Политика

Вы сказали «люстрация»?

Вы сказали «люстрация»?
Демонтаж памятника коммунистическому преступнику Ф. Дзержинскому

С точки зрения нормальной юридической практики, законы не имеют обратной силы. Никто не может быть привлечен к ответственности или лишен гражданских прав по какому-либо новому закону, если он устанавливает ответственность за какие-то прежние деяния, совершенные до его принятия. Статья 54 Конституции РФ это прямо подчеркивает: «Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет».

Такого рода законы характерны лишь для процессов люстрации, когда определенные категории граждан поражаются в правах на основании своей прежней деятельности. Но в России, в отличие от некоторых восточноевропейских стран, люстрация деятелей бывших компартий и спецслужб не проводилась. Тем не менее, некоторые новейшие законы, дискриминирующие граждан, имеют отчетливо люстрационный смысл. Только связанный не с освобождением власти от прежней номенклатуры, но ровно с противоположной целью — не допустить во власть независимых оппозиционных активистов.

Так, в мае 2012 года, в последние дни своего президентства, Дмитрий Медведев подписал поправки к «Закону об основных гарантиях избирательных прав...», которыми фактически лишил этих прав граждан, «осужденных когда-либо к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений» (п.4.3.2).

В предыдущей редакции этого закона права выдвигать свою кандидатуру на любых выборах были лишены лишь те граждане, которые «имеют на день голосования на выборах неснятую и непогашенную судимость за указанные преступления».

Теперь же им запрещено куда-либо выдвигаться бессрочно, несмотря на погашение судимости. Эта поправка носит с очевидностью дискриминационный характер, прямо противоречащий самому смыслу современного законодательства. Смысл любого наказания за преступления (кроме смертной казни и пожизненного заключения) предусматривает возможность последующей гражданской реабилитации. И даже тюрьмы официально именуются именно «исправительными» учреждениями. Но теперь это наказание фактически приравнивается к пожизненному — если человеку, даже несмотря на давно погашенную судимость, навсегда запрещается принимать участие в общественной жизни.

По сути, это ограничение даже жестче, чем было при тоталитарном коммунизме. Даже в советских тюрьмах висели плакаты: «На свободу с чистой совестью». Но теперь, если уж ты когда-то совершил нечто «тяжкое» (или то, что суд счел таковым) ты уже «преступник» навсегда!

Причем, не надо думать, будто эта поправка отсеивает от участия в выборах лишь серийных убийц и прочих подобных маньяков. Например, Михаил Ходорковский, когда он выйдет из заключения, также никогда не сможет выдвинуть свою кандидатуру на любых выборах. Потому что у него именно «тяжкая» статья. Под этой угрозой ныне ходит и Алексей Навальный — если кировский приговор в отношении него вступит в силу.

Согласно этой поправке, на днях был снят с выборов кандидат в мэры Петрозаводска Анатолий Поляков, выдвинувшийся от Гражданского совета Карелии и незарегистрированных партий. Избирком припомнил ему «тяжкую» статью, по которой он был осужден еще в 1990-е годы, когда служил танкистом на Первой чеченской войне. Хотя тогдашний суд приговорил его лишь к 1 году условно, а впоследствии эта судимость была погашена, нынешняя законодательная поправка лишает его возможности избираться.

Поляков сейчас пытается оспаривать эту поправку в судах — но «независимость» российской судебной власти наблюдателям, увы, слишком хорошо известна... Однако он человек настойчивый, намерен дойти до Страсбурга!

Кстати, российский Конституционный суд еще весной этого года принял к рассмотрению обжалование этой поправки от группы предпринимателей, которые также пытались баллотироваться на выборах разных уровней, но их не зарегистрировали, несмотря на давно снятую или погашенную судимость. Однако жалоба эта до сих пор не рассмотрена — как-то не торопятся стражи Конституции ее защищать в преддверии очередных выборов...

Хотя адекватное рассмотрение этой поправки немедленно бы вскрыло ее абсолютную антиконституционность. И тогда виновной в тяжком преступлении перед Основным законом будет выглядеть сама власть. Судите сами:

32 статья Конституции: «Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда».

Всё, никаких больше ограничений нет!

Статья 55 декларирует: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

Однако эта «поправка Медведева» (коего и поныне кто-то считает «либералом») означает именно отмену или умаление гражданских прав и свобод. Получается, что гражданам отказывают в праве самим выбирать своих представителей во власть — и даже задать тому или иному кандидату возможные острые вопросы. Кстати, Поляков совсем не отказывался от участия в предвыборных дебатах, в отличие от действующего мэра Петрозаводска единоросса Николая Левина, который теперь вновь баллотируется на этот пост...

Анатолия я знаю уже несколько лет — он активный участник республиканских и федеральных протестных акций. Он избирался и в Координационный совет оппозиции, но, к сожалению, ему не хватило медийной раскрутки для того, чтобы пройти по общегражданскому списку. По списку «националистической курии» он идти не пожелал, хотя его позиция по многим вопросам ей близка. Впрочем, интересно было наблюдать, как она за последние годы эволюционировала от национализма к национал-демократии. И даже более того — его программа кандидата в мэры выглядела вполне соответствующей имиджу европейского либерального регионалиста.

Сегодня единственным либеральным кандидатом на пост мэра Петрозаводска осталась лишь «яблочница» Эмилия Слабунова. Однако кроме громких обещаний «все улучшить» никакой внятной программы она до сих пор не представила. У Полякова же первым пунктом программы значилось учреждение открытого городского правительства, построенного на принципах прямой интернет-демократии. Эту тему, кстати, давно уже развивают уральцы Леонид Волков и Фёдор Крашенинников в своем проекте «Облачная демократия». Сейчас Волков, в качестве начальника избирательного штаба Навального, пытается развернуть эти технологии в Москве. Однако маленькая Карелия, занимающая 2 место по распространению интернета в России, возможно, куда лучше подходит для такого политавангарда.

Открытое и прозрачное городское правительство, контролируемое гражданами через интернет, в принципе несовместимо с коррупцией — главным бичом российской политической системы. Другими пунктами программы кандидата Полякова значились: строительство культурных и спортивных объектов вместо сплошных гипермаркетов, безвозмездная передача молодым семьям участков под жилищное строительство, борьба с нелегальной иммиграцией, учет интересов коренных народов Карелии, защита экологии, рост связей с финскими и шведскими городами-побратимами.

Очевидно, что такая программа радикально противоречит интересам «Единой России», которая ныне пытается удержать свою власть в городе и республике, несмотря на то, что на последних думских выборах в Карелии за нее проголосовали лишь 32% избирателей. Поэтому неудивительно, что реально альтернативные кандидаты под различными надуманными предлогами с выборов снимаются. Однако такая ситуация не может продолжаться долго — она противоречит современному общественному развитию. Так что те, кто пытается вводить люстрационные барьеры, сами приближают момент собственной люстрации.

За антигражданские законы им придется ответить — конечно, без всякого насилия, но лишь пожизненным разведением овощей на дачах. И это будет назревший урок всему российскому обществу, которое в свое время радостно размахивало бело-сине-красным флагом, но так и не люстрировало бывшую партийную номенклатуру. За что теперь и вынуждено расплачиваться ее реваншем с бело-сине-красными корочками...

11 710
Вадим Штепа