Право

О праве и халяве

О праве и халяве
Знаменитый пират Джек Воробей узнал о существовании Никиты Михалкова

С 1 августа в России вступил в силу «Федеральный закон о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях». Разумеется, закон этот, позволяющий блокировать сайты до решения суда, столь же идиотский, как и все законы, принимаемые в РФ в последнее время, и, разумеется, реально он направлен вовсе не на защиту авторских прав в целом, а на пополнение карманов верного путинского холуя Н.Михалкова и его присных — ибо из всех объектов авторского права распространяется исключительно на фильмы и даже все споры, связанные с их распространением, переносит в Московский городской суд — ну, чтоб Никите ходить недалеко было. Представить себе вереницу западных кинокомпаний, выстраивающихся с заявлениями в Мосгорсуд, мне как-то затруднительно. Вполне очевидно также, что закон этот выполняться не будет — все предыдущие попытки закрыть торрент-трекеры заканчивались, как известно, тем, что они возникали под новыми именами. Существуют и другие технические решения, позволяющие обойти блокировки сайтов, особенно если последние хостятся за пределами России.

Вместе с тем, проблема авторских прав существует вполне реально, причем не только в путинско-михалковской вотчине. Для меня, как для писателя, эта проблема актуальна с обеих сторон — и производителя информационного контента, и его потребителя.
С одной стороны, желание платить за то, чем пользуешься, как можно меньше, а лучше вообще ничего, само по себе совершенно естественно и нормально. Разумеется, никаких высоких идеалов типа борьбы за свободу чего-то там за этим не стоит, это банальное «денег жалко», но это, повторяю, нормально. И глупо осуждать тех, кто не платит за то, что можно скачать бесплатно (я и сам такой, и никогда этого не скрывал; вот прямо сейчас, пока я пишу эту статью, у меня качается фильм с торрент-трекера — само собой, не российский, г-н Михалков и иже с ним могут не беспокоиться: их «шедевры» я не стал бы смотреть, даже если бы мне за это приплачивали). Конечно, такое желание не может служить оправданием воровства, но, вопреки традиционной демагогии «копирастов», скачивание файла из интернета не может считаться воровством, поскольку оригинал в этом случае никуда не исчезает и не перемещается, а лишь создается его копия. Говорят, что объектом кражи в данном случае является не сам фильм (книга, музыка, программа), а прибыль, недополученная в результате правообладателем. Но в этом случае надо еще доказать, что правообладатель действительно мог рассчитывать на эту прибыль. То есть, что если бы я не имел возможности скачать фильм и т.п. у «пиратов» (а фактически, в случае торрентов — у других таких же пользователей, готовых безвозмездно со мной поделиться), то я бы его купил. Если же я заявляю — если угодно, могу это сделать даже под присягой, и это будет правда — что не стал бы покупать соответствующий контент ни при каких обстоятельствах, то, очевидно, говорить о какой-либо «недополученной прибыли» смешно. Правообладатель не получил бы ее в любом случае.

Более того, как раз в случае с фильмами немало людей, которые качают их из интернета лишь для того, чтобы решить, стоит ли идти смотреть их на большом экране (я, правда, к таковым не отношусь — мне вполне хватает монитора). В этом плане особенным идиотизмом выглядит борьба с «экранками», за которые Михалков и Ко. готовы сажать людей в тюрьму — ведь очевидно, что вменяемый человек может скачивать фильм в таком низком качестве исключительно ради того, чтобы решить, идти ли в кинотеатр; если же у него такого намерения нет, он просто дождется появления нормальной цифровой копии. Впрочем, возможно, Михалков считает, что его целевая аудитория состоит из невменяемых, или же не надеется, что знакомство с его творениями способно вызвать у кого-либо желание увидеть их в лучшем качестве — ему виднее.

С другой стороны, я прекрасно понимаю — и как потребитель, и, разумеется, как производитель — что никто не обязан доставлять другим бесплатное удовольствие, даже если сам не несет при этом издержек. И меня повергают в полный шок особи, у которых желание «халявы» превращается в требование. Когда само право автора на вознаграждение за свой труд отрицается, когда вместо благодарности за свое творчество он получает совершенно непритворное возмущение: ах, как он смеет не то что требовать, а даже и просить денег за свою работу?! Это даже свинством нельзя назвать — все-таки свинья под дубом подрывала источник своего удовольствия исключительно по глупости и невежеству, а эти — вполне сознательно. Я, например, раньше выкладывал все свои тексты в бесплатный доступ (если это не запрещали договоры с издательствами), но столкнувшись с таким отношением — перестал это делать. Некоторые писатели — далеко не самые плохие, между прочим — перестали писать вовсе или подумывают об этом.

Хуже того — подобные, с позволения сказать, «читатели» не признают даже неимущественных прав, отказываясь, например, поставить ссылку на автора или удалить/исправить искаженную версию текста (хотя, казалось бы, последнее — напрямую в их же интересах!) И все это — в той же наглой и хамской манере и с полной уверенностью в собственной правоте: мол, раз твой текст попал в интернет, мы теперь будем делать с ним все, что хотим! Вот от такой феерической наглости я, честно говоря, просто теряюсь. Я понимаю, как можно делать гнусности и радоваться своей безнаказанности, но я не понимаю, как можно еще и считать себя при этом морально правым. Что характерно, такое поведение чрезвычайно распространено именно в русском интернете. Неудивительно, что люди, так относящиеся к чужим правам, чужому труду и чужому достоинству, не способны защитить свои собственные...

Однако, хотя для всякого нормального человека бесспорно, что любой автор заслуживает вознаграждения за свой востребованный труд (а если его читают, смотрят, слушают и т.д. — значит, его труд востребован), в то же время существующие законы об авторском праве явно находятся за гранью здравого смысла и справедливости. В самом деле, за сделанную один раз работу логично получить однократное же вознаграждение (оно может быть выплачено и частями, не суть важно). Кроме того, покупатель должен иметь право использовать то, что он честно купил, как ему угодно — иначе он не покупатель, а, в лучшем случае, арендатор. Например, производитель автомобиля получает за него деньги один раз — при первой продаже, и все дальнейшие действия каждого владельца машины — будет ли он ездить на ней один, катать друзей, одалживать родным, займется частным извозом, проведет тюнинг, перепродаст или разберет на запчасти — никак производителя не касаются. Он не может ни запретить эти действия, ни требовать процент с каждой произведенной с машиной операции.

В области же авторских прав действуют не только совершенно драконовские ограничения (см. любое лицензионное соглашение), но еще и за один раз созданное произведение не только автор имеет возможность требовать деньги пожизненно, но еще и его наследники — в течение 70 лет после его смерти! Доходит до совершенного маразма: например, на форуме, посвященном играм для Yamaha MSX — был такой 8-битный компьютер в 1980-е — запрещено давать ссылки для скачивания этих игр, ибо это нарушает права их создателей. Уже и работающих компьютеров таких в природе практически не осталось (вместо них используются эмуляторы для PC), а игры для них интересны лишь маленькой кучке фанатов, желающих поностальгировать о молодости и, разумеется, давным-давно все эти продукты не представляют никакой коммерческой ценности — однако «низзя», и все! Авторские права!

Конечно, пользоваться поисковиками мы все умеем, и суровость законов — в данном случае отнюдь не только российских — искупается, как обычно, необязательностью их исполнения, но не об этом речь. На самом деле, как и большинство «неразрешимых» проблем, проблема авторских прав имеет простое и разумное решение, которое удовлетворило бы здравомыслящих людей с обеих сторон. Выглядеть оно может примерно так:

1. Автор (правообладатель) сохраняет за собой всю полноту прав в течение некоторого достаточно короткого периода, определяемого либо по времени (скажем, год с момента первой публикации/показа), либо по количеству проданных экземпляров/билетов (верхняя граница фиксируется для каждого жанра и периодически пересматривается, исходя из среднерыночных тенденций). Автор вправе выбрать (однократно для каждого произведения), какой из двух подходов он предпочитает. В течение этого периода любое несанкционированное распространение строго запрещено и сурово карается (вплоть до уголовной ответственности). Под распространением понимается исключительно создание новых копий; простая передача (в т.ч. перепродажа) диска, книги и т.п. распространением не считается.

2. Далее за автором сохраняются (навечно) лишь неимущественные права — на имя, название, отсутствие несанкционированных изменений. Возможно, имеет смысл также сохранить за правообладателем на срок, больший, чем в п. 1, но не пожизненный и тем паче не посмертный, исключительное право на коммерческое использование. В отношении же некоммерческого использования произведение поступает в свободный доступ.

3. Для своих личных целей приобретатель произведения может делать с ним все, что ему угодно. Ограничения могут накладываться лишь на распространение, если оно противоречит п. 1 и 2.

Таким образом, кому нужны новинки — идет в кино и магазин, кому нужна бесплатность — ждет год-другой и качает из интернета. И никаких эпических битв «пиратов» с «копирастами».

Если бы, конечно, люди и впрямь были здравомыслящими...

12 082

Читайте также