Злоба дня

Пахан завёл всех в тупик

Пахан завёл всех в тупик

О чём поведает блогосфера: идёт солдат по Мордору, осиновый кол для Ивана Грозного, в тюрьму за заявку и Ленинград как столица русской республики.

Катастрофа

«Адмирал Кузнецов» поразил агрессивный блок НАТО в самое сердце! Такой экологической катастрофы Северное море и Ла-Манш не видели уже давно.

Экономика РФ 

Пахан завёл всех в тупик

Все действия Путина вполне укладываются в логику выживания подобного режима. Диктатор рано или поздно исчерпывает экономическую повестку, которая позволяет ему поддерживать или даже повышать уровень благосостояния людей. Во многом это происходит, когда у диктатора, пришедшего к власти на волне недовольства предыдущим режимом, обычно или демократическим, или близким к такому, появляется экономический ресурс для того, чтобы создать ощущение улучшения жизни. Всегда это приводит к такому обмену благополучия на гражданские свободы. Но рано или поздно эта повестка исчерпывается, потому что никакого внутреннего роста за счет повышения производительности труда, инновационных технологий диктатура не предлагает.
Когда подходит к концу период экономический, когда у диктатуры есть еще возможности поддерживать имидж вождя как единственного гаранта благосостояния, то происходит смена парадигмы и на смену экономическим приоритетам приходит образ врага, приходит конфронтация. Потому что внешняя агрессия становится единственной формой поддержания этого имиджа, без которого никакая диктатура не может существовать.
Сначала, естественно, зачищаются враги внутри страны, но рано или поздно, обычно это происходит достаточно быстро, политическое пространство в стране зачищено, и тогда уже все зависит от того объема возможностей, которыми располагает диктатор, для того чтобы создавать точки напряжения за пределами своей страны.
К сожалению, трагическому сожалению для всех нас, для всего мира, у Путина таких возможностей очень много. Поэтому думать надо не о том, будет ли Путин искать на карте новые точки для повышения градуса противостояния со свободны миром, для создания новых конфликтных зон, а где конкретно он это сделает. Потому что логика этого развития, логика его выживания сегодняшнего политического во многом зависит от того, как жестко будет он реагировать на разные мировые процессы. И в этом плане конфронтация с Западом является для него первоочередной задачей. Потому что для поддержания собственного образа неуязвимого политика, вождя, единственного способного защитить страну от внешних угроз, ему необходим не просто конфронтационный режим с Европой, Америкой, а именно постоянная демонстрация собственного превосходства. Сказал Обама, что Асад должен уйти, а Путин доказывает, что слова Обамы ничего не значат. Это доказывает на самом деле колоссальный потенциал авторитета не только на Ближнем Востоке, не только в мире, но в том числе и в России.
Я думаю, даже если Путин не очень хорошо знаком с историческими аналогиями, но инстинктивно, как любой диктатор, который находится у власти так долго, он понимает, что допускать можно любые ошибки, но нельзя проявлять слабость. Его способность постоянно демонстрировать свое превосходство в переговорах с лидерами западного мира, особенно с американцами — это в какой-то мере его гарантия того, что свое же окружение не начнет задумываться о том, что пахан устал, постарел и завел нас всех в какой-то тупик.

Гарри Каспаров

«Баа, вот это номер. Вот это я попал»

Решил продолжить выкладывать свои тюремные записки.
МАЛЫЙ СПЕЦ
Тяжело разгибать конечности, когда просыпаешься в камере, в которой слегка теплее нуля. Просыпаешься и откидываешь занавеску, защищающую тебя ночью от света ночной лампы и ненужного человеческого общества, и с трудом встаешь. Руки и ноги не гнутся, как будто деревянные. Пар идет изо рта. По вечно влажной стене из окна зимой тянется тончайшая изморозь. Выходишь на проверку и греешься — в коридоре есть теплые трубы. Греться долго не удастся, проверка длится всего пару минут. И снова возвращаешься в холод камеры.
На тебе многослойная одежда. Меня так учили в детстве. Если одеться в несколько слоев пусть даже тонкой одежды, будет теплее, чем под чем-то одним теплым. Пара футболок вниз, спортивная кофта и кофта с копюшоном, чтобы не продуло уши ночью — все окна открыты настежь, чтобы тюремная почта работала без перебоя. В особо холодные дни и ночи оденешь дубленку и вот уже теплее.
Есть несколько простых секретов, чтобы согреться.
Можно выпить горячего чаю с сахаром. Или без сахара, но только обязательно горячего. Выпьешь и тебя сразу прошибает пот, становиться теплее, а иногда даже жарко.
Кофе тоже помогает, но почему-то не так хорошо, как чай. Чего-то там в этом кофе не хватает. Есть еще разные вариации на тему этих напитков. Ты можешь заварить чефир (о нем знают все) или сварить «конь», о котором знают немногие — посвященные.
Конь варится просто. Берете банку сгущенки и варите ее вместе с водой. Затем добавляете много чайной заварки и много растворимого кофе. И варите снова. Когда я говорю много, это значит ДЕЙСТВИТЕЛЬНО МНОГО, чтобы точно достичь нужного эффекта.
Когда я впервые выпил «коня», меня как-будто пронзило насквозь, до пальцев, куда дошел какой-то импульс, похожий на электрический. Внезапно появилась бодрость и ясность ума. Сердце будто выпригивало из груди. Сутки после этого я не спал.
Можно заняться спортом. Хотя нет, спорт это не то слово. Скорее физкультурой. Выполнишь несколько простых упражнений и ты уже не похож на замороженную тушу животного, застывшую в рефрижераторе.
Кровь разбегается по венам, пульс учащается и холод тебя уже не беспокоит. В твоем распоряжении полчаса-час, а затем все начнется по новой. Холод сомкнется вокруг тебя, а потом начнет медленно проникать внутрь. Тогда зарядку можно повторить. Перед сном нужно разогреться как следует, чтобы совсем не околеть и смочь заснуть прежде чем ты сильно замерзнешь.
Горячая пища тоже помогает. Но с этим в тюрьме могут возникнуть проблемы. Возможно, ты не сможешь съесть то, что дают, а ничего другого у тебя просто не будет. Тогда придется довольствоваться все тем же горячим и сладким чаем с серым тюремным хлебом вприкуску — очень вкусное сочетание. Хлеб можно рассасывать долго, смакуя букет его вкусов на языке и запивая сладким чаем.
Когда меня перевели на Малый спец, мне показалось, что я попал в ад. Один из самых старых и разбитых корпусов Матросской тишины он производил жуткое и удручающее впечатление. Темно-грязные стены коридора, еднственного на копусе, тусклое освещение, разбитый пол и не менее разбитые и обшарпанные двери камер. в каждой из которых внизу или вверху была дырочка, сделанная арестантами, чтобы можно было просунуть туда «мартышку» — тонкую палочку с зеркальцем на конце. Высовываешь ее в коридор и смотришь, не идут ли «мусора со шмоном».
Когда открылась дверь первой корпуса, впечатление только ухудшилось. Все тот же тусклый свет, грязные тряпки, загораживающие «шконки» и пар, поднимающийся от множества тазов с застиранной одеждой. И, конечно, контингент! Вместо умных и образованных мошенников и террористов с Большого спеца, с которыми всегда можно было поговорить о литературе и истории, сверить курсы валют и обсудить последние новости политики, на меня смотрели лица бандитов: беззубые, битые головы, стоящие на крепких накачанных шеях бывших спортсменов. Славян там было очень мало.
«Баа, вот это номер. Вот это я попал», — подумал я, протискиваясь с баулом в свое новое жилище.
Здесь мне предстояло прожить два месяца.

Даниил Константинов

Маска прилипла к лицу

Многие часто задаются вопросом, а действительно ли кремлёвские номенклатурщики верят в свою пропаганду, во все эти «Пятые империи», бесконечные «кольца врагов» и заговор английских масонов и иллюминатов против «великой православной империи» товарища Сталина, действующий буквально до сей поры? Правдивы ли телевизионные заклинания о «радиоактивном пепле» и уничтожении «сердец геев», желание «перепоказать» Вторую мировую войну? Ответ тут, к сожалению, не может обнадёживать.
Конечно это правда, даже последнему вору и пьянице нужна система координат, представление о своём месте в глобальном мире, и особенно это необходимо когда ты находишься у руля великой державы с многовековой историей, пусть и случайно. Это вид профессиональной деформации личности, они действительно постепенно начинают верить в это всё, так как это форма их личной индульгенции и самоидентификации, без имперского, неосоветского и православного пафоса кем бы они были бы в своих глазах? Наркоманами, убийцами, казнокрадами и извращенцами? Нет, их это не устроит, поэтому нужно себе казаться «суровым», но «справедливым» Берией, карающим мечом воюющей империи в серой шинели. Маска прилипает к лицу и от этого они чувствуют себя психологически только лучше и увереннее. Это абсолютно пелевинская ситуация, напоминающая его рассказ «Пространство Фридмана». И это давно не смешно, это страшно.
Часы Судного дня в январе 2016 показывали три минуты до полуночи.

Антон Громов

Две теории

Когда я думаю о современной России, у меня в голове соперничают две теории.
С одной стороны, хочется воспринимать реальность в качестве совокупного результата индивидуальных мотиваций, интересов и решений участвующих в игре агентов. Грубо говоря, что происходит? Российская элита цинично развивает и эксплуатирует иррациональные фетиши, комплексы, страхи, домыслы, культы и болезненные фантазии широких масс — реваншизм, изоляционизм, мечты о «величии», зуд «геополитического противостояния», фантом общего внешнего врага.
С этой точки зрения, то, что называют «захлестнувшим Россию безумием» — разгул церковного мракобесия, идиотские законодательные и общественные инициативы, вбрасываемые «промблемы» типа абортов и бэби-боксов, нооскоп и телегония, патриотический угар, духовные скрепы, немыслимой агрессии телевизионная пропаганда, Мизулина, Милонов, Моторола, памятники Грозному и Сталину — в общем, все ЭТО, — есть не более, чем контролируемый процесс дегенерации культурного уровня населения. Процесс, необходимый для внутренней консолидации общества ввиду продолжающейся экономической стагнации.
Государственного давления такой интенсивности мы не видели еще в начале десятых, не говоря уже о нулевых, и уж тем более — не говоря о девяностых. Бегунок интеллектуальной жизни и общественных свобод медленно, но верно сдвигают в сторону Туркменистана.
Данная стратегия власти создает систему мотиваций для тех, кто ее обслуживает. Сложно представить, будто Дмитрий Киселев, Владимир Соловьев, Захар Прилепин или даже какой-нибудь заунывный Холмогоров действительно верят в транслируемую ими пропагандистскую кашу. Уверен, что живущий в Италии Соловьев и владеющий четырьмя языками Киселев над героями своих передач и репортажей за кулисами просто хохочат. Однако в России сформирован рынок лоялизма, на нем происходит ожесточенная конкуренция, и «Офицеры России» с мочой, SERBы и Антимайданы, НОДы, депутаты и чиновники с их «предложениями» — это щенячья куча мала, в которой щенки лезут по головам друг друга наверх, чтобы обратить на себя внимание и присосаться к сиське с деньгами. Над всем этим — расчетливые игроки, бизнес и политические vested interests, карьеры в госкорпорациях, распределение финансирования и т.д.
С другой стороны, иногда кажется, будто истеблишмент РФ искренне сопереживает создаваемой им же державной риторике. То есть, опять же условно, прохановское «наш народ через все пожары, все испытания и муки несёт драгоценную лампаду божественной справедливости, не даёт ей угаснуть, готов одарить этим благодатным огнём всё человечество» написано не в кокаином задоре, не в качестве постмодернистской игры ума, трикстерского стеба, но всерьез, с всамделишными ушибами от челобитной, старческой мокротой в уголках глаз. Что Владимир Путин — трезвый и аккуратный диктатор, перестал быть трезвым и аккуратным, поверил в Предназначение, Духовную Миссию. Иногда кажется, что хвост начал вилять собакой, что шестнадцать лет феодального капитализма с разветвленной лоялистской иерархией доступа к благам заставил часть элиты окончательно потерять связь с реальностью, и военные маневры, ядерная бравада, накачка населения ненавистью — это не инструмент управления, но самоцель, что за беспомощную мечту о «геополитическом влиянии» взялись всерьез.
Вот какие мысли приходят мне в голову, когда я думаю о современной России. Однако делать это я стараюсь не часто.

Павел Нестеров

Москва собяно-хипстерная

На смену Москве купеческой и удалой приходит пластиковый мир искусственного молодежного веселья — хипстерского. «Умные евреи при губернаторе» берут мзду за свое участие в превращение столицы в унылую машину не только и не столько деньгами, сколько правом на создание своих заповедников. В городе все больше крафтовых пивных баров и гамбургерных для бородатых нежных мужчин. В Москве растет сеть велодорожек. Даже в темных ее углах появляется wi-fi. Возникают какие-то роллердромы и велодромы. Каждые выходные какой-то фестиваль. Открываются новые футбольные стадионы. Тут и там появляются «шарашки» —коворкинги, антикафе и прочие места обитания прогрессивной молодежи.
Не значит ли это, что Сергей Собянин стал российским Ричардом Флоридой, первооткрывателем «креативного класса»? В какой-то мере — да. Миссия Собянина — покончить с духом старой Москвы, и это его персональный «1968-й», когда руками прекариата уничтожается консерватизм.

Павел Пряников

«Вы бы звали маму, господа Бога, наложили бы в штаны, причём и по большому, и по малому»

Вынужден согласиться с моим другом (кстати, совершенно далёким от подобных тем). Все эти смехуёчки и ёрничания по поводу убийства ублюдка Моторолы, демотиваторы, дешёвые упражнения в юморе на телефонную тему, выглядят так себе. Друг мой, правда, далее не расшифровал, почему «так себе». Поэтому я исключительно за себя сформулирую. И то долго подумав.
Так вот я думаю, что вас там не было. Вас вообще не было на этой войне. Ну, большинства. 99 и 9 процентов комментаторов, что с одной, что с другой стороны. Если бы вы поехали на эту войну и он взял бы вас в плен — вам было бы не до смеха. Вы бы звали маму, господа Бога, наложили бы в штаны, причём и по большому, и по малому. Потом вы бы ссали и срали кровью. Но вы не поехали.
А тот, кто имеет право... Тот, кто имеет право — потерял на этой войне своих друзей, и наверняка не одного. И покой свой потерял, навсегда. И вот он-то как раз имеет право и радоваться, и злорадствовать, и выпить за смерть ублюдка сто грамм, а то и всю бутылку. Но он, почему-то, этого не делает. Потому что знает, насколько всё серьёзно. Боль от потерь, боль от будущих потерь, которые по-прежнему неизбежны, навсегда вытеснила из него ваш ебаный камеди-клаб.
Дело не в том, что о мёртвых «либо хорошо, либо ничего».
Об этом уголовнике и садисте невозможно ни хорошо, ни ничего.
Дело в том, что вы не имеете права.
И я не имею.
Простите, что не смолчал.
Не смолчал только потому, что давно знаю тех ублюдков, которые начали эту войну, последствия которой мы до сих пор даже не можем себе представить, и которые продолжают на ней зарабатывать, и не только в материальном смысле.
И они будут жить долго.
Как и вы, кстати.
Как и я.

Евгений Левкович

Цивилизованная ДНР

Заметьте, что Моторолу грохнули совсем не по олдскулу, не из огнеметов и гранатометов, как Бетменов всяких. Все-таки ДНР — куда более цивилизованная, высокоразвитая народная республика, чем ЛНР. Уже до бомб в лифтах доросли. Глядишь, скоро начнут использовать пистолеты, как чеченские братья по русскому миру.

Roman Popkov

Идёт солдат по Мордору

Советская поэзия, как и советское «под гитарку» — от Окуджавы и до — это, не только легализованная пошлость, это ещё и милитаризм — от софт варианта — «С малой Бронной», до хард-варианта «Сколько увидишь его, убей». А последнее ещё и сатанизм чистой воды, такой отечественный треш. Нынешний соцреализм — соцреализм гопничков совписов от П. до Ш. востребован властью и (именно) по этой причине. Притом никакого особого противоречия между условно либеральным автором и автором национал-патриотическим нет. Условием и гарантом их существования являются бездарность и пафосность. Ну вторые должны быть ещё и бОрзыми.

Alina Vituhnovskaya

Ленинградское дело

Вспоминая осень 1950-го (расстрел «группы» Кузнецова).
Как известно, после войны тов. Сталин похвалил русский народ в своём тосте, на плакатах тут и там появились голубоглазые чудо-богатыри — всё это по сей день подпитывает симпатии т.н. русских патриотов к Генералиссимусу. И, конечно же, им греет душу сталинская «борьба с космополитизмом», грянувшая в 1948 году. В их оптике антисемитизм — главное свидетельство «русификации» сталинской власти. Однако при этом они странным образом не замечают, что уже в 1949 году развернулись события, совсем не соответствующие их «стройной» версии. Я говорю о Ленинградском деле, которое часто называют делом «русских националистов». Секретарь ЦК ВКП (б) Алексей Кузнецов (он одно время считался чуть ли не преемником вождя) и его «группа» были репрессированы быстро и жестоко — по личному указанию Сталина. Именно ради расправы с ними в СССР спешно восстановили смертную казнь. Полагаю, главная причина тут в том, что «национализм» фигурантов Ленинградского дела был неимперским, а объективно даже антиимперским — и Сталин это отлично понимал. Суть проекта, предложенного «ленинградцами», заключалась в «расширении российского суверенитета», в том, чтобы сделать РСФСР полноценной союзной республикой — со своей компартией и своей столицей в Ленинграде. «Ленинградцы» выступали за определённый экономический эгоизм Российской федерации, за пересмотр политики дотаций, проводимой Кремлём за счёт ресурсов РСФСР, например, в отношении республик Средней Азии. Российская федерация рассматривалась «ленинградцами» как «русская республика» — разумеется, с сохранением в её составе национально-государственных образований и автономий.
Однако великий и мудрый Сталин прекрасно понимал, что подобный проект ломает всю имперскую структуру. Русские были нужны Сталину только в качестве обезличенного и безропотного имперского материала, а не как субъект. Ведь в случае реализации «ленинградского» проекта Кремль будто зависал в воздухе — именно так потом зависнет в воздухе Горбачёв после ельцинской Декларации о суверенитете РСФСР. «Ленинградский» проект создавал ситуацию, в которой союзный имперский центр уже не был бы безусловным определяющим фактором. Весьма примечательно, что же именно стало непосредственным поводом для запуска Ленинградского дела: проведение в Северной столице Всероссийской оптовой торговой ярмарки, а точнее вот это обстоятельство: «Ленинградские руководители и Родионов (предсовмина РСФСР, расстрелян вместе с Кузнецовым) напрямую вышли на союзные республики, минуя Центр, создав до сих пор небывалую управленческую коллизию и опасный прецедент». Вообще-то, это называется — установление горизонтальных связей между субъектами Союза, если угодно — перспектива федерализации (или даже конфедерализации) СССР. Действительно: как показала дальнейшая история — это очень «опасный» антиимперский прецедент...
Я уж не говорю о том, что новая столица РСФСР — Ленинград — географически и культурно была бы слишком близка к Европе, и бог знает до чего можно додуматься, надышавшись западными балтийскими ветерками. Кстати, Кузнецов — уроженец древней новгородской глубинки, и не генная ли память вольности заговорила в этом советском функционере?

Широпаев Алексей

Смерть человека-телефона

«Моторолу» завалили.
Многие (возможно, и сам Моторола) всерьёз верят/верили в то, что война на известных территориях идёт за некий «русский мир». Т.е. за специфический проект русской национальной культуры и общественного уклада, которые совершают экспансию в окрестные земли ради распространения самих себя. С чего эти многие так решили — я в упор не понимаю; кажется, им достаточно было увидеть Поклонскую с портретом Николая Второго. «Ах, обмануть меня не трудно!.. Я сам обманываться рад!», короче.
Увы, увы — это примерно такой же «русский мир», какой пытались разнести по всей Европе товарищи Ленин, Троцкий, Кун и прочие в своё время. Не в смысле экономической идеи, а в смысле социально-культурном.
Многие красноармейцы и сменовеховцы тоже думали, что молодая Советская республика несла счастье и русскую имперскую идею «освобождаемым народам»; собственно, сменовеховство — это и есть идеология «выращивания в себе симпатий к большевикам и сотрудничества с ними во имя великой России, которую они обязательно построят». Закончилось всё это известно чем — Россия от проекта «освобождение народов» и «красная wannabe-империя» фатально проиграла, сменовеховцев частично постреляли, частично посадили, а остальную Европу как начало трясти, так до сих пор и не отпускает.
Опасаюсь, что результатом нынешней цепи экспансий в исполнении советских людей из Кремля и Госдумы может стать ещё одна «неосоветская катастрофа», наверняка не такая страшная и продолжительная (повторяющаяся трагедия обязательно обернётся трагикомедией, «имена, раз написанные кровью, второй раз пишутся сахаром» © Ильф, и так далее), но болезненная для России и для окружающих её стран.
Как вы понимаете, к сменовеховцам, попутчикам и сторонникам вот этого специфического «неосоветского проекта» симпатий у меня быть не может. Даже если они искренне ошибаются и, обманутые пропагандой, всерьёз верят в то, что возрождают Россию и несут освобождение угнетённым народам.
Поэтому на смерть «легендарного командира» я могу вспомнить только стихи Багрицкого, вдохновлявшие целое поколение таких вот романтично-народнических любителей «быстрого правосудия», «красного глобализма» и «военной экспансии во имя спасения угнетённых».
Их нежные кости сосала грязь.
Над ними захлопывались рвы.
И подпись на приговоре вилась
Струей из простреленной головы.
О мать революция! Не легка
Трехгранная откровенность штыка...
Не легка, да. Как и многогранная откровенность взрывного устройства в лифте. Мать-революция — она такая. Продаст дитё за комнату в коммуналке, потом его же выкрадет и ещё раз продаст — на сей раз уже знакомому сутенёру, чтобы прибыточек капал.

Kitty Sanders

Дым отечества

Только ленивый не ржал над снимками нашего крейсера Адмирал Кузнецов, который задымил ламаншевскую экологию, НО ведь это и есть тот «дым отечества», который нам должЕн быть «сладок и приятен»; с филологической точки зрения, он испускал как раз духовность — и пусть ее видят все эти тамошние бездуховные! А вообще я напомню полную биографию этой «духовности» — то, как крейсер назывался в течение своей жизни (прежние названия в порядке присвоения): «Советский Союз» (проект), «Рига» (закладка), «Леонид Брежнев» (спуск на воду), «Тбилиси» (испытания). Что дальше — Боржоми или Киев?

Eugene Ponasenkov

«Моторола этот — такое гротескное воплощение вот этого всего времени»

И еще про моторолу этого пару слов. Он, конечно, был уникальный экспонат в плане того, какое дерьмо и отбросы нации вытащил наружу путинизм. Ну вот все эти залдостановы, прохановы, валуевы — чего полезного они сделали кому в жизни? Ольшанские, холмогоровы, просвирнины без образования и профессии, ни разу нигде не работавшие, кроме «публицистики»? Эдичка, вынужденный уехать из Америки, потому что пассивные секс-услуги себя не окупают? Виталик Милонов, который в цивилизованном обществе разве что швейцаром в гей-клубе мог бы устроиться из-за характерной внешности? Ну вот кому в нормальном обществе была бы нужна работница Яровая, что она умеет делать? И так далее, и так далее.
Моторола этот — такое гротескное воплощение вот этого всего времени. Времени торжества полнейших ничтожеств над здравым смыслом. Просто удивительный он был конечно ноль без палочки.
Я, честно говоря, не думал что доживу до такого. Все-таки в совке такое было бы невозможно — даже там ты, если был чмом и ничего не умел, то оставался чмом без перспектив.
А тут чму памятник собираются ставить. Путинская система в этом плане уникальная конечно по выбрасыванию всякого мусора на поверхность.

Владимир Милов

Ужас и кошмар

По поводу «заслуг» Ивана Грозного. Скучно снова проводить ликбез, но в связи с бесконечными «Казань брал, Астрахань брал» в комментах, приходится.
Подавляющее число успехов царствования Ивана приходится на десятилетие конца 1540 — конца 1550-х гг., т.е. на период реформ т.н. «Избранной Рады», проводимых под негласным руководством выдающегося государственного деятеля Алексея Фёдоровича Адашева. Страной фактически правила Боярская дума, да и юридически её права были велики, по Судебнику 1550 г. новые законы могли теперь быть приняты только с думской санкции. Иван в это время был скорее неким символическим верховным арбитром, необходимым для консолидации верхов, нежели реально определяющим политическую стратегию правителем. Именно в этот период стали впервые собираться Земские соборы, были проведены реформы местного самоуправления, создана система приказов и многое другое. Именно на это время приходятся блестящие внешнеполитические успехи — взятие Казани и Астрахани, удачные операции против Крыма, первые победы в Ливонской войне.
То же, что происходило при реальном единовластии Ивана (где-то, начиная с 1560 г.) — почти сплошной ужас и кошмар. Психическая ненормальность царя отмечалась многими источниками и ретроспективно диагностировалась во второй половине 19 в. историком медицины Я.А. Чистовичем и известным психиатром (а также известным русским националистом) П.И. Ковалевским. На некоторое время утихомиренная удачным первым браком и влиянием умных советников, она вырвалась в начале 60-х из-под какого-либо контроля и породила страшную катастрофу «бессмысленной и беспощадной» опричнины, проигранной Ливонской войны и сожжённой крымчаками Москвы. С.Б. Веселовский жёстко, но справедливо резюмирует: «...царь Иван, освободившийся в опричнине от... советов своих думцев и взявший в свои руки бразды правления, оказался плохим политиком, довёл страну до запустения и в конце концов проиграл... войну, потребовавшую от всех слоев населения огромных жертв».
И специально для «патриотов». Среди московских самодержцев Грозный первый демонстративно стал проявлять пренебрежение к русским и симпатии к иноземцам, что было замечено и его подданными, дьяк Иван Тимофеев писал в своём «Временнике»: «...вся внутренняя его [царя Ивана] в руку варвар быша...» И это не удивительно — тираническая власть всегда опирается на «чужаков», не имеющих связей с угнетаемым народом.

сергей сергеев

Россия-2016: за заявку на Русский Марш сажают в тюрьму

Это в зомбоящике существуют какие-то национальные интересы, защита русских и националисты, которым якобы сейчас дали карт-бланш.
В реальной жизни националистов прессуют сильнее, чем либералов. Все националистические партии запрещены, активистов распихали по тюрьмам. Причём делается это ещё беспредельнее, чем с обычными активистами — те хоть могут шум в медиа устроить, а этих пакуй да лупи в камере так, что ребра трещат.
Вот Дёмушкин сегодня утром подал заявку на Русский марш. Уже через час его вызвали на допрос в СК, а оттуда повезли в суд, где хотят поменять меру пресечения на арест.
Нельзя быть националистом и не любить Путина. Нельзя быть консерватором и не любить Путина. Сначала пройдите на ток-шоу и скажите там, что самые наиглавнейшие интересы русских — война в Сирии и на Украине. Что надо и образованием, и здравоохранением пожертвовать, последнюю рубашку продать, а Асаду помочь. После этого можете идти митинговать ... в поддержку В.В. Путина и его мудрой политики.
Русские марши на другие темы в России запрещены.

Алексей Навальный

Новая городская инициатива

Что касаемо инициативы об открытии уличных открытых сортиров, то буду только приветствовать, если люди, которые отвечают за проект, лично обновят новые городские украшения.
Начиная с городского головы и кончая последним урбанистическим поваренком: встанут и, как привыкли, под телекамеры и блогира Варламова, покажут как оно работает: в смысле не личное хозяйство, а украшение городской среды.
Зы до последнего надеюсь, что это шутка и стеб, после памятника Ивана Грозного дали людям передышку
говорят не шутка
Я ДОСТАЮ ИЗ ШИРОКИХ ШТАНИН
МНЕ С ВОЗМУЩЕНИЕМ КРИЧАТ «ГРАЖДАНИН»!!!!!

Глеб Черкасов

«Смута — прямое дело рук Ивана Грозного»

Про Ивана Грозного.
Тут все очень просто и очень поучительно. В мифологии русского консерватизма (на самом деле — это псевдо-консерватизм, это другое) есть негативный миф русской истории — «смута» — и позитивный миф — жесткий царь-централизатор, который пусть жестоко, но искореняет смуту и отводит от России эту главную беду. Ну, и Иван Грозный — это как бы экстремальный, но тем и самый главный образец актора позитивного мифа.
На самом-то деле все было наоборот. Смута — историческая смута начала XVII века — была непосредственным следствием правления Иоанна. И дело не только в том, что он своими руками подвинул царство к династическому кризису. Кризис возник не из этого. Кризис возник из того, что царь совершенно уничтожил предыдущую политическую традицию, политическую элиту, вывел подонков в тузы, разрушил ткань политической преемственности. Если существует эта ткань и эта преемственность, то династия и царство могут выстоять даже с малолетним наследником-эпилептиком. Если их нет, то никак не может.
Смута — прямое дело рук Ивана Грозного. И это один из главных, фундаментальных фактов всей русской истории. И пока принято считать наоборот, она будет продолжаться.

Kirill Rogov

Пустили в расход

Не верю я ни в какую украинскую ДРГ, которая взорвала Моторолу. Ибо это явно не тот случай, когда нужно верить потому, что абсурдно, а строго наоборот.
Есть, конечно, вероятность того, что это внутренние мафиозно-клановые разборки строителей советско-бандитского мира. Но скорее всего, просто произошла очередная смена караула. И стойкого оловянного питекантропа убрали в деревянную коробочку за ненадобностью.
Почему?
Сейчас уже ни для кого не секрет, что между ЕС, США, Украиной и РФ идут более-менее закулисные и весьма интенсивные переговоры по Донбассу. И схема, которую Кремль на этих переговорах хочет продавить, также не является секретом. А именно, предполагается сделать из ДНР-ЛНР внутренне независимый анклав в составе Украины, завязанный на Москву, во-первых, и на лояльных Москве украинских олигархов, во-вторых. Все предыдущие сценарии — с присоединением к РФ, с независимостью «молодых республик» — если не сданы в архив, то отложены.
Соответственно этому, меняется и конфигурация Новосовдепии. Если на начальном этапе, когда в Кремле, похоже, всерьез прокачивали крымский сценарий для Донбасса, присутствие «русского офицера» Гиркина было, с точки зрения пиара, оправдано — он там присутствовал. Потом план поменялся, стали давить на советскую ностальгию, идею независимости и потихоньку даже толкать тему возвращения в Украину в порядке «федерализации». И тогда же основательно проредили первое поколение полевых командиров, которые в эту схему более не вписывались.
А теперь сценарий переписывают в третий раз. И в нем уже не остается места разным гиви и моторолам. Теперь нужно инсталлировать Новосовдепии «человеческое лицо». Так что ждите в ближайшее время новых героев и новых фронтменов. Имиджевый формат, думаю, будет где-то в районе Энрике Менендеса.
А те, кто не впишется, в лучшем случае, успеют сбежать. В худшем — будут взорваны, расстреляны, зарезаны, и т.д. и т.п. И, пожалуй, лучше всего этот процесс можно определить старым, чекистским и революционным, термином: «пустить в расход».
Ибо все эти солдаты удачи, в свой срок превращающиеся в солдат неудачи, для ФСБ и ГРУ есть не более, чем расходный материал. Который, после употребления, чекисты без долгих размышлений выкидывают в помойку.
По всей видимости, именно такое «выведение в расход» и случилось в одной из лифтовых шахт в городе Донецка.

Димитрий Саввин

«Милитаризованное сознание — это сублимация нации, так и не постигшей радости творческих достижений и экономического процветания»

В успешных странах война — а тем более серьезное столкновение с ядерной державой — воспринимается исключительно как катастрофа, а не как удачная возможность решить накопившиеся проблемы.
В мире, где более всего ценится интеллект, никто не претендует на одну седьмую часть суши, большая часть которой климатически непригодна для жизни. В мире, где деньги, которые могут купить что угодно, миллиардами продуцируются на кончике пера, никто не поднимет меча для овладения ресурсами, которые продадутся любому, кто предложит чуть более высокую цену. В мире, испробовавшем все возможные виды оружия, давно стало понятно (в том числе и вследствие авантюр конца прошлого и начала этого века), что любая современная война убыточна, ибо никогда не приносит того, что можно получить мирными средствами.
И только в России нагнетается истерия относительно того, что в далеких столицах агенты мирового правительства вынашивают планы нападения на державу, которая защищает свои 1,68 процента мирового валового продукта (МВФ, World Economic Outlook Database, октябрь 2016 г.) 47 процентами глобального ядерного арсенала.
Советские люди хорошо помнят книги «Политиздата», рассказывавшие о страшной власти военно-промышленного комплекса, об исходящей от которого угрозе впервые предупредил политиков покидавший свой пост президент-солдат Д. Эйзенхауэр. И мы понимаем, что те, кто «пилит» сегодня самый большой в постсоветской истории военный (назвать его «оборонным» не поворачивается язык) бюджет в 3,34 трлн рублей, который в 16 раз превышает бюджет 2000 года, никогда не признáют, что Россия находится в наши дни в гораздо меньшей опасности, чем когда бы то ни было находился Советский Союз.
Вполне можно предположить, что эти функционеры будут наращивать отечественную военную мощь до последнего нефтедоллара — но сложно понять, почему граждане забыли об экономической катастрофе и национальном унижении, какими заканчивается история бензоколонки, возомнившей себя сверхдержавой.
Почему мы радуемся, когда наши деньги тратятся не на школы и больницы, детей и стариков, а на производство танков и ракет, несущих смерть жителям братской страны?
И почему в эпоху, когда успешная богема массово рассуждает о вегетарианстве, мало кто осмеливается открыто заявить, что грешно убивать не только животных, но и людей?
Современная Россия инфицирована жестокостью, пока выглядящей наигранной, но в какой-то момент способной реализоваться с катастрофическими последствиями.
Если в наших городах устанавливают бюсты Сталина, а оппонентов называют «врагами народа», какими могут быть гарантии, что в страну не возвратится тоталитарный режим? Если воздвигают памятники Ивану Грозному, «покорителю» Новгорода, можно ли надеяться, что нынешние вожди не видят себя раздающими ордена за взятие Киева? И всерьез вбрасывая в обсуждение идею, что русских людей объединяет «исключительно мощный генетический код», который «почти наверняка является одним из наших главных конкурентных преимуществ в сегодняшнем мире», а миссией государства объявляется защита не только собственных граждан, но и всех принадлежащих к «русскому миру» носителей этого кода, далеко ли нам до утверждения фашизма в стране, десятилетиями проповедовавшей интернационализм и солидарность трудящихся?
Эта жестокость никогда не была характерной чертой российского народа, но сегодня власти очень хочется, чтобы она воспринималась как «традиционная ценность».
Причина, по которой происходят необратимые изменения в российской политике и в сознании россиян, очевидна: элита и большая часть ее подданных не могут смириться с вопиющим диссонансом между своими тенденциозными представлениями о месте собственной страны в мире и ее реальным потенциалом в середине второго десятилетия нового века. Мы готовы класть наших детей спать на кровати, сделанные в виде ракетной установки, потому что не в состоянии собрать собственный компьютер или мобильный телефон, выпустить качественный автомобиль или холодильник не по иностранной лицензии, произвести необходимые людям лекарства.
Милитаризованное сознание — это сублимация нации, так и не постигшей радости творческих достижений и экономического процветания.
К сожалению, истории известны случаи, когда такие народы приносили немыслимые страдания и горе своим соседям и всему человечеству.
Следует ли из этого, что Россия сошла с ума и даже получает определенное удовольствие от своего помешательства? Мне кажется, такое утверждение недалеко от истины. Но есть ли в стране люди, которые не поддались этому массовому недугу? И как снова нужен тот, кто тридцать лет назад сумел вылечить куда более идеологизированную страну от векового недуга и запустить процессы пересмотра казавшихся незыблемыми догматов!
Михаил Сергеевич, я восхищен Вашим недавним разговором с экс-президентом США Джорджем Бушем и бывшим американским госсекретарем Джеймсом Бейкером, равно как и констатацией того, что «мир подошел к опасной черте». Тридцать лет назад Вы нашли методы, позволившие приближавшейся к двенадцати часовой стрелке начать двигаться вспять, — и сегодня они нужны миру не в меньшей степени. Но сейчас Ваши слова должны быть даже более откровенными и глубокими, чем тогда. Вы, который вывел войска из Афганистана, не должны молчать в те дни, когда российская авиация бьет по кварталам Алеппо так, как советская никогда не «работала» по афганским городам. Вы, сын русского и украинки, не можете не дать честной оценки инициаторам братоубийственной войны на Донбассе и результатам бойни, которая идет уже два с половиной года. Вам есть с кем поговорить о том, как надо спасать оказавшийся в опасности мир — ведь это Махатма Ганди умер, а Гельмут Коль и Джордж Буш еще живы...
Именно сейчас Вам и Вашим соратникам пора вспомнить Женеву и Нью-Йорк, Мальту и Париж — и поставить самые острые вопросы, сколь бы неудобными ни были на них ответы.
Можно долго спорить о том, насколько и в каких формах нужна России демократия; применимы ли к нам каноны англосаксонской рыночной экономики или нашему менталитету больше подходят авторитарные модернизации — однако, на мой взгляд, нет сомнения в том, что элементарные принципы гуманизма не должны отвергаться в стране, которая вышла из ХХ века с большими человеческими потерями, чем любая другая нация на планете.
Вы, Михаил Сергеевич, сделали для утверждения этих принципов больше, чем любой из людей, живших в России в ХХ веке, — и от того, что один век кончился и начался другой, подход к этим фундаментальным ценностям не должен меняться.
Пацифизм и осуждение насилия по праву должны были стать главными ценностями российского общества, будь оно в силах рефлексировать собственную историю.
Должны были стать, но не стали — и поэтому еще раз хочется обратиться к Вам, к наиболее достойному Нобелевской премии мира человеку в истории: поднимите со всей возможной силой свой голос в защиту мира, который Вы стремились утвердить на всей планете, но которому сегодня угрожает политика Вашего государства! Сделайте это так, чтобы ни у кого не осталось сомнения в том, что и сегодня, как тридцать лет назад, мы живем в самую просвещенную эпоху в истории — в эпоху Горбачева! Это было бы достойно и Вас, и Вашей страны, и всего мира, для которых Вы открывали перестройку.
Не бойтесь, что это сочтут повторением. «Река» пацифизма столь благородна, что в нее можно вступить и не единожды. Ведь главное — всегда оставаться самим собой, и мир последует за Вами, как и тридцать лет назад...

Владислав Иноземцев

От «Русской Фабулы»: возможные очепятки, орфография, пунктуация и стилистика авторов сохранены в первозданном виде.

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости и статьи.

6 876

Читайте также

Злоба дня
Геополитический пациент

Геополитический пациент

Редко кто из правителей России заканчивал в здравом уме и теле (если, конечно, его раньше не успевали грохнуть). Иван Васильевич впал в беспамятство. Михаила Фёдоровича носили в креслах. Пётр Фёдорович, наоборот, сидеть уже не мог, ввиду отчаянного геморроя. Петру Алексеевичу моча ударила в голову в прямом смысле этого слова. Ленин смотрел на Луну и глупо улыбался. Сталину парализовало все члены, включая мозг и китель. Брежнев в бреду звал брадобрея. Ельцин просто устал (пить). Но нынешний, кажись, переплюнет всех. Этот в своём расстройстве таких делов натворить может, что не говно придётся разгребать, а ядерный пепел.

Русская Фабула
Злоба дня
Ум закончился

Ум закончился

Рыба, как известно, гниёт с головы. Но ещё раньше с неё слезает чешуя. А потому прикрывать разлагающуюся политическую реальность России становится более некому. Серая чешуя нехитрых смыслов, вместе с живущими под ней скользкими авторами-паразитами, неизбежно обнажила процессы глубокого распада, всё это время происходившие в закадровом, фоновом режиме.

Русская Фабула
Злоба дня
Жест отчаяния

Жест отчаяния

Три крупных внешнеполитических поражения. Четвертая мировая война стратегически проиграна. Нет ни малейших перспектив ни на одном из ее ключевых фронтов. Это понятно всем в Кремле, кроме разве что Патрушева.
Начальник Генерального штаба российской армии генерал Валерий Герасимов обогатил мировую военную науку новаторской концепцией «гибридной войны». К сожалению, в ней отсутствовал важнейший раздел «гибридная капитуляция».

Русская Фабула