Конец медового месяца с Трампом (которого не было). Возобновление конфронтации

Неполный месяц, прошедший со дня инаугурации Д.Трампа, полностью похоронил какие-либо надежды кремлевской администрации на «особые» отношения между «двумя крутыми парнями», на новую «перезагрузку», на снятие санкций, на признание новой администрацией (хотя бы де-факто) аннексии Крыма. Событий, приведших к этому выводу, случилось уже столько, что они уже не позволяют никакой иной интерпретации, кроме той, что мы находимся в начале нового периода конфронтации с США, который, судя по всему, будет более жестким, чем во времена администрации Обамы, и чем тот, какой скорее всего был бы в случае избрания президентом США Х.Клинтон. Грубейшая ошибка Кремля и прежде всего В.Путина, своими действиями всячески поддерживавших и, возможно, обеспечивших избрание Д.Трампа, который, не исключено, в конце концов может оказаться одним из могильщиков нынешнего российского режима, со временем войдет в учебники истории наиболее грандиозных провальных спецопераций.

Важнейшие события в этом ряду: 

1. Демонстративное молчание Трампа на развязные комментарии Путина о наличии компромата на Трампа, сделанные на пресс-конференции 17 января.

2. Отказ Трампа говорить по телефону с Путиным в течение 8 дней после инаугурации несмотря на бесконечные дипломатические и беспрецедентные публичные запросы, осуществлявшиеся Д.Песковым.

3. Отказ Трампа от немедленной/скорой/близкой (самое позднее – в феврале) столь желаемой встречи с Путиным. Ныне на уровне слухов обсуждается возможность проведения встречи через 6 месяцев, но, учитывая нынешнюю динамику двусторонних отношений, не исключено, что такая встреча и летом может не состояться.

4. Отказ от продления договора по ограничению стратегических вооружений, о котором Трамп сообщил Путину во время телефонного разговора 28 января, что стало для собеседника своего рода ударом ниже пояса.

5. На фоне единственного и явно не очень плодотворного разговора с Путиным Трамп уже дважды говорил с президентом Украины П.Порошенко. Более того, сообщение пресс-службы Белого Дома о разговоре с Порошенко от 4 февраля информирует о возможной встрече Трампа с Порошенко в «ближайшее время». В аналогичном сообщении о разговоре с Путиным никакого упоминания ни о времени, ни и о самой возможности встречи с ним ничего не говорится. Иначе, чем унизительным для Путина, такое положение назвать трудно.

6. Заявление 2 февраля представителя США в Совете Безопасности ООН Никки Хейли о том, что санкции не будут сняты с России до тех пор, пока она не вернет Крым Украине.

7. Публичное де-факто согласие Трампа с мнением журналиста О’Рейли о том, что Путин – «убийца», и авторское уточнение, что таких «обычных убийц» «много вокруг».

8. Отставка 13 февраля прокремлевского помощника президента США по национальной безопасности М.Флинна.

9. Целый ряд заявлений пресс-секретаря США Ш.Спайсера на пресс-конференции 14 февраля (см. ниже), суть которых сводится к тому, что Трамп требует возвращения Крыма Украине.

10. Сегодняшний (15 февраля) твит Трампа, прямо утверждающий, что Крым был ЗАХВАЧЕН Россией.

Выдержки из пресс-конференции Ш.Спайсера 14 февраля:

MR. SPICER: ...the President has been incredibly tough on Russia. He continues to raise the issue of Crimea, which the previous administration had allowed to be seized by Russia. His Ambassador to the United Nations, Nikki Haley, stood before the U.N. Security Council on her first day and strongly denounced the Russian occupation of Crimea. As Ambassador Haley said at the time, the “dire situation in Eastern Ukraine is one that demands clear and strong condemnation of Russian actions.”
President Trump has made it very clear that he expects the Russian government to deescalate violence in the Ukraine and return Crimea.  At the same time, he fully expects to and wants to be able to get along with Russia, unlike previous administrations, so that we can solve many problems together facing the world, such as the threat of ISIS and terrorism.

...

Q   Secretary Mnuchin, since sanctions are directly relevant, obviously, to the Treasury Department, which is an agency that you now oversee, can you talk a little bit about plans to sanction Russia and if you'll keep Obama-era sanctions against Russia?

SECRETARY MNUCHIN: Our current sanctions programs are in place, and I would say sanctions are an important tool that we will continue to look at for various different countries. But it's a very important program within the Treasury Department.

Q   And for Russia specifically?

SECRETARY MNUCHIN: The existing policies are in place.

...

Q   Okay. So my question is about sanctions. You were very specific in talking about the sanctions against Crimea and that he doesn’t want to lift them until Crimea is returned. But the sanctions that Flynn was discussing were the sanctions for the election hacking.

MR. SPICER: Right.

Q   That's something the President could remove on his own if he wanted to. Is he committed to keeping those?

MR. SPICER: I think Secretary Mnuchin commented on that. There's no change in our current sanctions strategy with Russia, and I've got nothing for you on that.

...

Q   Yeah, just a quick question. You said earlier in your comments that the President has been incredibly tough on Russia. How is that possible? He has made comment after comment over the course of the campaign, the transition, where he defended Vladimir Putin. He had an interview with Bill O’Reilly where he, when he was asked if Vladimir Putin is a killer, he said, well, America hasn’t been that much better in this regard also. To me it seems, and I think to a lot of Americans it seems that this President has not been tough on Russia.  How can you say that?

MR. SPICER: Because I just walked through it. I think there’s a difference between the President wanting to have an understanding of how a good relationship with Russia can help us defeat ISIS and terrorism throughout the world. Look, the Obama administration tried to have a reset with Russia. They failed. They tried to tell Russia not to invade Crimea. They failed. This President understands that it’s in America’s national and economic interests to have a healthy relationship. If he has a great relationship with Putin in Russia, great. If he doesn’t, then he’ll continue on. But he’s not going to just assume that because it wasn’t able to happen in the past...
...
But with respect to Russia, I think the comments that Ambassador Haley made at the U.N. were extremely forceful and very clear that until --

Q   That was an announcement from Haley, not the President.

MR. SPICER: She speaks for the President. I speak for the President. All of us in this administration. And so all of the actions and all of the words in this administration are on behalf and at the direction of this President. So I don’t think we could be any clearer on the President’s commitment.

https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2017/02/14/press-briefing-press-secretary-sean-spicer-2142017-12

Д.Трамп, 15 февраля 2017 г.:

Крым был ЗАХВАЧЕН Россией во время администрации Обамы. Не был ли Обама слишком мягким по отношению к России?

В нынешней ситуации у Кремля и Путина не остается другого выхода, кроме как принять вызов со стороны новой американской администрации и тем самым возобновить/продолжить конфронтацию с США и большинством стран окружающего мира – конфронтацию, какая, судя по всему, может оказаться гораздо более жесткой, а поcледствия ее – гораздо более непредсказуемыми, прежде всего для судьбы самого нынешнего российского режима, а также в целом для российских граждан.

P.S.


Оригинал

4222

Ещё от автора