Иерархия знаний: физики vs лирики

38.15 КБ

В пока что ещё продолжающемся вечном споре «физиков» и «лириков», неизменной остаётся т.н. «иерархия знаний», в которой, судя по количеству дураков — как собственно дураков, так и людей, упорно не желающих добывать новые знания, гнозис — т.е. агностиков, дураков в квадрате, коих в целом мире насчитывается порядка 95%, всё же уверенно держат верх именно «лирики». Ну или другими словами — не специалисты точных наук, а скорее «знатоки» человеческой природы, по большей части состоящей из массового бессознательного, инстинктов и тяги к удовольствиям. Однако, это автоматически не означает того, что они точно такие же дураки, только высокопоставленные — отнюдь, просто они как никто другой заинтересованы в сохранении своего статус кво относительно всех остальных — и «физиков», и «лириков», а так же прочих, причём безотносительно их выбора из этих двух базовых методологий познания как себя, так и окружающей реальности.

В основе этой условной пирамиды, как системы знаний о мире внутреннем (человеческом) и внешнем (физическом), лежат знания о т.н. неживой природе — т.е. совокупность точных наук и математики, в качестве основной методологии как её реализуемой (практической), так и прогнозной части. Но быть в основе — не означает управлять, иными словами — задавать пути развития, что мы сейчас и наблюдаем. При этом, следует отметить, что точные науки до сих пор не могут дать достаточно определённого ответа на вопрос что же такое человек — даже в чисто биологическом смысле и в особенности по части его мышления (ибо даже многие биопроцессы, не говоря уже о когнитивных механизмах, до сих пор являются весьма неточно описанными и лишь вероятностно-просчитываемыми), включая разумеется и основные способы (методологии) (само)познания.

Нагляднейшим примером этого может служить огромная масса невежества в мире — как проблема, до сих пор не решённая всевозможными «учёными». Поэтому, поднимаясь вверх к главной загадке Бытия — человеку, научный опыт как методология познания, неизбежно выверяется эмпирическим путём, при этом отсекая массу второстепенных, опять же с точки зрения «лириков», моментов. В итоге формируется то нечто, называемое человеком, ан масс состоящее из бессознательного, пронизанного соответствующим ему подходом к любым методологиям знаний — т.е. тотальным агностицизмом, равнодушием, ленью и гедонизмом.

Иными словами, высшее знание человека о самом себе подменяется либо простыми религиозными установками (догматами), либо агностическими отмашками, а то и вовсе стилем жизни, основанным на перманентном получении как правило ложных и сомнительных удовольствий. Кроме того, по большой идее, если рассматривать всю систему мироздания в целом, исходя из тезиса «что вверху, то и внизу», то мы видим, что «вверху» используется точно такой же базовый методологический подход, состоящий из различных систем религиозных (моральных) постулатов, как это происходит и «внизу» — т.е. через относительно общую и единую (хотя порой и разнящуюся посредством научных школ) систему научной аксиоматики и соответственно, научной практики.

Однако если в точных науках удаётся вести последовательность развития и прогрессировать, то что же в свою очередь мешает т.н. «лирикам» разрешить проблему массового бессознательного путём хотя бы частичной его нейтрализации, не говоря уже о полном его уничтожении? Скорее всего, в этом им препятствуют пресловутые гуманистические принципы — выражаемые прежде всего в принципе монизма (единоначалия), постоянства проявленных разумных форм (естественно и прежде всего — человека как «венца творения», основного объекта и субъекта гуманизма), а так же линейно-циклического механизма воспроизводства человечества (как в чисто биологическом, так и в социальном, культурном смысле).

С другой стороны незримых «баррикад» упорно держат оборону, а кое-где и перешли в решительное наступление «физики» — те самые специалисты точных наук, которые, в основном, как и их методология научного познания, зачастую являются всего лишь средством и инструментом в чужих руках, не имея при этом возможности самостоятельно управлять ни собственными, ни общественными путями напрямую, без всевозможных «гуманитарных посредников». Ведь технократия как основная методология управления в чистом виде практически не существовала, если конечно же не брать во внимание ряд экспериментальных периодов, как например в социалистической Чили, впрочем, ничем положительным для неё не закончившимся:

«Одной из таких попыток был проект общегосударственной автоматизированной системы управления производством (ОГАС), разработанный известным советским кибернетиком В.М. Глушковым (см. статью „Основы экономики будущего“), который неосмотрительно отклонило советское руководство. Однако, если в обществе назрели объективные условия и потребность в прорыве, то они всегда будут искать реализацию. Своеобразная „ОГАС“, хотя и куда более скромная по масштабам, была введена на практике в другом уголке Земли — в Чили, во время правления президента Сальвадора Альенде»

Принцип «если это работает — лишний раз не трогай» одинаково принимается обеими сторонами в качестве основного способа управления процессами, а понимание гармонии опять же варьируется в зависимости от основных способов, методологий познания — если слегка и заведомо упростить — от «цифровых» до «аналоговых». Однако, несмотря на очевидную необходимость научной и культурной преемственности, реальное прогрессирование невозможно без полного сброса балласта предыдущих объёмов полученных опытных данных, мешающих и загромождающих новые пространства смыслов прежде, чем они успевают быть заняты новыми прорывными идеями.

Вывод: уничтожение (преодоление) как всей предыдущей реальности, так и основных способов формирования аналогичных (линейно-циклических, спиральных форм) новых реальностей, равно как и в целом малоэффективного двоичного, дихотомического «физико-лирического» методологического подхода в их изучении и управлении ими, в данном случае будет базовым, совокупным критерием прогресса, какую бы методологию мышления (познания) в качестве основной мы бы при этом не брали. А стало быть, мы находимся на пороге принятия нашим разумом новой, гибкой и притом последовательной в своей универсальности методологии как познания, так и управления нелинейной (хаотической) реальностью, подразумевающей реально и потенциально бесконечное число степеней свободы мышления.

8106

Ещё от автора