Политика

Юбилей антисоветского интернационала

Юбилей антисоветского интернационала

Партизанский слёт Джамбори многому учит сегодня

Три десятилетия назад, 2 июня 1985 года, состоялась всемирная конференция антикоммунистических повстанцев. В ангольском городе Джамба, партизанской военной столице, собрались с трёх континентов лидеры вооружённой борьбы с тоталитаризмом. Заявили о солидарности, договорились о взаимопомощи, учредили Джамбори — Демократический Интернационал, международный союз бойцов против красной чумы.

К тому времени прошла половина рейгановского десятилетия. Глобальная экспансия СССР уже была в основном остановлена. За 1970-е советская зона пополнилась полутора десятками стран на трёх материках. Тоталитарно-коммунистические режимы утвердились в Индокитае, в бывших португальских колониях, на Африканском Роге, на юге Аравии, в Центральной Америке, в Карибском бассейне, последний, афганский, удар пришёлся по Центральной Азии. А в 1984-м предвыборный съезд Республиканской партии США констатировал: «С 1980 года не потеряно ни дюйма территории, а Гренада получила свободу». Капитулянтское безумие «разрядки» закончилось. Запад перестал умиляться «мирному сосуществованию», наперебой поддакивать Брежневу и вставать в позу Ку перед каждой каннибальской группировкой, управляемой из международного отдела ЦК КПСС многоопытным кандидатом в члены Политбюро Борисом Пономарёвым. Первый настоящий бой был дан в Сальвадоре — и повторить никарагуанский успех просоветским «силам прогресса» уже не удалось. Недаром самый крутой батальон сальвадорской армии был назван Ronald Reagan.

Оборона отладилась, пора было переходить в наступление. Рональд Рейган и его команда пришли не «спасать то, что ещё можно спасти», а «оставить марксизм-ленинизм на пепелище истории». И не ждать Третьей мировой — она уже идёт. Не в звёздном космосе, не баллистическими ракетами, а в джунглях, горах и песках, калашниковыми и узи. Значит, там и быть прорыву. Не когда-то где-то, а здесь и сейчас.

Создавать, начинать с нуля не приходится. По всему миру повстанцы отчаянно сопротивляются коммунистам. Никто ведь не согласится по доброй воле жить под брежневыми и кастро, выполнять их планы, кормить своих надсмотрщиков, мусорить себе мозги на единых политднях. Им надо лишь помочь в порядке интернациональной помощи.

Считается, что СССР рухнул под собственной тяжестью, от изначальной нежити коммунизма. Да, но не только. Многое было сделано осознанным и неосознанным сопротивлением. Внутренним — от диссидентского до хулиганского (ещё неизвестно, какое было эффективнее). И внешним, особенно в годы Рейгана. Помощь антикоммунистическому повстанчеству в Третьем мире была сутью Доктрины Рейгана, важнейшим направлением внешней политики великого Ронни. «Да. Поставками оружия», — прямо ответил он на прямой вопрос, будет ли Америка помогать моджахедам, и не только им. А большего не требовалось — только преодолеть разность технических потенциалов. Людей, готовых к борьбе, было достаточно.

Несколько стран — ключевые пункты, точки бифуркации. Полномасштабные войны идут в Афганистане, Анголе, Никарагуа, Лаосе. Есть также Эфиопия, Камбоджа — но там картина сложнее, против коммунистов воюют в основном коммунисты же. А вот моджахеды, унитовцы, контрас, хмонги поднимают знамёна демократии. Не все. Но многие.

Вождь Национального союза за полную независимость Анголы (УНИТА) Жонас Савимби был радикальным социалистом. Представитель Национального исламского фронта Афганистана (НИФА) Абдул Рахим Вардак — мусульманином-моджахедом. Председатель Никарагуанских демократических сил (ФДН) Адольфо Калеро — неоконсерватором. Лидер Этнической организации освобождения Лаоса (ЭЛОЛ) Па Као Хэ — племенным патриотом. Идеологии весьма различны. Недаром неистовый левак Савимби, стоило гостям-соратникам отбыть с конференции в Джамбе, обозвал их «бандой реакционеров». Что же объединило?

Первое — общий враг. Второе — название Интернационала. «Чёрный социализм» УНИТА, моджахедизм НИФА, правое либертарианство ФДН, хмонгский национализм ЭЛОЛ сходились на признании прав человека, выборности властей, личной свободы и общественного самоуправления. А верность демократии означает ненависть к диктатуре. Особенно к худшей из её форм — коммунизму.

Поэтому в Джамбу не звали ни «красных кхмеров», ни даже представителей Всемирной антикоммунистической лиги. Несмотря на реальные заслуги полпотовцев и неофашистов в антисоветской борьбе.

Третье — решимость и способность отстаивать свои принципы с оружием в руках. В Джамбе собрались только боевики джунглей, гор и сельвы. Мирных диссидентов и правозащитников не тащили в эту компанию, польскую «Солидарность» тоже. Но и боевики бывают разные. Демократический Интернационал учреждали бойцы фронтовых войн, с развёрнутыми знамёнами и с открытым забралом. Люди террора и подполья — даже самые благородные и верные, подобные Aginter Press — держались на дистанции. Дело у всех общее, но метод у каждого свой.

С финансами, транспортом и админресурсом (приходилось убеждать пакистанские и таиландские власти не препятствовать встрече) помогли американские рейганисты. Деньги дал банкир Льюис Лерман. Организовывал слёт подполковник Оливер Норт из Совета национальной безопасности. А вбросил всю идею будущий крупный лоббист-киношник Джек Абрамофф. Потом, кстати, снявший хит-боевик «Красный скорпион» о советском спецназовце в Африке, перешедшем на сторону антикоммунистических повстанцев. Но не эти люди, при всей важности их роли, стали олицетворением Джамбори.

Место конференции выбрали в Анголе. Город Джамба (в переводе с местного наречия — «слон») — штаб-квартира Савимби, военная столица УНИТА. Отлично спланированный и оснащённый партизанский лагерь. Как говорил по другому поводу Василий Аксёнов, «реальная мужская сила демократии». И не случайно принимал конференцию именно Савимби. Чернокожий социалист-либертарианец, маоист-демократ. На «чёрного рыцаря Анголы» некогда засматривался сам Пономарёв. «Этот человек излучал силу», «Он действительно верил, что ему предначертано судьбой быть лидером», «В нём было нечто колдовское» — типичные отзывы о лидере УНИТА. Такой хозяин задал всему мероприятию тот ещё драйв. Выбор был — удачнее не придумаешь.

«Мы не должны потерять веру тех, кто рискует жизнью на всех континентах от Афганистана до Никарагуа, бросая вызов советской агрессии и обеспечивая сохранение свобод, принадлежащих нам с рождения. Поддержка борцов за свободу является самообороной», — прозвучало из Вашингтона. «Мы, свободные народы, борющиеся за национальную независимость и права человека, заявляем о своей солидарности с движениями свободы всего мира. Мы готовы освободить народы от советского империализма», — ответила Джамба. «Ваши цели — наши цели. Желаю удачи, и да благословит вас Бог. Искренне ваш Рональд Рейган». Это было круто: львиные два Р в городе под названием Слон. Свобода вообще крута.

Демократический Интернационал обычно называли Джамбори. Как индейские собрания племён. Как скаутские слёты, открытые ветрам. Понятия свободы и антикоммунизма спаялись в идейный монолит. Жизнь против нежити, воля против гнёта. Стан против обкома. Атака и победа народов.

Афганцы, ангольцы, никарагуанцы и лаосцы не посылали в помощь друг другу войска и оружие. Они лишь заявили о солидарности и готовности довести до победы освободительную войну. Но Джамбори — тот случай, когда слово обращается в дело. Поэтому собрание в ангольском городке и помнят уже 30 лет.

Не прошло и года, как в Афганистане ушёл в отставку диктатор-марионетка Кармаль, а его преемник Наджиб переименовался в Наджибуллу и повёл речь о национальном примирении. Известно, чем это примирение кончилось для местных коммунистов. Не прошло трёх лет, как в Никарагуа было заключено мирное соглашение. Одним из его авторов стал Калеро. Соглашение предусматривало свободные выборы, которые правящий режим с треском проиграл. Ангольские правители вывернулись хитрее — попросту объявили себя демократами. К тому же Савимби не признавал компромиссов и продолжал воевать. Лаосские комми устояли на межплеменных распрях и вьетнамской поддержке.

Но это частности. Суть в другом. За шесть лет до Джамбори советский коммунизм подсчитывал захваченные страны. Через шесть лет после Джамбори он перестал существовать.

Полковник Вардак побывал министром обороны Афганистана и недавно претендовал на президентство. Команданте Калеро вернулся на родину и скончался в своём возвращённом доме. «Чёрный рыцарь Савимби» погиб с оружием в руках — и был похоронен с почестями от врагов. Убит и Па Као Хэ, в каком-то мутном конфликте.

Тревожно в Афганистане, никак не закончится война, развязанная коммунистами почти сорок лет назад. Бывшая компартия Анголы сумела сговориться с послерейгановским Западом, освоить псевдодемократическую риторику и пока удерживает власть деньгами и кровью. Никарагуанские сандинисты «покаялись» за прошлое, заговорили о демократии и католичестве, прорвались к власти на выборах и не торопятся уходить. Лаосские коммунисты, скрытые от глаз мира, еле-еле двигаются «китайским путём», распуская по колхозу в год.

Из четверых лидеров Джамбори двое убиты (один в бою, один в разборке), третий скончался, четвёртый в отставке. Но они победили — все и каждый. Той силы, против которой они воевали тогда, больше нет. А те из врагов, что оказались удачливы, держатся, как правило, тем, что сами заговорили языком Джамбори.

Угнетение и тирании приняли другие обличья. Планетарного центра зла не стало, но всемирный монстр рассыпался на череду ядовитых гнёзд. Номенклатурный диктат и идеологическое мракобесие — единый антураж «духовный скреп» путинизма, клерикального кошмара ИГИЛ, среднеазиатских падишахств, чёрного расизма Мугабе, продажности островных князьков, карнавального безумия Мадуро, изворотливой лжи неосандинистов или коррупционного озверения ангольского режима. Миросистема тупой лжи и упырского отстоя. И надо всем этим — финансовый дракон в Пекине. При этом Рейгана нет. Вместо него галерея поразительных унылостей, не стесняющихся считать себя «лидерами цивилизованного мира».

Значит, борьба продолжается. Теперь она называется: Майдан. И, наверное, приходит пора нового всемирного сбора сражающихся народов. Где-нибудь в освобождённом Донбассе.

11 344
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Политика
Грузия после Михо

Грузия после Михо

Менеджмент, который продемонстрировал Михаил Саакашвили, особенно — в борьбе с коррупцией, пока в посткоммунистическом пространстве беспрецедентен. Как беспрецедентна и его роль в Украине в роли транслятора опыта, буксира для целой страны. Если случится чудо, и этот эксперимент окажется успешным, то вполне возможно он станет новым явлением и инструментом практики глобализации. Но Михо этот текст посвящен лишь косвенно: интересно посмотреть, как выглядит Грузия после него.

Владимир Скрипов
Злоба дня
Национализм в призме советского мышления

Национализм в призме советского мышления

Мы худо-бедно выучили, что о рыночной экономике и капитализме невозможно рационально говорить в советских понятиях. Теперь тот же урок нам предстоит выучить относительно наций и национализма.

Артем Северский
История
Полвека свободной лиги

Полвека свободной лиги

7 ноября — большой день в истории мирового антикоммунизма. Не обязательно «от противного». Ровно 50 лет назад, 7 ноября 1966 года, в Тайбэе была учреждена Всемирная антикоммунистическая лига (ВАКЛ). Появилась организация, твёрдо решившая покончить с коммунизмом. Знающая, как это сделать: «Перейти от защиты свободы к наступлению свободы». Прошло четверть века без одного дня — и 6 ноября 1991 года Борис Ельцин подписал в Москве указ о прекращении деятельности КПСС. Значит, нет ничего невозможного.

Евгений Бестужев