История

Как делаются бархатные революции

Как делаются бархатные революции

Народ идет...

Стадо...

Ребята, будем реалистами!

Будем?!

В августе 1991 года в России (еще при СССР) ради «демократии» погибли трое. Хотя, как мы видим, демократии до хера. Много ее. Очень. Не зря погибали. Да?

В октябре 1993 года ради игры Ельцин vs. Хасбулатов-Руцкой — несколько сотен, может тысяч — погибли — правду никто не узнает. Тоже правильно, ради идеи. Куда же в Руси без идеи? Ради идеи дохнуть надо.

Киев — «сотня». Которая «небесная».

А вообще, народ, вы сила — или вы — стадо?

Вы верите, что вы победили? (это я к украинцам обращаюсь). К русским я не обращаюсь. Там скука и печаль.

Победили.

Анастасии разные бегают, Зины воняют, телами потными визжат. Семены подмышками пахнут.

Игорьки, Васьки, Дианы и Исааки хором Газманова и Любэ поют.

(Но — это отступление — я вам вот что поясню. Этот сайт — слегка «сложный». Но все, о чем вы будете читать, сопровождается фото. Все фото — они справа в колонке висят. Вы туда своей ленивой рукой ткните, и все увидите. Там даже иногда не просто фото, а даже фото с пояснениями. Там вообще много уникальных фоток).

Верят, что они выиграли войну. Я про Игорьков, Исааков, Зин и Семенов. Верят же... В свою силу. Величие.

А величия — хер собачий.

Но перейдем к истории.

В Чехии (это кусок бывшей Чехословакии — если кто не знает) сейчас годовщина «бархатной революции». Началось все 17 ноября 1989, закончилось 29 декабря того же года, когда Гавел стал президентом.

Теперь о конспирологии.

Пара дней, решивших все

Вопрос, который интересует многих (не все же вы о гречке думаете), звучит так:
«Какую роль тогда, в ноябре 1989 года, сыграли чехословацкие и советские спецслужбы? Являлась ли „бархатная революция“ массовым, народным своего рода восстанием против коммунистической власти или все, что произошло — спланированная акция, даже в какой-то степени заговор. Кто сыграл главную роль в событиях тех дней: народ, диссиденты или спецслужбы?».

Мы часто говорим о том или ином историческом событии: «Об этом узнают только через 50 или 100 лет. Это тайна, спрятанная в сейфах за семью печатями».
«Бархатная революция» 1989 года — в какой-то степени одна из таких тайн.

Что мы знаем? В течение несколько дней, недель власть от коммунистов перешла диссидентам и «гражданскому обществу». «Бархатная революция» была бескровной — ни одной жертвы. Коммунистическая партия не была запрещена, просто новые вожди коммунистов исключили из нее одиозных личностей. А дальше все продолжили жить. Зато всюду кто?!

Кто?!

ГАВЕЛ!

Стартом, началом, той революции была студенческая демонстрация 17 ноября 1989 года. Из пражского района Альбертов студенты пошли на Вацлавскую площадь, но были остановлены полицией и очень даже вооруженным спецназом. Жесткая, кровавая операция даже не по разгону, а по избиению многотысячной толпы. Более пятисот раненых.

Далее — забастовка студентов и актеров.

А потом — массовая общенациональная забастовка — 75% населения страны (официальная цифра)! Вы в России такое представить можете?!

Митинги на площадях — по полмиллиона человек. Переход прессы на сторону народа. Отставка генсека компартии Якеша и всего ЦК, переходное правительство, Вацлав Гавел — президент.

Но началось все не так бодро.

17 ноября 1989 года.

Демонстрация — в честь студенческого дня и студентов, погибших во время нацистской оккупации. Международный праздник. Кстати, о нем знают в России?

Демонстрация была разрешена властями. Среди организаторов — ЦК комсомола. Пожелания властей убоги: «Только возьмите с собой цветы. Почтите святое».

Диссиденты — то есть «Хартия 77» (Гавел и компания) в акции не участвуют («чтобы не помешать»).

Демонстрацию жестоко избили. Один человек погиб. Так тогда думали. Что убит студент. В тот момент это подтвердили конкретные люди: вахтер из общежития, где жил студент. Диссидент, выступивший на «Радио Свобода». И понеслось - поехало. Новость на весь мир: «В Чехословакии власти убили студента!»

«Новый Ян Палах. Он погиб ради свободы», — думали люди.

«Смерть» студента стала бомбой или скорее «будильником», давшим «звонок»: пора действовать решительно. Свергать власть.

«Убитый студент» Мартин Шмид, а так его как бы звали, стал тем самым «будильником», из-за которого страна восстала.

Но почему «убитый студент» мы произносим в кавычках?

Потому что никто никого не убивал. Все это была постановка, спектакль. Роль Мартина Шмида сыграл студент Милан Ружичка. И это — не все. И никакого Милана Ружечки не существовало в природе. Его сыграл работник StB (чехословацкий аналог КГБ) лейтенант Людвик Зифчак.

Играл по заданию начальства.

«Главный» политзаключенный страны — против Гавела

И вот тут начинаются теории заговора. Причем, что особо интересно, за каждой из теорий стоят реальные факты, так что ни одна из историй не выглядит выдуманной.

Мирослав Долейши провел в тюрьмах коммунистической Чехословакии 19 лет. Первый раз его посадили еще в пятидесятые, дали 23 года, но после смерти Сталина и в Чехословакии наступила оттепель, и Долейши выпустили.

Правда, до этого он изрядно испортил здоровье на урановых рудниках. Сидел Долейши и с 1977 по 1985 года, а вышел из тюрьмы только потому, что власти пожалели его: рак, скоро умрет. Долейши «обыграл» систему, он умер в 2001 году.

Известный политзаключенный, человек, которого никак нельзя
подозревать ни в симпатии к коммунистам, ни в сотрудничестве со спецслужбами.

В 1990 году, сразу после «бархатной революции», Долейши опубликовал целый труд о событиях ноября 1989 года. Бывший политзаключенный увлекся теорией масонского заговора, сговором КГБ и ЦРУ и прочими странными вещами.

Однако он приводил конкретные аргументы, которые никак нельзя назвать плодом больной фантазии.

Речь шла о студенческой демонстрации 17 ноября 1989 года.

Если коротко сформулировать теорию Долейши, предполагающую, что за событиями того дня стояли спецслужбы Чехословакии, то она основана на вопросах:

«Почему власти изменили движение общественного транспорта, перекрыли Национальный проспект, заперли все дома на нем, привезли спецназ, если студенческая демонстрация должна была двигаться абсолютно в ином направлении? Почему все лидеры „Хартии 77“, включая Гавела, за исключением пары человек, 17 ноября покинули Прагу?».

Долейши уверен: все было спланировано чехословацкими спецслужбами и советским КГБ.

Что делали генералы КГБ в Праге?

Почему именно в день разгона этой демонстрации в Праге находился с «рабочим» визитом первый заместитель КГБ СССР Виктор Грушко? Почему в штабе чехословацких спецслужб, занимавшихся разгоном демонстрации, «присутствовал» постоянный представитель КГБ СССР в Чехословакии Геннадий Тесленко, который вообще ни слова не говорил по-чешски, так что вряд ли он как-то мог помочь практическими, «однодневными», советами чехословацким спецслужбам?

Не только Долейши, но и многие другие люди, включая, скажем так, одиозных диссидентов, говорят о следующем:

— 17 ноября 1989, в международный день студенчества должна была пройти акция, которую брутально подавят, зато во всем мире о ней узнают.

— В начале декабря 1989 года Михаил Горбачев и Джордж Буш встречаются на Мальте, где, среди прочего, обсуждают и будущее Германии, которая, как уже было понятно, вот-вот объединится в одну страну.

— США, СССР, Англии не нужна сильная Германия. Но в странах восточного блока — кризис. Проще получить «независимые» страны бывшего соцлагеря, которые как-то ослабят влияние новой Германии. И США, и СССР выгоднее иметь «капиталистическую», а не «отстающую» социалистическую Чехословакию.

Прагматичные работники чехословацких спецслужб и КГБ понимают: или режим надо менять, или пора уходить «из света в тень».

Первый вариант: благодаря народным волнениям генсек Милош Якеш и другие «старцы», находящиеся у власти чуть ли не со времен 1968 года уйдут, и на их место придут реформаторы в стиле Горбачева.

Второй вариант: все рухнет, но пусть лучше это «падение системы» спасет кого надо и поможет им. Введет в новые власти работников чехословацких спецслужб и коммунистов. Для которых прагматика и деньги — главное!

Среди девизов «бархатной революции» были: «Мы — не как они», «Мы не хотим насилия».

Конспирологи считают, что эти девизы были придуманы чехословацкими спецслужбами. Ради того, чтобы после смены власти не началась охота на коммунистов.

Когда Вацлав Гавел пришел к власти, министром внутренних дел стал бывший работник чехословацких спецслужб Рихард Сахер.

Агенты только «проснутся»

Почему? Знал ли о прошлом министра Сехара (что тот работал в спецслужбах) Гавел — это вопрос. Почему за полгода правления нового министра и приставленного к нему Гавелом заместителем - диссидентом исчезло 15 тысяч личных дел из архивов спецслужб? Правда ли, что многие диссиденты сотрудничали с властью? Правда ли, что «Хартия 77» была проектом спецслужб?

Почему не были опубликованы документы об условиях передачи власти диссидентам со стороны коммунистов? Тут конспирологи выдвигают много теорий. Ясно только то, что мы об этом узнаем очень и очень нескоро.

Также тогда, в 1990 году, Долейши написал: «Множество агентов еще „спят“. В нужное время они „проснутся“. А нужное время настанет скоро».

Среди «спящих» был и нынышний президент Чехии Милош Земан.

Вопрос: зачем все «спали»? И зачем их стоило вводить в «сон»?

Варианты ответов:

1. Будущее: деньги нельзя терять.

2. Будущее: власть терять нельзя.

3. Будущее: властью нужно обладать.

4. Будущее: власть — все.

5. Деньги — главное!

Старт!

Ну а теперь — Людвик Зифчак. Это тот самый «убитый» студент, он же — Михал Ружичка, активист студенческого движения, один из лидеров демонстрации 17 ноября 1989 года, ставшей началом «бархатной революции». Даже не началом, а «живой бомбой».

Причем, он не был каким-то старым, «дряхлым» и уходящим на пенсию агентом. Наоборот! Людвик Зифчак родился в январе 1960 года, а на спецслужбы начал работать в 1992 году, поступив в «специальный» институт, а затем продолжив карьеру.

— Вы считаете, что «бархатная революция» — это был процесс, совершенный по сценарию компартии и спецслужб Чехословакии?

— Поймите, если бы коммунисты, власти, спецслужбы, этого не хотели, то никакой революции не было бы. Компартия управляла всем, «имела» ведущую роль в нашем государстве. В руках государства были армия и полиция.

— В чем заключался сценарий смены власти? И зачем вообще это было нужно чехословацким спецслужбам?

— Существовали разные сценарии, как все произойдет. Я говорю о смене власти. Или коммунистический сценарий — генсека Милоша Якеша сменят на кого-то либерального, или о передачи власти другим людям. Давайте вспомним, как было и в Чехословакии, и во всем Восточном Блоке. Холодная война. Кризис. На мой взгляд, чисто с точки зрения жизни людей, ситуация не была настолько ужасно. Но все равно, нужно было избавиться от многих людей, от консерваторов в руководстве чехословацкой компартии. И в стране существовало два вида оппозиции. Одну я называю официальной — это «Хартия 77», возглавляемая Вацлавом Гавелом. И вторая — «неофициальная» оппозиция, созданная агентством госбезопасности StB. Таких групп якобы оппозиции StB создала множество. Одной из них была и та, которую возглавлял я, от имени Милана Ружички. Мы назывались «Независимое студенческое движение». Мы были одной из структур, которые готовили демонстрацию 17 ноября 1989 года, начавшуюся в пражском районе Альбертов, и связанные с этой демонстрацией акции. Взорвавшие в результате всю страну.

— А кто такой был это ваш «герой» Милан Ружичка. Которого вы играли. Что мы о нем знаем? Студент Горного института города Остравы, активист оппозиционного движения... Как долго вообще этот персонаж, созданный вами, существовал и что вообще он делал?

— Милан Ружичка особо долго и не «работал». Он — студент из Остравы и при этом работник шахты в Кладно. Спецслужбы придумали его личность. Придумали все, начиная от свидетельства рождения. Целая легенда. Это была большая игра контрразведки. Это была моя роль. В марте 1989 года спецслужбы официально «легализировали» его личность. Ружичка начал «жить». Он получил не просто документы, но и квартиру, даже связного. И я под именем Ружичка создал независимое, ставшее сильным, студенческое движение. Главная цель движения? Это контакты с лидерами оппозиции, то есть «Хартией 77», тем же Гавелом. Моей задачей было создать такую атмосферу и такие условия, чтобы в случае, если в стране начнутся радикальные перемены, включая смену власти, мы вместе с ними эту власть получили. Получили и поделили.

— То есть одной из целей вашей группы было то, чтобы «Хартия 77» пришла к власти?

— Вы все абсолютно верно поняли. Но такие вещи делают во всем мире.

— Как была придумана демонстрация 17 ноября 1989 года? Зачем?

— Это придумал не я. Это был не мой план. Все было тщательно организовано. Главной целью было направить демонстрантов на Вацлавскую площадь. Среди тех, кто это придумал, был и глава StB Алойс Лоренц. До этого дня в Праге ведь тоже проводились демонстрации. Так что был опыт. Вацлавская площадь — она как стадион. Всех видно, всех можно контролировать. Это не какие-то узкие улицы. Так что я должен был привести тысячи людей на Вацлавскую площадь. Хотя изначально конечный пункт демонстрации, начинавшейся в районе Альбертов, был Вышеград.

— Для тех людей, кто знает хоть немного Прагу, понятно, что Вацлавская площадь и Вышеград находятся в противоположных точках. Как вам удалось привести многотысячную толпу не туда, куда она изначально планировала идти, а туда, куда это было нужно спецслужбам?

— Вот вы все время говорите: «Как у меня получилось?». Не у меня. Я был не один. Нас было много. Я был всего лишь часть цепочки этого плана. Что же касается того, как их туда привести... Это не особое и искусство — управление толпой, психология масс. Не нужно и стараться. Я был во главе демонстрации. А вести их куда-то — очень легко. Люди, если речь идет о толпе, когда они под управлением, всегда идут, как им скажут. А ведут их туда, куда надо.

Сплошные агенты

— Сколько человек среди демонстрантов знало, что вы — агент?

— Я хочу, чтобы вы поняли. Было несколько групп, и у каждой своя цель. Мы не знали друг о друге. Поэтому у каждой группы был свой начальник. О том, что я работник спецслужб знали люди только из моей группы. То есть где-то пять человек.

— Мы знаем, чем закончилась эта демонстрация... Убитых не было, тем не менее — более пятисот раненых. Вы когда-нибудь испытывали чувство стыда за то, что вели людей на это массовое избиение спецназом?

— Я был офицером. Мое дело было исполнять приказы командования. Конечно, я мог бы отказаться выполнить приказ. Да, мог бы. Но было иное время. Да и с позиции сегодняшнего дня я не думаю, что была какая-то разумная причина отказываться исполнять приказы.

— Почему вы вели людей именно на Национальный проспект?

— Главной целью, точнее первой целью, было направить народ, демонстрантов, на Вацлавскую площадь. Второй целью, точнее приказом сверху, который получили иные структуры, было сделать так, чтобы люди туда в результате не попали. Это означало, что толпу остановят на Национальном проспекте. Да, я знал, что до Вацлавской площади люди не дойдут, я знал, что их остановят. Если бы их, людей, вел не я, то их бы повел кто-то другой. Чувства вины у меня нет. Ситуацию это бы не изменило. Ну а вообще — столкновения демонстрации и полиции могли как произойти, так и не произойти.

Как прикинуться мертвым

— Но если людей буквально «заперли» на Национальном проспекте, загнали в ловушку, разве все могло закончиться без избиений и насилия?

— Вы должны воспринимать события с позиции тех дней. Демонстрация была остановлена. Несколько раз людям предлагали разойтись. Говорили куда идти, как идти. Люди не послушали. Но порядок должен быть восстановлен. Разве не так? Это же логично. Тогда чего вы ожидаете, к чему иному, как к избиению, это могло привести?

— Начался разгон, точнее избиение демонстрации... Как вы оказались лежащим на брусчатке? Вас ударил кто-то из спецназа?

— Лежащим на асфальте можно оказаться и иным способом... Без того, чтобы вас кто-то ударил или чтобы вы случайно споткнулись. Я просто упал. Взял и упал. Таков был сценарий. Все было продумано. На случай, если дойдет к столкновениям. А в StB и рассчитывали, что к этому дойдет. Все понимали, что демонстранты не разойдутся, не пойдут на уступки, будут двигаться на Вацлавскую площадь любой ценой... И все пошло так, как этого ожидали. И я стал человеком, о котором позже сказали, что он умер, точнее его убили.

Телеэфир, которому не поверят

Мартин Шмид, которого изображал лейтенант Зифчак, на самом деле существовал. Почему было выбрано это имя — человека, который якобы умрет — никто не знает до сих пор. Однако Мартинов Шмидов было даже двое — об этом есть целая статья в википедии. Причем оба в том, 1989 году, учились на физико-математическом факультете Карлова университета в Праге. И оба — на втором курсе. Один из них на той демонстрации 17 ноября вообще не был, второй ушел оттуда еще до того, как спецназ начал избивать демонстрантов.

После того, как по стране пошли слухи об убийстве студента Шмида, чехословацкое телевидение выпустило в эфир интервью со Шмидом. Вот он — жив и здоров. Оппозиция лжет. Все в порядке!

Однако все было странно. Это «странно» и используют как аргумент сторонники теории заговоров. В то время телевидение вещало нормально, в цвете. А тут — черно-белая дрожащая картинка, ощущение подделки. И народ не поверил. Точнее поверил в то, что Шмида убили. А телезапись — это просто ужасно сделанная фальсификация.

Конспирологи спрашивают: «Зачем нужно было делать телезапись, в которую заведомо никто не поверит?».

Вахтерша — наркоманка

Странной кажется и история с Драгомирой Дражской, вахтершей студенческого общежития, где жил Мартин Шмид (реальный). Именно она обзвонила не так, чтобы подруг, а «авторитетных» друзей, рассказав тем, что Шмид умер. А «авторитетные» друзья «случайно» оказались западными журналистами или диссидентами.

Дражска долго — очень долго — хранила молчание. Только в 2009 году она рассказала телевидению, что:

— студента она придумала, ни о чем не знает, никого не помнит, никого не убивали.

— все сделала сдуру, «была в затмении».

— со спецлсужбами отношений не имеет, не имела и никогда иметь не будет.

— ни Зифчака, ни Ружичку знать не знает, да и вообще... Может быть пьяна была. А может и не была. Не помнит.

На вопрос журналистов: «Правда ли, что вы употребляли наркотики?», ответила: «Да, до 1986 года, а потом перестала».

И добавила: «Я — не агентка».

Но вернемся к мертвому студенту. Точнее Зифчаку, изображающему мертвого. Он, кстати, рассказал, что «вахтерша» кое-когда и кое-кому дала подписку о неразглашении. И поэтому молчит. Но срок этой подписки скоро истечет.

Тоже теория заговора?

Итак.

Не осталось ни следа

17 ноября 1989 года...

Снова Людвик Зифчак. Точнее Мартин Шмид. Мертвый студент.

— Одно дело — изображать мертвого в фильмах. Другое дело — в реальной жизни. Почему никто вас не разоблачил? Почему никто не понял, что мертвый — он вовсе не мертвый. Да даже врач. Он должен был как минимум измерить вам пульс, чтобы понять, что вы живы...

— Я вам уже говорил, что тогда, 17 ноября 1989 года, во время демонстрации, работало несколько групп из спецслужб. У каждой из них была своя цель. Существовала целая группа, задачей которой было охранять меня.

Вы же понимаете, что толпа — она неорганизованая, все непредсказуемо, могут даже затоптать. Не так, чтобы умышленно, а в панике.

В сценарии событий было «прописано» и это.

И вот меня «убили», я лежу на асфальте. Приехала «Скорая помощь». Из МВД. Это часть сценария. Что приедет не обычная машина, а наши. Меня положили на носилки и увезли с Национального проспекта в больницу. А в больнице — врач, тоже наш человек, осмотрел меня, увидел, что все в порядке... Конец. Пять минут длился осмотр. Я встал после него и ушел. От меня не осталось ни следа.

А мог бы жить в России...

— Предполагалось, что чуть ли не на следующий день вы покинете страну. Это так?

— Да, у меня была такая возможность. Даже не возможность, а приказ. Мне сделали новый паспорт. Авиабилет. Из Будапешта в Москву. Выдали деньги, в рублях, смешные такие купюры. С бородатым Лениным. В Москву.

Там бы меня «приняли» коллеги из КГБ. И я бы «исчез». Стал бы жить под новым именем. Но я этот приказ, приказ улететь, не выполнил. К сожалению. Я это сейчас осознаю, надо было ехать. Единственный раз в жизни я не выполнил приказ. И даже не потому, что я был с ним не согласен. Просто здесь, в Чехии, у меня были близкие, любимые, родные, семья. Я не хотел их лишаться. А в Москву я должен был ехать один. Вероятность того, что я вернусь обратно в Прагу, была практически нулевая. Поэтому я не исполнил приказ. И остался здесь.

А теперь давайте вернемся к теории заговоров.

Есть моменты, заявления и даже факты, которые можно трактовать по-разному. Как кому хочется.

Сторонники теории, что «бархатная революция» в Чехословакии произошла по инициативе спецслужб, выдвигают аргумент, что никто из коммунистических вождей не попал в тюрьму. Не было ни одного процесса. Посадили, да и то на символический срок, бывшего члена Политбюро, председателя пражского горкома партии Мирослава Штепана. Ни Гусака, ни Якеша. Никого не трогали. Только «низкий уровень».

Состоялся суд и над руководством МВД, а спецслужбы, то есть StB входили в его подчинение.

Алойс Лоренц, бывший глава чехословацких спецслужб, наказания избежал. В Чехии его приговорили к сроку, но к этому моменту Чехословакии уже не существовало. Лоренц отказался исполнять приговор чешского суда, а словацкий суд его оправдал.

Полгода тюрьмы

Людвик Зифчак сел на 18 месяцев. К этому сроку его приговорили в 1995 году. На свободу он вышел через полгода, за примерное поведение. Любопытно, что судьи «новой» Чехословакии, даже не знали, за что того посадить в тюрьму.

В результате нашелся пункт — Зифчак нарушил внутренние правила StB, так как, помимо сбора информации, он выступал и в роли агента-провокатора. А это запрещено. Правда, Зифчак это отвергает, уверяя, что в 1989 году роль «провокатора» была позволена.

Людвик Зифчак рассказывал, что туда, в тюрьму, к нему несколько раз приезжал Рихард Сахер, глава МВД уже при Гавеле, но при этом бывший агент коммунистических спецслужб. Предлагал сделку.

Суть сделки с Гавелом — такая

Зифчак скажет, что сыграл мертвого не потому, что это было задание StB, а потому, что он сам, единолично, решил сыграть такую роль. Чтобы ускорить падение социализма. Зифчак отказался.

Но якобы договорился с властями о том, что пока Вацлав Гавел жив, он не скажет о нем ни слова.

О чем могли быть такие слова — тоже из теории заговоров. Однако Зифчак свое обещание исполнил.

Но все же «новой» Чехии не понравилось поведение бывшего лейтенанта спецслужб. И ему якобы сказали: «Ты никогда не найдешь работу. Ты — лишний».

Тоска

Сейчас Людвик Зифчак работает управляющим отеля «Джбан» в городе Карлова Студанка в горах Есеники. Он — не владелец отеля. Просто управляет. Наемный рабочий.

— Я занимаюсь бизнесом начиная с 1990 года, то есть после «бархатной революции». У меня и не было иной возможности, никто не хотел меня трудоустраивать. Я был вынужден заняться бизнесом, именно вынужден. Так оно остается и до сих пор. Бизнес идет плохо. Но я хотя бы кормлю семью. Нас — около десяти человек. Речь вовсе не идет о том, чтобы разбогатеть. Чушь. У нас просто есть работа. Что в наши дни — самое важное.

13 763

Читайте также

Право
Как не купить в интернете наркотики, поддельные документы, дешевый Apple, фальшивые деньги и оружие

Как не купить в интернете наркотики, поддельные документы, дешевый Apple, фальшивые деньги и оружие

Публикуемое ниже интервью — никоим образом не «самоучитель» по «темной стороне» интернета. Однако каждый имеет право знать, что он не должен делать, чтобы не стать преступником.
Если вы заметили, что ваши дети, родители, бабушки и дедушки или коллеги по работе злоупотребляют интернетом, нарушая при его помощи законодательство, то объясните им, что это нехорошо. Помогите своим близким вернуться на путь истинный и жить в соответствии с законами правового государства.

Русская Фабула
Общество
Мечты о русском Гавеле

Мечты о русском Гавеле

Задумывались ли вы, почему российская оппозиционная интеллигенция как стая попугаев все время талдычит о необходимости своего, русского, Гавела? Именно Гавела. Не Валенсы, не Манделы, а именно Гавела.
Давайте посмотрим правде в глаза.
Кто он глазами простого русского человека?

Кирилл Щелков
Злоба дня
Колхозник, продавшийся Кремлю

Колхозник, продавшийся Кремлю

У всех заказчики. Собственного мнения нет, пишут только за деньги.
Ты или «свой» во всем, или тебе заплатили. Цветного мира нет, все черно-белое.
Вот сейчас в России обсуждают чешского президента Милоша Земана, призвавшего Европу отменить санкции.
Насчет сошел с ума думают процентов десять, девяносто склоняются к «купили». То, что у президента Чехии просто может быть свое мнение — не думает никто.

Кирилл Щелков