Фотосет

Зона отчуждения

Зона отчуждения
Памятник эпохе

Более четверти века прошло со дня аварии на Чернобыльской АЭС. Эта катастрофа стала своеобразным символом краха советского строя, его раздутого индустриального могущества. Авантюрные попытки соперничать с Западным миром в деле развития сложных и опасных технологий закончились более чем плачевно — социалистическая бесхозяйственность и пренебрежение к условиям безопасности труда, олицетворенные чернобыльским катаклизмом, стали нарицательным явлением.

Сегодня места вокруг Чернобыля — почти сказочное фэнтезийное пространство ужасов, территория, где остановилась человеческая жизнь, но зато на фоне обильной радиации расплодились зайцы, волки и кабаны. Люди, впрочем, тоже еще имеются. Точнее говоря, то, что от них осталось — они почти превратились в тех самых фэнтезийных шреков, гоблинов, полуросликов и пр. Как и за счет чего существуют эти квазилюди и почему не уезжают — непонятно. Они выглядят странно, у них масса врожденных болячек, проблемы с интеллектуальным развитием и просто с нормальным существованием. Американский фотограф Donald Weber окунулся в этот «ублюдочный рай», запечатлел на память несколько исковерканных чернобыльских судеб и повседневный быт зоны отчуждения.


Юлия Косенчук и ее старший брат Толик из села Зорин готовят вечерний ужин. Семья зарабатывает на пропитание огородом, сбором грибов/ягод и охотой. Летом собирают и сдают металлолом.


Пьянство – стиль жизни и основное развлечение обитателей «ублюдочного рая».


Детский дом в селе Иванкив. У многих детей врожденные заболевания, обусловленные алкоголизмом родителей и последствиями чернобыльской аварии.


Саша Савченко и его мать Олена. Саша – эпилептик, что также списывают на Чернобыль.


Сценка из «бара» в Иванкиве. Муж и жена, чей сын поспешно покинул постсоветское пространство. Сейчас он «где-то в Америке».


Мужчина в кадре – Сергей Черненко, ему 32 года. Он и его жена – безработные, живут на «чернобыльские пенсии» ($60 в месяц). Двое детей – с врожденными пороками, им требуется квалифицированное лечение.


Нела Черненко на своей кухне в селе Прибирск.


Демаркационная линия. За колючей проволокой – зона повышенной опасности, непосредственно приближенная к останкам АЭС. Тем не менее, местные жители постоянно пересекают запретную черту, чтобы навестить родственников, друзей. Возможно, они считают, что бояться нечего – хуже жить уже нельзя.


Браконьерство – основной промысел в здешних местах.


Евгению 14 лет – у него врожденный порок сердца, ну и масса других проблем. Денег на операцию нет. Будущего, по всей видимости, тоже.



12 976

Читайте также

Фотосет
Город-призрак

Город-призрак

А быть может, Сочи-Путиноград и задумывался таким, гордым и одиноким, может это завещание неблагодарным потомкам? Город-призрак, город-фантом, прообраз той самой цветущей России, которую при жизни национальному лидеру так и не суждено было создать.

Русская Фабула
Фотосет
Республика бродяг

Республика бродяг

Так называемая «Донецкая республика» сконцентрировала в себе все омерзительное, что осталось от постсоветского и постимперского наследия и что, казалось бы, безвозвратно кануло в вечность.
Агрессивный милитаристский настрой, повсеместная совдеповская символика вперемешку с хоругвями, пузатые криминальные авторитеты с фиксами, злобные визжащие тетки, гопники в «адибасе», хмурые кудлатые казаки с нагайками, вездесущие кадыровцы-кавказцы, толпы «мирных» дегенератов...

Русская Фабула