Спят курганы темные... Финские истоки Залесской Руси

О том как гигантская мощь славянской колонизации Ростовской земли, совершавшейся в течение веков оказалась историографической фантазией.

В Ярославском издательстве "Ярославичи" вышла книга "Залесская Земля в IX–XI веках: историческая и археологическая панорама".

Эта книга – освещает современное состояние изучения основных раннесредневековых центров Залесской земли и происходивших в IX–X вв. процессов интеграции их в единую политическую систему Древней Руси. Авторы рассматривают развитие главных очагов расселения и центров политической власти на землях финно-угорского племени меря между Окой и Волгой в период от первого появления этнонима «русь» в средневековых текстах до конца княжения Владимира Святославича, когда формирование территории Древнерусского государства, в основном, завершилось.

В свое время советский археолог, академик В. В. Седов выдвинул гипотезу о славянской основе мери в результате миграции в VI–VII вв. некоего нового населения из Средней Европы, обусловившей значительные изменения всей этнической карты будущей  территории Центральной России (Седов, 1999 а, с. 97–100; 1999 б, с. 147–158). Однако при всей важности фактов, положенных в основу предложенной славянской концепции, нужно помнить, что древнерусская летопись отрицает славянство мери, относя её к «иним языцам». Отрицает это и археологические исследования последних десятилетий.

Пара любопытных цитат из этой книги:

  • "...Включение Северо-Восточных (Залесских) земель в состав Древнерусского государства традиционно рассматривается как следствие славянской колонизации. Однако археологические данные позволяют подтвердить достоверность сведений о мере как о самостоятельном участнике событий начальной русской истории и получить о ней более детальное представление." (Леонтьев А.Е. На берегах озер Неро и Плещеево)

  • "...Соотношение "мерянских" и "славянских" компонентов на разных памятниках неодинаково, но для разделения памятников на мерянские и славянские нет четких археологических критериев. Можно полагать, что смешение вещей, связанных с различными этническими традициями, во многих случаях отражает реальное смешение разноэтничного населения." (Макаров Н.А. Суздальское ополье)

  • "...Материальная культура Суздальского ополья в X в. имеет меряно-славянский облик, в ней широко представлены разнообразные типы вещей, получившие в этот период распространение в Восточной Европе и Балтийском регионе, не связанные с определенной этнической средой, тогда как собственно славянские элементы на многих поселениях малозаметны. Классическая древнерусская культура окончательно формируется лишь в XI веке." (Там же)

Теперь переведу это на обычный русский язык. Буду вульгарен:

  • п.1: Финно-угры участвовали в формировании Древнерусского государства в Залесском регионе (IX - первая пол. X вв.) вообще без всякого присутствия славян.
  • п.2: Для более позднего периода - нет оснований для выделения "славянских" и "мерянских" памятников, население не отделяется по археологическим критериям.
  • п.3: Затем возникает "меряно-славянская" культура, в которой, почему-то, малозаметны славянские элементы ( :)) ), зато много интернациональных вещей из балто-скандинавского региона.
  • И, наконец, в XI веке тут формируется древнерусская культура, которая выделяется по появлению сделанной на гончарном круге, а не слепленной руками керамики, общедревнерусских типов украшений, подражавших городским, и присутствию курганного обряда погребения (впрочем, вплоть до полной христианизации не являющегося единственным: наряду с ним, есть и обычные для мери остатки кремаций на поверхности).

К слову, курганный обряд погребения обычно считается славянским. И тут важно отметить, что он не был господствующим в Залесье в описываемое время.

  • "...Несоответствие количества курганных погребальных памятников и поселений X в. в центре Суздальской земли свидетельствует  о  том,  что  курганный  обряд  не  был здесь  основной  формой  погребения.  Очевидно, он практиковался лишь малой частью населения." (Макаров Н.А. Суздальское ополье)

В 2000-х гг. в рамках исследования Суздальского Ополья к материалам раскопок знаменитого русского археолога 19 века графа Уварова обращается академик Н.А. Макаров. К этому времени группой под его руководством уже была проделана работа по картографированию финно-угорских селищ конца I – начала II тыс. н.э. в регионе Суздаля.

Выясняется поразительная вещь: раннесредневековых поселений оказалось в 5 раз больше, чем курганных могильников, а для более раннего периода – в 9 раз больше.

На правом берегу Нерли и на территории Ополья, где сосредоточена основная масса средневекового населения, курганные группы немногочисленны. Известно, однако, что «большинство курганных могильников Суздальского Ополья представляли собой некрополи отдельных поселений, находящиеся в тесной топографической связи с селищами».

Как пишет сам Н.А. Макаров в другой своей работе "Курганные могильники Суздальской округи":

  • "предположение, что курганы разрушились – неправдоподобно в сравнении с гипотезой о коротком периоде бытования курганного обряда и его изначальном сосуществовании с бескурганным".

Более того, даже в тех могильниках, где было значительное количество насыпей, число курганов не соответствует нормальным размерам некрополей крупных поселений, функционировавших полтора-два века. Так, к примеру, знаменитое скандинавское Гнездово на Днепре вблизи будущего Смоленска, занимавшее 17 га, накопило за свои примерно сто пятьдесят лет существования 3800 курганов. Однако с селениями Суздальского Ополья того же размера и того же времени существования все иначе: селище Весь - 21 га – только 147 курганов, Шекшово – 22 га – лишь 244 кургана.

  • "Таким образом, в Суздальском Ополье выявляется значительная диспропорция в числе поселений и погребальных памятников". Н.А. Макаров приходит к убедительному выводу: "курганный обряд не был общепринятой нормой в центральных районах Суздальской земли". (Макаров Н.А., Красникова А.М., Карпухин А.А. Курганные могильники Суздальской округи//Великий Новгород и Средневековая Русь. М., 2009. С.432-454)

Этот вывод, однако, важен не только сам по себе.

Для историков и археологов от А.А. Спицына в 1905 г. и доныне очевиден факт: погребальные памятники славян - курганы, а финно-угров - могильники. И если установлено, что в X-XII веках население, погребавшее своих мертвых в курганах составляет в Волго-Клязьминском междуречье (Центре исторической Московии) подавляющее меньшинство, то это - серьезный аргумент, подрывающий саму возможность "массовой славянской колонизации".

Что вполне убедительно: к примеру, массовое переселение англов и саксов в Британию за сто пятьдесят лет оставило на британской земле 50 000 однозначно германских захоронений в 1500 могильниках, четко отличающихся от кельтских памятников того же периода. Следы славян в Суздальской земле, как видим, совсем не выразительны.

Так как же быть с славянской колонизацией Залесья "о которой так долго говорили большевики" советские историки?

Приведу аналогию. Если продолжать быть вульгарным, то, к примеру, появление в слоях 1990-х гг. многочисленных аллюминиевых банок из-под "Ягуара" и "Пепси" вместо олдскульных пробок от водяры и пластиковых от плодово-ягодного, находки многочисленных одноразовых зажигалок и прочих китайских импортов а также изменения в погребальном обряде (исчезают обелиски с красной звездой) видимо, может объясняться только полной сменой населения в Нечерноземье в результате массовой иноплеменной колонизации...

Таким образом, поражавшая русского археолога и историка древнерусской литературы Елпидифора Барсова в 1902 г. "гигантская мощь самого подвига колонизации Ростовской земли, совершавшейся в течение веков Славянским племенем с поглощающим напряжением физических сил", поражала его не зря, оказавшись, судя по всему, обычной историографической фантазией.

Информация о книге: "Залесская Земля в IX–XI веках: историческая и археологическая панорама". Издательство Ярославичи. Ярославль 2014. 128 с. : иллюстрации, карты.

6695

Ещё от автора