Дмитрий Веприк

903

Ещё от автора