Ветры весны

Не знаю, где как, а в наши донские степи уже пришла весна. Все как обычно, снег растаял, обнажив прошлогодний мусор, битые бутылки, окурки, обрывки газет, которые давно никто не читает. Довольно неприятное время, честно говоря, но в воздухе впервые за долгое время стали появляться запахи. Природа просыпается и мы вместе с ней. Становится понятно, что это уже не очередная оттепель, что новый порядок пришел всерьез и надолго.В политическом же плане у нас вроде как просто оттепель. Вернее так, её в очередной раз окрестили отечественные информисты. Но, в самом деле, это фикция. Просто, мы, уставшие от долгой зимы, готовы разглядеть весну в каждом проблеске на свинцовом, затянутом тучами небе. Это всего лишь симптом политического авитаминоза.

Многие  ждали потепления, когда Путина сменил Медведев, ждали его после статьи Медведева «Россия – вперёд!», и уж тем более, когда люди вышли на Болотную. Причем, этого ждали не только либералы и неавторитарии, но и имперцы, не зря ведь они назвали события в Крыму и Донбассе, «Русской весной». А мороз, вместе маразмом продолжали крепчать. Пика это достигло в эпоху реакции на Болотку, в эпоху Володина.

Вообще, довольно занятно, как время того или иного царствия делится на периоды. Царствование императоров и  императриц XVIII века определялось фаворитами, которые имели наибольший вес. Царствование самодержцев в XIX веке вплоть до Николая Последнего определялось разного рода министрами. Царствование красного императора Иосифа после того, как он победил всех своих врагов и стал править единолично с середины 30-х, определяли главы той или иной внутриполитической спецслужбы. Сначала была эпоха бывшего анархиста Генриха Ягоды.  Потом его сменили более политически благонадежным товарищем Ежовым. Но потом его эпоха сменилась эпохой ещё более верного земляка Берии.

Царствование Путина определяется главами его Администрации. Ранняя эпоха это эпоха ещё ельцинского администратора Волошина, эпоха зрелости и пика режима – эпоха тонкого манипулятора с налетом декаденства Суркова. После того, как эта манипулятивная и лживая конструкция не выдержала обвала цен на нефть и массовых протестов 2011-2012 года, началась эпоха реакции. Декадента Суркова сменил прямолинейный человек «из народа» Володин. Но дам, пожалуй, слово Дмитрию Травину, он ещё два года назад  четко сформулировал особенности каждой из этих эпох:

Понять смысл сегодняшних действий Кремля можно лишь в том случае, если мы внимательно проследим эволюцию режимов и поймем, почему те правила игры, которые были установлены раньше, в какой-то момент перестали устраивать "хозяина".

Хотя все три режима возглавлялись лично Путиным, каждый из них имел своего творца, своего ключевого политтехнолога. Создателем первого режима был Александр Волошин, второго – Владислав Сурков, третьего – Вячеслав Володин. Конечно, персональное авторство в таких случаях это – некоторая условность. Политические режимы являются продуктом деятельности целого аппарата, и личную роль президента здесь не следует преуменьшать. Но для простоты мы будем именовать три путинские эпохи моделью Волошина, моделью Суркова и моделью Володина соответственно.

…Модель Волошина предполагала фактически сохранение ельцинского политического режима, но с некоторым усилением авторитарных начал. Кремль при Волошине довольно умело манипулировал сознанием граждан, но при этом не ограничивал основные свободы. Он применял персональные репрессии в отношении Березовского и Гусинского для установления собственного контроля над телевидением, но не предполагал контролировать бизнес. Для волошинской модели приоритетное значение имело экономическое развитие России, а авторитаризм выполнял лишь служебную роль, заключающуюся в обеспечении политической стабильности, необходимой для роста ВВП.


Модель Суркова делала ставку на авторитарное правление, превращавшееся в самоцель. Путин при таком подходе должен был иметь возможность править фактически бессрочно. Ресурсы российского бизнеса использовали для политических нужд Кремля, а несогласных с подобным подходом бизнесменов могли так ущемить в правах, что они приходили к выводу о необходимости делиться с властью своими деньгами по-хорошему. Тем не менее все внешние признаки демократии модель Суркова сохраняла. Она, по сути дела, строилась на философии: живи сам и жить давай другим (в том числе тем, кто использует возможности режима для расширения власти и обогащения).


Модель Володина должна в сегодняшних условиях обеспечивать бессрочное правление Путина, несмотря на то что уровень жизни начал снижаться и объективных оснований поддерживать Кремль у народа больше нет. Эта модель фактически строится на предположении, что при необходимости могут быть устранены даже внешние признаки демократии. Избиратель должен поддерживать Путина исходя из иррациональных соображений, то есть вопреки своей личной выгоде. А если он этого не делает, необходимо его заставить. Соответственно, всякая оппозиционная деятельность может быть пресечена, как только власть сочтет, что она угрожает стабильности режима.

Как видите, если таким образом упорядочить всю нашу политическую историю нулевых-десятых, то мы видим постепенное похолодание и заморозки. Каждая из обозначенных эпох была ещё более холодной, ещё более зимней. Вначале обыватели даже ей радовались, ведь высокие цены на нефть и возможность сжигать в качестве топлива советское наследство давали иллюзию тепла и уюта. Можно было сидеть по своим каморкам с абажуром и смотреть, как на улице мягкими хлопьями падает снег, завернувшись в клетчатый плед из «Икеи» и попивая чай, заказанный из Китая или виски, купленный в duty free. Обывателей из провинции согревала водка «Путинка» и относительная стабильность. Вся грязь и разруха 90-х скрывалась под уютно-белым одеялом.

Но наследство оказалось проедено и сожжено в печах и каминах, цены на нефть упали. Да и инфраструктура ЖКХ, до которой никому не было дела, начала отказывать, то фонтанировать кипятком посреди улицы, то вылазить посреди дома фекальными сталагмитами. На фоне всего этого и случилась Болотная. Её тоже тогда приняли за наступившую весну, но нет, настоящие холода только начинались. Выход на площадь оказался просто способом попрыгать и немного согреться. Может быть, не случайно символами Болотной были именно белые ленты, ленты цвета снега, льда, а в китайской традиции и вовсе смерти. Протесты были подавлены, началась эпоха репрессий. Не сравнимых конечно с ягодо-ежово-бериевскими, но все же мы давно такого не видели. Одного за другим выхватывали участников протестов. Ужесточались законы, появилась Росгвардия, как явный намек на жесткое подавление, как уличных протестов, так и противодействие военному перевороту. Сроки за репосты, пикеты, оскорбление чувств верующих и ворующих, запреты собираться больше одного, старые добрые доносы, беснующиеся мракобесы с георгиевскими лентами и хоругвями. Не просто зима, а глобальная и многолетняя, как в сериале Мартина «Песнь льда и пламени». Интриги, убийства, злоупотребление алкоголем, орды зомби и беспросветная чернуха без надежды на хэппи-энд. И это на фоне того, как первые лица государства, их наложницы, шуты и фавориты отдыхают от этого холода на далеких южных островах или рассекают тропические моря на шикарных яхтах. Все-таки у Мартина зима наступила для всех, у нас же только для простых смертных. Спасались все по-разному. Кто смог, бежал в тёплые края, кто-то попытался греться водкой и боярышником, кто-то подтягивался за Русь на турничках, кто-то грелся надеждой на скорую революцию. Многие оделись в теплые,  проверенные временем ватники. Многие впали в зимнюю спячку. И даже громкие политические дела, заказные убийства и выступление дальнобоев не могло их разбудить.

И вот в конце прошлого года вновь все заговорили об оттепели. Произошло это после очередных выборов в Думу, которые прошли в этот раз без неожиданностей и эксцессов. Потому, Володина отправили на другой ответственный участок фронта – держать под контролем новый одномандатный парламент. На посту верховного администратора его сменил лично для меня внезапный Кириенко. В ноябре некая группа проправительственных экспертов во главе с Владимиром Пастуховым выпускает доклад «Россия – пять шагов в будущее». Как прокомментировал блогер Николай Подсокорский  этот странный документ:

В докладе не столько анализируются нынешние проблемы и описываются пути их преодоления, сколько чисто декларативно заявляется, что нынешний реакционный курс обречен, а возвращение к строительству национального государства неизбежно. Если неизбежно, тогда какой смысл вообще шевелиться и что-то менять? Неизбежное ведь случается само по себе, силою вещей.

Но какого-то резонанса, как в свое время статья Медведева «Россия – вперед!», это не вызвало. Под стать этой декларативно-неуверенной статье были призывы, что за репосты хватать всех подряд не нужно, давайте исходить из контекста. И тут же появилась новость о создании казачьих кибер-дружин и был вынесен приговор Евгении Чудновец, которую как раз таки судили за репост, не пытаясь каким-то образом дать оценку контексту. Об оттепели тогда успели немного пощебетать светские колумнисты, обсуждая сериал о писателях 60-х «Таинственная страсть» и на том успокоились. Дело Дадина, Чудновец, отжим Исаакия, легализация домашнего насилия, очередные абсурдно-репрессивные инициативы закрыли собой редкий проблеск здравого смысла.

И вот после очередного крепчания, когда люди вышли на улицу в защиту Исаакия, на митинг против декриминализации побоев, вновь стало чуть теплее. С подачи некого чиновника-анонимуса, которым оказались Кириенко и Новиков, была дана команда отступить пока что от Исаакия. Гепрокуратура внезапно пересмотрела дела Дадина и Чудновец и не увидела в них состава преступления. Кремлевский пропагандист Киселев накинулся на Федорова из братства НОД и Милонова в желтом православном костюмчике. Это дало повод людям слова вновь писать об оттепели или опровергать её наступление. В общем, очередная движуха ради согрева.

В самом деле, стиль нового администратора отнюдь не оттепельный. Это скорее попытка  "делать хорошую морду при плохой игре". Да, именно так коряво сказал некогда Кириенко ещё в конце 90-х и по какому-то другому поводу. Но судя по всему, 20 лет спустя он пытается делать примерно то же самое. Заметьте, как была подана информация о Исаакие: на самом деле был созван некий тайный брифинг для журналистов крупнейших неоппозиционных изданий, и им под диктовку было выдано решение Кремля. Ещё одним вопросом того брифинга была тема будущих президентских выборов, о них было велено написать несколько дней спустя. Это явно не стыкуется с курсом на либерализацию. Это попытка спокойно, без эксцессов, провести выборы-2018. Как написали потом собранные в Администрации газетчики:

Обитатели наших властных чертогов открыто говорят: в следующем году нас ждут не столько президентские выборы в их классической форме, сколько референдум о доверии национальному лидеру

Вот этим задачам будет подчинена эпоха Кириенко. И если для этого нужно где-то немного осадить зарвавшихся цепных псов, что готовы загрызть любого прохожего, то почему и нет. Зима продолжается.

Кстати, в 60-е та самая оттепель не наступила сама по себе. Многие права и свободы были тогда завоеваны отнюдь не волюнтаристским желанием Хрущёва, а в результате мощной волны протестов и восстаний, сначала в сталинских лагерях, потом в советских городах. Обычно все помнят только Новочеркасское восстание в 1962 году. Весьма советую почитать книгу Козлова «Массовые беспорядки в СССР при Хрущеве и Брежневе (1953 — начало 1980-х)». Подольск (1957), Темиртау (1959), Кировабад (1961), Краснодар (1961), Бийск (1961), Муром и Александров (1961), Беслан (1961). Были восстания и после Новочеркасска: Сумгаит (1963), Бронницы (1964), Москва (1966), Фрунзе (1967), Чимкент (1967), Прилуки (1967), Слуцк (1967), Нальчик (1968). Власть тогда была вынуждена пойти навстречу людям, хоть в каком-то виде запустить социальные лифты, создать некое подобие welfare-state. Благодаря первому обстоятельству простые рабочие Назарбаев, Лукашенко, Ельцин и много кто ещё пошли по партийной линии, стали директорами заводов, а потом главами регионов и союзных республик. Простой мальчик с ленинградских улиц Володя дослужился до начальственной должности в КГБ. Возможно ли такое в наше время? Вряд ли. У генералов есть свои дети. Элита стала окончательно инцестной, а значит, обречена на гибель. Нынешняя власть не хочет, да и не сможет обновиться. Все, что было сделано в Володинскую эпоху, это попытка некоторого омоложения кадров за счет все той же элиты, и допуск в Думу кроме старой гвардии беззубых партий-лимитрофов, вроде «Коммунистов России». Это явно не тянет даже на косметический ремонт.

Потому оттепель и тем более весну ждать бесполезно. Её нужно приближать самим. Весна наступает, когда разгорается гнев в сердцах людей, когда обыватели пробуждаются от спячки. Любые права не дают, их берут. И планы вождя на будущие выборы для нас всех хорошая новость, у него не осталось возможности для маневра, он просто судорожно пытается удержать власть, которая слишком для него тяжела. Важнее другое. Нужно быть готовым не только к весне, но и к грандиозному субботнику, когда она наступит. Ведь все проблемы, которые тщательно прятались под снегом и льдом, придется разгребать и убирать. И это будет весьма непросто. Но что поделать. Нельзя жить одним вечным днём Сурка.

И вот, пока я всё это писал, у нас вновь пошел снег. Весна не добралась даже сюда, в южнорусские степи, что уж говорить о более северных регионах? Ну, ничего, чучело Масленицы уже сожгли. Ветры весны уже несут нам долгожданное тепло.

1825

Ещё от автора