История

Балтские корни Великороссии

Балтские корни Великороссии
Так могло выглядеть древнее балтское поселение на том месте, где позднее возник Московский Кремль

Материал исторической серии «Великорусская история в сюжетах и фактах»

О том, что великорусы суть результат происходившей веками ассимиляции славянских этносов с угро-финскими (при преобладании, конечно, славянского, что выразилось в языке), не писал только ленивый. И возразить против этого особенно нечего. Удобно считать славяно-финский «синтез» основой Великороссии (подобно романо-германскому в Западной Европе, хотя и на более низкой культурной ступени). Однако эта схема нуждается в существенном дополнении. Мало кто вспоминает о балтском этническом субстрате на землях Великороссии. Между тем, его роль в сложении великорусского народа была весьма значительной.

Начнём с того, что гидронимия всей Центральной России к западу от меридиана Москвы по преимуществу балтская. И даже немного восточнее Москвы. Само название Москва, согласно одной из гипотез (В.Н. Топоров), этимологизируется из балтских языков как болотистая местность. К востоку от Москвы начинается смешанная полоса балтских и финских гидронимов, а преимущественно финскими названия рек становятся уже в соседних с Московской областях.

По летописным известиям, ещё в середине XII века в верховьях реки Протвы (определённо балтское название) жило племя голядь. Его историки не без оснований связывают с прибалтийским народом галинды, упоминаемым ещё Птолемеем.
Согласно археологическим (В.В. Седов) и лингвистическим (В.Н. Топоров) изысканиям, в первые века нашей эры наблюдается переселение некоторой массы людей с балтийского побережья будущих Восточной Пруссии и Литвы на земли нынешней Беларуси и Центральной России. Тогда же в последней появляется пласт западно-балтских гидронимов, отличающихся от восточно-балтских. Галинды, как пруссы и литовцы, принадлежали к западной ветви балтов, а ранее расселившиеся здесь племена были восточно-балтской ветви.

Впоследствии, уже в VII-VIII вв., на эти территории приходят славяне.

Таким образом, балты (восточные и западные) приняли заметное участие в этногенезе не только белорусов (что общепризнано), но и значительной части великорусского народа.

Ранее в науке господствовало мнение о балто-славянской языковой общности в прошлом. И сейчас кое-где можно встретить отголоски этой теории. Однако новейшие исследования позволяют реконструировать картину взаимодействия обеих этнических групп несколько иным образом.

Основанием для сомнений в существовании когда-либо в прошлом балто-славянского языкового единства послужил тот факт, что самые древние лексические параллели славянских и балтских языков указывают на тесное соседство/родство с различными группами индоевропейской семьи. Если праславяне, по лингвистическим данным, теснее всего контактировали с пракельтами, праиталийцами и прагерманцами, то прабалты — с иранцами и фракийцами (уже без приставок пра-, так как указанные языки к тому времени — примерно II тыс. до н.э. — чётко обособились внутри индоевропейской семьи). Балто-славянская общность возникла позднее, носила территориальный характер и не охватывала ни всех балтов, ни всех славян.

В конце II тысячелетия до н.э., когда на восточной и южной индоевропейской периферии уже выделился ряд языковых групп, в Центральной Европе ещё существовал не разделившийся остаток индоевропейской общности. Его сейчас принято называть древнеевропейской общностью. Из него в процессе внутренней дифференциации и миграций вскоре выделились италийская, иллирийская, кельтская, германская и славянская группы. К тому времени балты широко расселились на территориях Прибалтики и современной Беларуси. Южнее, на землях позднейшей Украины, обитали ираноязычные этносы (среди которых в более позднее время наиболее известны скифы). В Западную Украину клином заходил ареал фракийских племён.

Вообще, в древности, благодаря редкой заселённости Земли, чётких географических границ между этноязыковыми массивами не существовало.

Праславяне на северо-восточной границе ареала издавна контактировали с балтами. Более тесными контакты становятся в середине I тыс. до н.э. Тогда при притоке значительного количества западно-балтских переселенцев (поморская культура) на землях нынешней Польши складывается культура подклёшевых погребений (преимущественно славянская). В те времена, как и в нынешние, уже подавляющее большинство «культур», то есть устойчивых комплексов материальных предметов, были полиэтничными. В то же время представители одного и того же этноса могли входить в несколько разных культур. Как культура подклёшевых погребений (V-I вв. до н.э.), так и сменившая её пшеворская культура (II в. до н.э. — IV в. н.э.), не охватывали ни всех славян, ни всех балтов. В обеих культурах, кроме того, были сильны германские и кельтские этнические элементы.

Новый этап взаимодействия древних славян и балтов начался в конце III в. до н.э. Тогда имела место крупная миграция племён культур поморской и подклёшевых погребений в Волынь и Полесье (последнее ещё ранее было населено восточными балтами). В результате на севере Украины и юге Беларуси складывается зарубинецкая культура (II в. до н.э. — II в. н.э.). Будучи по преимуществу балтским, население этой культуры включило в себя немалый славянский элемент (и, по всей видимости, ассимилировало его), а на юге — иранский.

В первые века н.э., как указывалось ранее, происходило расселение носителей зарубинецкой культуры на север и северо-восток. При их участии в Смоленском регионе возникла тушемлинская культура (на субстрате ранее поселившихся здесь балтских племён днепро-двинской культуры), в Брянском — почепская. В III в. н.э. носители почепской культуры расселяются в верхнем течении Оки, где формируется т.н. культура лощёной керамики, или мощинская.

С тех пор и вплоть до расселения здесь славян в VIII-IX вв. (племена радимичей, кривичей и вятичей) население запада Центральной России оставалось по преимуществу балтским. Анклавы этого населения, как уже говорилось, сохранились до XII века, если не позже.

Любопытно, что ещё в первых веках нашей эры, на основе различного этнического субстрата, закладывается языковое различие между будущими великорусами и украинцами. Как установил известный иранист В.И. Абаев, произношение звука «г» с придыханием, характерное для украинского языка, пришло в него из иранских языков. Это могло произойти только в период тесных славяно-иранских языковых контактов («славяно-иранского симбиоза», по В.В. Седову) в рамках черняховской культуры на территории Украины (II-V вв.). Эта фонема не охватила весь славянский ареал, и из того, что она не проникла в будущую Великороссию, вероятно, следует, что потомки населения черняховской культуры практически не участвовали в заселении Центральной России и сложении великорусского этноса. Славянский поток шёл сюда из других земель.

Схематизируя, можно сказать, что украинский этнос складывался как славянский с участием иранского языкового субстрата, а великорусский — как славянский, но с участием балтского субстрата. Финское же влияние на будущих великорусов сказывается значительно позже, чем балтское.

Балты оставили нам в наследство мощный пласт названий рек Центральной России. Кроме упомянутой Протвы и, предположительно, Москвы, это: Нара, Угра, Жиздра; Лама, Вязьма; Руза, Яуза и т.д. (желающие могут ознакомиться со всем списком в статье Википедии о происхождении названия Москва). Также, по всей видимости, балтскими являются названия рек Русса (несколько на Русской равнине) и производные от него, типа Тарус(с)а. Кстати, в балтских языках корень -рус- связан с речными протоками (ср. речной рукав Русне в устье Немана). Не отсюда ли пошло загадочное до сих пор имя русы, и не означало ли оно исходно жителей речных побережий? Вспомним, что решающее значение для становления цивилизации в Великороссии имел великий Волжский торговый путь «из варяг в персы»...

15 682

Читайте также

История
С чего начинается Великороссия?

С чего начинается Великороссия?

Неужели не ясно, что «территориальная экспансия» истории России на всю Киевскую Русь оставляет в тени действительную историю Великороссии, выпячивая на первый план историю Украины, потому что в ней тогда совершались более крупные события, и о них сохранилось больше сведений? Что при этом совершенно пропадает втуне самобытная великорусская национальная история? Она, совершенно исчезнувшая в тени своей «старшей сестры», до сих пор ждёт своих добросовестных, объективных исследователей.

Ярослав Бутаков
История
Разноцветная Русь

Разноцветная Русь

Этноним русы большинство исследователей выводит из иранской или даже праиндоевропейской основы, связанной с понятиями белого, светлого, лучезарного и т.п. (ср. антиномичный ему приведённый выше этноним севéра — чёрный). В западных «Бертинских анналах» под 839 годом упоминаются послы кагана русов. Ныне достаточно твёрдо обоснована точка зрения, что Русский каганат располагался где-то по соседству с Хазарским.

Ярослав Бутаков
История
Послевоенный Сталинский Голодомор

Послевоенный Сталинский Голодомор

О массовом голоде в Советском Союзе 1946-1947 годов до сих пор известно немного. В последнее время на него, как и на другие преступления сталинского режима, снова стали набрасывать завесу умолчания. Голод 1921-1922 гг. стал эпическим с самого начала, так как Советское правительство в то время не скрывало его факт и даже просило помощи у ненавистной «мировой буржуазии». Голод 1932-1933 гг. уже никогда не удастся замолчать, так как он стал одним из важнейших пластов национальной памяти Украины (и, очевидно, в недалёком будущем — также и Казахстана). А вот голод первых лет после Второй мировой войны, сильно поразивший различные области Великороссии (и Российской Федерации), до сих пор остаётся в тени аналогичных трагических периодов.

Ярослав Бутаков