Общество

Хипстерско-гражданский идиотизм

Хипстерско-гражданский идиотизм
Сизифов труд - суть гражданского активизма

В нашем квартале, между пятью-шестью-панельными многоэтажками, стоит здание какого-нибудь бывшего НИИ. Сейчас там всё приватизировано, площади, конечно же, сдаются под офисы. На территории этого замечательного памятника экономики переходного периода стоит контейнер для сбора строительного мусора. Каждую ночь, где-то часа в два, этот контейнер приезжает забирать на свалку грузовик. Каждую ночь, часа в четыре, он привозит его обратно. Представьте себе двух механических динозавров с паровым приводом, долго и мучительно любящих друг друга. Процесс погрузки и выгрузки контейнера звучит примерно так же.

Звук такой, что привыкнуть к этому абсолютно невозможно. Каждую ночь тысяча, наверное, человек, вынуждены просыпаться и закрывать окна. А потом открывать, потому что душно. А потом опять закрывать, потому что динозавры вернулись со свалки и снова жаждут любви.

Так происходит все семь лет, что я живу в этой квартире. И происходило, видимо, ещё столько же лет до этого. И, насколько можно судить, все это терпят. Большинству жителей, конечно, воевать со всем этим не хочется. Потому что это именно что война. Сначала надо найти куда жаловаться, потом найти независимую экспертизу, которая бы среди ночи замерила уровень шума, потом исписать килограммы бумаги, сходить на разборки в управу, или куда там ходят, потом дело докатится до суда, а оттуда уже пойдёт отдельная канитель – суд у нас дело известно какое. По-хорошему, пройти весь этот путь войны надо, но у всех есть работа, дети и желание потратить какое-никакое свободное время на отдых, а не на войну. Так что лучше уж терпеть динозавров.

Последние пару лет наш дом обслуживала частная компания ООО «ДЕЗ Пресненского района». Говорят, её крышевали из управы, потом руководство там сменилось, в компании вскрылось воровство, директора судят, компания банкрот. В авральном порядке нас временно обслуживало муниципальное ГУП (!) «ДЕЗ Пресненского района». Теперь этот гуп собирает жителей на собрание и намекает на то, что надо с ним заключать уже нормальный договор, потому что если не он, то дом попадёт под конкурс, а конкурс опять выиграют какие-нибудь проходимцы, как эти, которые ООО. Стоит ли говорить, что и при проходимцах, и при государственниках подъезды никто не ремонтировал (если не считать тоскливого таджика, возящего какой-то поганой краской по стенам раз в два года), пластиковых окон в них не ставили, убирали раз в две недели. Отдельная песня – сайт этого надёжного, совсем не проходимческого гупа. Как такового его просто нет, а если таки найти его в поисковике, то на главной странице висит слёзное обращение программистов сайта с просьбой их понять – гуп полгода не платит им зарплату, а им тоже нужно покупать еду и дарить жёнам подарки на 8 марта.

По-хорошему, надо и с ними воевать. Потому что это именно что война. Надо агитировать жителей, обходить все подъезды, разговаривать с полуглухими бабушками, неизвестно ещё сколько квартир в доме приватизировано, а сколько принадлежит государству, от имени которого будет голосовать какой-то неведомый чиновник, всех убедить, что надо искать хорошую управляющую компанию, найти её среди тысяч мошеннических помоек, уговаривать её заняться вашим домом, а потом ещё и контролировать постоянно, проверять отчётность, смотреть, не обсчитала ли она нас, а если обсчитала, то скандалить, а если скандал не помог, то вновь обходить весь дом, собирать подписи под расторжением контракта, и вновь искать приличную компанию.

Бороться за улучшение качества жизни в своём отдельно взятом доме, а ещё лучше в общественном пространстве городов – это такой сейчас тренд. Очень модный. Гражданская урбанистика, можно сказать. На просторах сети главным оседлавшим этот тренд активистом является Максим Кац. Помогает ему другой блогер, Илья Варламов. Вместе они недавно просили интернет-общественность скинуться на оплату визита звёзд западной урбанистики, чтобы те прочитали лекцию, как надо правильно город организовывать. Сумма, если память не изменяет, требовалась приличная – 3 миллиона рублей. Кроме этой деятельности Кац иногда берёт восторженные интервью у нано-топ-менеджера Анатолия Чубайса, а Варламов регулярно гуляет по городу, снимает помойки, сбитые бордюры, плохо положенную плитку и неправильно припаркованные машины и пишет под фотографиями комментарии в духе «ай, как нехорошо». Эта парочка пользуется изрядной популярностью благодаря своим разоблачительным интонациям, но покамест зримого эффекта от их деятельности на улицах Москвы не проявилось.
И тем не менее, посыл у них чёткий: нечего на других пенять, мы сами должны создать вокруг себя прекрасную среду обитания, как на «западе». Мы умные, умелые, работящие, мы это можем сделать, не надо ждать подачек от государства. Политика нам противна, мы гражданские активисты.

Мне часто звонят две дамы по фамилии Артюх. Я как-то написал заметку об их истории, они всё надеются, что я как-то ещё могу им помочь. Сын одной и одновременно муж другой одной тёмной ночью вышел во двор вместе со своим школьным приятелем разгонять сильно шумевшую пьяную компанию. Завязалась драка. На месте побоища остался труп. В полиции школьный товарищ показал, что ножом дрался Артюх. Этого, в целом, оказалось достаточно, чтобы закрыть его в СИЗО на десяток месяцев, и вот скоро начнётся рассмотрение дела по существу. Никаких других доказательств, кроме показаний человека, который сам с тем же успехом может быть убийцей, следствие не использовало. Ни экспертиз, ни видеоматериалов (драку сняла камера наблюдения), ничего. Полтора века криминалистики коту под хвост.

Недавно в Доме Журналиста проходил небольшой круглый стол, на котором родственники сидельца поведали свою печаль. Присутствовавший на мероприятии правозащитник Владимир Осечкин (правозащитный истеблишмент подозревает в нём мурзилку) продемонстрировал отличное знание предмета и рассказал женщинам, что они действовали неправильно, что долго тянули с подачей жалоб, что теперь, полтора года спустя, все судьи района уже поставили свои подписи под решением о продлении заключения под стражей, и системе теперь будет тяжело признать, что она была столько раз неправа, а значит приговор будет обвинительным. Вот такая вот, как теперь говорят, «пичалька». Сами виноваты, короче.

После анализа этой одиночной ситуации Осечкин перешёл к общему: объяснил присутствующим, что он ведёт активную работу по набору в независимые общественные инспекции тюрем и следственных изоляторов (ОНК) – такой вот государственно утвержденный способ общественного контроля. И никто, блин, не хочет туда идти на добровольных началах. А такая группа по 30 человек нужна в каждом регионе. И пока они не соберутся, не начнут работать в каждом регионе, так и будет у нас беда с пенитенциарной системой, не будет у нас тюрем как в Норвегии.

Следуя логике Осечкина, Каца, других светлых людей, по всем фронтам ведущих бои за улучшение качества жизни, я, как ответственный и мыслящий гражданин должен а) победить своих любвеобильных динозавров, б) найти, а лучше самостоятельно создать хорошую управляющую компанию для своего дома, попутно разобравшись во всех хитростях коммунального хозяйства, в) постоянно следить, как кладут тротуарную плитку, и если кладут плохо, то жаловаться в прокуратуру, д) регулярно в составе комиссии инспектировать тюрьмы, е) за свои деньги стерилизовать всех бродячих собак и кошек, что попадаются мне под руку, ё) неустанно мониторить сайт госзакупок на предмет бесчинства чиновников за госсчёт. И так далее. Пункты от «ж» до «я», уверен, читатель может добавить самостоятельно. Мне предлагается забыть про работу и семью, и с упорством идиота тратить свою жизнь на героическую борьбу со следствиями, не обращая внимания на причину.

Такой вот хипстерско-гражданский идиотизм. Постоянно вычерпывать воду вместо того, чтобы заделывать течь. И это самая большая загадка в этих вот лидерах гражданского протеста: это у них осознанная стратегия, это они мурзилки все или же просто глупость институциональная, идиоты они все? Просто-таки кадетская вилка: глупость или измена?
Государственный аппарат, чиновники, всё, существование чего оплачивается нашими налогами, должно корректно выполнять свои функции самостоятельно. Чтобы многочисленные общественные комиссии или просто активные церберы-одиночки постоянно не контролировали процесс и чуть что поднимали вой. И если высшее руководство страны уже который год не способно наладить этот процесс, то автоматически, по всей стране, вне зависимости от уровня образования и кругозора, практически на бессознательном уровне люди начинают задаваться вопросом о компетентности этих самых руководителей. Общественное – это частный случай политического. Политическое – продолжение общественного.

Отсюда, из такого вот бытового сора (а вовсе не из классовой ненависти к чиновникам, что так старательно эксплуатирует Навальный), растут корни недовольства населения. И если с этим ничего не делать, то от роста протестных настроений не спасут ни бравурные интонации дикторов федеральных каналов, ни победа в Олимпийских играх, ни тотальное политическое и умственное банкротство тех, кто называет себя лидерами оппозиции.

10 458

Читайте также

Общество
Департамент большевистской культуры

Департамент большевистской культуры

Руководитель департамента культуры упирает в своем письме на то, что заведение под руководством Серебренникова — государственное, и что властвует департамент не произволом, но по праву. На историю происхождения этого права стоит обратить отдельное внимание.

Артем Северский
Общество
Революция (tm)

Революция (tm)

Что больше всего бросается в глаза — революция окончательно стала одним большим медиа-проектом. Фотографии со всех концов света, снятые на фотоаппараты стоимостью десятки тысяч рублей, видеоролики с применением новых технологий. Художники с активной гражданской позицией рисуют протестные картинки, которые тут же печатаются на футболки и выбрасывается на прилавок интернет-магазинов, прямо в руки жаждущей революции публики. Революционность культивируется как процесс. Борись, сопротивляйся, SWAG.

Андрей Кузнецов
Общество
 «Учения ФСБ в Рязани»: я это видел

«Учения ФСБ в Рязани»: я это видел

15 лет назад произошло нечто, позже ставшее известным как «Учения ФСБ в Рязани». Когда я был на пикете «ЯБЛОКА» 22 сентября у памятника Пушкину в этом году и девушка держала в руках плакат, а на асфальте перед ней лежал мешок с «сахаром-гексогеном», проходившие люди спрашивали — мол, а что такое гексоген?
Забыли, ребята?

Дмитрий Флорин