Семейные традиции

Утро было пасмурным, неуютным, и совсем не весенним. Я стоял у окна, с бокалом кофе, и с какой-то собачьей тоской, смотрел на капризы природы. За стеклом крупными хлопьями шел снег, словно и не было еще совсем недавно теплых и солнечных дней.

Я вздрогнул, звонок телефона, вернул меня из тоскливой задумчивости. Я взял трубку. Мама! Первой мыслью было отключить звук, и сказать потом, что был очень занят. Я догадывался, о чем предстоит разговор. И только мысль о ее возрасте и здоровье, заставили меня ответить.

— Да мама, привет! Как ты? Как здоровье, как спина? — я решил попробовать взять маму напором, в надежде, что она забудет, зачем я ей понадобился.

— Спасибо, Андрюша, вроде ничего. Ноет немного, но это от погоды, ничего, пройдет. — Мамин голос не оставлял надежд. Именно таким тоном, она предлагала мне рецепты от облысения, пару лет назад. И тогда, все наши разговоры превращались в цитирование газеты ЗОЖ, да будут прокляты ее издатели, во веки веков!

— Как у Сереженьки дела, как учеба? — этот вопрос был откровенно дежурным, так как она, наверняка уже звонила ему сегодня.

— Мама, я думаю, что ты больше меня, знаешь о его жизни. Все в порядке наверное. — меня уже начинали раздражать эти дипломатические приемы. И я решил окончательно взять быка за рога.

— Ну говори, в чем дело? — спросил я несколько грубовато.

Повисла некоторая пауза, видимо мама колебалась, обидеться ей, или стерпеть, ради заботы о нашей семье. Забота, на этот раз взяла верх.

— Андрей, ты видел вчера, митинг показывали? Они уже скакать начали, как в Киеве у себя, возмутительно! Чего они добиваются? Еще один Донбасс хотят устроить? Кошмар какой-то. — все это она выпалила на одном дыхании, видимо очень боясь того, что я перебью ее, и не дам закончить. Я же напротив, специально долго молчал, после ее гневной тирады.

— Мама, давай для начала успокоимся. Давай по порядку. Кто скакал, где скакал, куда скакал? И еще. Мы же с тобой договаривались, что ты не смотришь Первый канал, ты опять? — спросил я как можно более спокойно, и с бесконечными паузами, между фразами.

— Это не по Первому! Это по РБК! А ты говорил, что их новости — честные! — я не могу передать, того торжества, с которым она произнесла это! (Чёрт! Чёрт! Чёрт!) Я был уничтожен.

— Ну хорошо. — мне пришлось согласиться.

— Понимаешь, они молодые, глупые, здоровые. А еще весна! Ну вот и прыгают, от переизбытка энергии. Не надо делать из этого каких-то ужасных выводов. — я все еще пытался разрядить ситуацию.

— Но ведь на Украине, так же было! И нашу молодежь обманут, или подкупят, и они устроят у нас Майдан, по всей стране, ужас! А к Власти придет, Навальный это проклятый, и пустят американцев везде, и бандеровцев этих проклятых, и все! И не станет России! И почему его только не арестовывают, почему, он на свободе? — последний вопрос, окончательно вывел меня из терпения.

— Да потому, что он заодно с главным врагом России, с Путиным! Как ты не поймёшь, что он правокатор, который за деньги все это и организует! — я уже не мог больше сдерживать себя, и кричал в трубку.

— Вас, и еще пол-страны превратили в баранов, которые повторяют, словно мантры , то что им вещают круглосуточно, из этих ящиков проклятых... Господи, помоги нам! — я окончательно потерял контроль, над собой, и меня буквально трясло от ненависти. От ненависти к этим пропагандистам, которые совершенно сознательно и цинично разрушают сознание наших людей. Это из за них, я не могу спокойно разговаривать с собственной матерью, и из за них же льется кровь на Украине, Сирии, и еще бог знает где...

— Путин, не враг, он спаситель России, Андрей. — донеслось из трубки. На этот раз голос матери был тихим и испуганным. Я понял, что она переживает за меня, за мое сердце, и не хочет больше волновать.

— Мамуля, милая, моя, прости меня... Я что то совсем... — после взрыва эмоций, я чувствовал себя опустошенным и беспомощным. И мне было ужасно стыдно, за свою истерику. Необходимость разговаривать вызывала еще большое раздражение...

— Мама, все хорошо, я перезвоню тебе... Прости, пока. — и я отключил вызов.

Еще учась в школе, мы очень часто слышали выражение: «...Сын на отца, брат на брата...». Я, помню все время пытался примерить его к своей семье, и у меня это ни как не выходило. В моей детской голове не могли уложится два таких противоположных чувства: любовь и ненависть. Сейчас же я четко представляю, как это бывает. 

Погруженный в такие не веселые мысли, я решил узнать, а что в нашем городе происходило вчера.

Открыл Фейсбук, нашел среди друзей, адептов секты „Алексея Московского“. Оказывается, и у нас, в нашем болоте, нашлись поддерживающие этого персонажа. Начал рассматривать фотографии. Почти на всех, улыбающиеся молодые лица, у кого уточки, в руках, у кого кроссовки на шее.

И вдруг, словно электрический разряд прошёл через меня. Лоб мгновенно покрылся испариной, ладони противно взмокли. На одном из снимков, я увидел Сергея. Собственного ребенка! Первое, что промелькнуло в мозгу, Сережа, смотрящий, из зарешетченого окна автозака. Но нет , вчера он вечером был дома. „Задержаний не было“ — с облегчением прочёл я под фотографией. Но почему, он ни чего не сказал мне, почему не посоветовался. А я то дурак, считал, что я по-прежнему авторитет для него. Идиот самовлюбленный, только и думаешь, что о себе.

Так, и что же мне сейчас делать? Первая мысль позвонить и всыпать по первое число. Но я уже давно убедился, что у меня первая реакция, всегда слишком эмоциональная, и всегда не верная. Ну, для начала, еще кружка кофе... Это все жена, сколько говорил ей: «Будь с ним строже!», Нет все балует, как маленького. Парень то ведь не глупый вроде, поступил на бюджет, первую сессию сдал на отлично, с девочкой встречается, вроде не плохая... Значит новые друзья появились в университете. Обработали. И как я не заметил? Мы ведь почти каждый вечер разговаривали... Нужно просто позвонить и спокойно поинтересоваться, что и как. Я взял телефон, и нажал на знакомый контакт. Спокойно, спокойно, спокойно. Повторял я себе, пока шел вызов....

— Привет папа! — услышал я знакомый голос.

— Привет сынок! — и тут голос мой дрогнул, я совершенно не знал с чего начать.

— У тебя сколько пар сегодня было? — произнес я, и удивился звукам своего голоса, до того он был неестественным.

— Две. А что, что -то случилось, с бабушкой? — голос сына, резко изменился, с веселого на озабоченный.

— Нет, с бабушкой все в порядке... — снова повисла пауза.

— Сынок, я хотел узнать, почему ты не рассказал мне о митинге вчерашнем. — первое признание в любви далось мне проще, чем этот простой вопрос... Тишина была мне ответом, видимо такого поворота событий, Сережа не ожидал...

— Алло, Сергей, ты слышишь?

— Да, — глухо отозвались в трубке.

— И что ты мне ответишь? — я уже взял себя в руки, и контролировал собственные эмоции.

— Ничего, ну сходили с ребятами, а что такого, ты же сам мне этот фильм показал... (И снова Чёрт, Чёрт, Чёрт) — голос сына был несколько смущенным.

— Сережа, дело не в этих жуликах, а дело, в том, что ты, мог пострадать, пойми! — терпеливо объяснял я ему.

— Вашу молодость и наивность используют разные проходимцы, в том числе Навальный! Если что то случится серьезное, то он то не пострадает, а вот с вами разберутся по полной! Навальный, это человек Путина, он работает на него, поймите вы это! Понимаешь? — его упрямое молчание, начинало выводить меня из себя.

— Знаешь, отец, иногда все не то, чем кажется. И у того, или другого решения, есть совершенно другие движущие мотивы. И в Фейсбуке так же полно пропаганды, как и на ТV. Нужны разные источники информации для формирования полной картины событий... — тихий голос моего сына, впервые прозвучал для меня, как гром среди ясного неба.

— Осторожнее, сыночек, — мы все, очень любим тебя... Приходи скорее... — это все, что я смог выдавить из себя, после почти минутного молчания.

Конец

1871

Что ещё говорят