Злоба дня

Ум закончился

Ум закончился

В еженедельном обзоре русской блогосферы: удивительные приключения российского «Бука», мизулинский БДСМ, трусы, чмо и правильный национализм.

Слава Расеи!

Мы счастливы, что живём в самой свободной и счастливой стране! И не важно, что напишет в своём заключении психиатр.

Усы Пескова

Загнали себя в тупик!

Россия сама себя загоняет в ситуацию «Южнокорейский боинг и СССР в 1983 году».
С самого начала всем было понятно: советские военные сбили Боинг. Понятно было, что не было желания сбить именно пассажирский самолёт — просто цепь роковых случайностей, ошибок и несогласованности.
Уже почти сделали единственно правильную вещь — рассказали всё как есть, но тяга ко лжи в любых ситуациях была слишком сильна.
Лучше стало СССР от этой лжи?
Нет — новый виток холодной войны, «империя зла», усиление гонки вооружений за счёт обнищания людей, что СССР и прикончило.
Сейчас то же самое. Несколько военных совершили трагическую ошибку, убили сотни невиновных людей. Вместо признания и выплаты компенсаций ложь громоздится на ложь: лётчик Волошин, испанский авиадиспетчер, в самолёте уже летели трупы, операция ЦРУ, украинский МИГ и тд и тп.
Через пять лет будем читать такие же как у Кириллова мемуары-воспоминания, где будет подробно рассказано о том, кто как врал, в этом не сомневайтесь.
А заплатит за это совсем не Песков, он разве что не поедет больше на яхте по Средиземному морю, заплатят — санкциями, паданием уровня жизни, дорожающими продуктами — простые граждане РФ.

Алексей Навальный

«Никакого медиабизнеса вам не будет, сидите по лавкам и чтобы рты были закрыты»!

По поводу беспрецедентного иска роснефти на 3 млрд руб к рбк и (в особенности) лично к журналистам.
Первое. Это копия дела ЮКОСа, только хуже, потому что тогда была надежда «что так быть не может», а теперь такой надежды совсем нет. Абсурдность и избыточность (размером с выручку медийной части компании) очевидна. Дальше легко можно представить заход на банкротство прибыльного (см последнюю отчетность РБК) бизнеса. Отредактировав полсотни заметок про банкротство «ЮКОСа», я хорошо помню, что владельцем его активов является «тот самый истец». А почему нет? актив вкусный, аудитория большая, опять же, начальство одобрит.
Кстати о начальстве: второе. Все это сильно смахивает на месть «по совокупности»: за офшоры, за МГУ, за Сибур, за Восточный, за бордюры, за солдат, за церковь. Так сказать, за маму, за папу. Месть журналистам — за то, что «оборзели». Хозяину компании — за то, что допустил, позволил. Может, никто и не просил наказывать, но осуждать никто не будет, а некоторые еще и руку пожмут
Третье. Вкупе с остальными историями — про уничтожение тиража Ведомостей итд, это даже не сигнал, а констатация: никакого медиабизнеса вам не будет, сидите по лавкам и чтобы рты были закрыты. Хотите денег — пищите про макроэкономику и корпоративные новости. еще можно про марафоны. Вы согласны? Я — нет. А потому предлагаю максимальный репост. От себя могу пообещать, что буду пересказывать эту историю всем своим англоязычными коллегам и знакомым пока не охрипну, чтобы они знали, как российский партнер BP преследует и выкручивает руки журналистам в России.
PS я сразу предупреждаю любителей дискуссий, что за всякую пургу буду банить нещадно. Также достало, что все якобы «не так однозначно». Все тут однозначно. если вам нет — катитесь.

Elizaveta Osetinskaya

Фальсифицированная защита

Еще осенью 2010 года Мединский был просто «политологом» (про то, чего на самом деле стОят его политологические труды, никто в те поры знать не знал, «Диссернета» тогда не существовало и в проекте), да еще держателем прав на серию малограмотных трескучих книжек-компиляций про «Мифы о России». И вот тут-то он вверяет себя в опытные руки ректора РГСУ Василия Жукова — и тот к июню 2011, ровно за 9 месяцев, делает из клиента доктора исторических наук.
Это идеальный случай сервиса «диссертация под ключ» — когда исполнитель берет на себя все хлопоты, готовый диплом привозят чуть ли не на дом, а заказчик имеет счастливую возможность блаженно расслабиться.
Вышепоименованный ректор Жуков публикует 9 «научных статей» подопечного в двух своих собственных карманных научных журналах того же самого РГСУ, — в одном он числится председателем редакционного совета, в другом главным редактором, — и имеет возможность произвольно всунуть туда любую чушь. Он и всовывает в них самодельные тексты «по истории», хотя один журнал — вообще специализированное издание по экономике, философии и социологии, а другой — по педагогике и психологии.
Потом он с клиентом организует «выход в свет» пяти «монографий» как будто бы написанных тем же Мединским. Эти книги потом появятся в виде ссылок в автореферате диссертации Мединского, но штука в том, что их никогда не существовало в природе. Ни одна библиотека — в том числе главные библиотеки страны, которые по закону должны получать обязательный экземпляр любого книжного издания, — не знает о существовании этих пяти трудов. А Книжная палата РФ выдала поинтересовавшимся журналистам официальную справку, что никогда не встречала этих пяти книг, созданных таким автором, в реальной действительности.
Ну и наконец, уже в июне клиенту устраивают тихую немноголюдную «защиту» в диссертационном совете при том же РГСУ, где тот же его «научный руководитель», ректор Жуков, — председатель, а все голосующие члены до единого — его непосредственные подчиненные.
На этой защите никто не вздрогнул, когда прочел в предложенном в качестве докторской диссертации тексте: «Как известно, у православных верующих все церковные книги были написаны на русском языке, поэтому понять их содержание было легко. Иная ситуация была у католиков и протестантов. У них Священное писание было написано на латыни, которую рядовые верующие не знали.»
Никто не удивился, когда обнаружил, что научный метод соискателя заключается в том, чтобы выдергивать кусок из случайно найденного им в интернете исторического текста в неизвестно чьем переводе непонятного качества и судить его каким-то феерически наглым нелепым судом, исходя исключительно из собственного представления о том, «как оно было на самом деле».
Наконец, ничье спокойствие не поколебал вот такой, хладнокровно изложенный, основополагающий принцип научной методологии будущего доктора: «Первый вопрос, на который должна честно ответить историческая наука — насколько то или иное событие или частное деяние отвечает интересам страны и народа. Взвешивание на весах национальных интересов России создаёт абсолютный стандарт истинности и достоверности исторического труда.»
Еще раз, медленно, слово за словом:
«ВЗВЕШИВАНИЕ НА ВЕСАХ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ РОССИИ СОЗДАЁТ АБСОЛЮТНЫЙ СТАНДАРТ ИСТИННОСТИ И ДОСТОВЕРНОСТИ ИСТОРИЧЕСКОГО ТРУДА...»
Вы поняли, что это и о чем? Исторически достоверно — только «полезное» для национальных интересов. А которое не полезно — того заведомо и не было...
Все это и называется — фальсифицированная защита. И в итоге ее человеку вручается фальсифицированная степень. А эта степень становится важным элементом всей пего фальсифицированной репутации, — вот что, в действительности, важно.
Человек, который меньше чем через год после всей этой операции сделался министром культуры России, — лжец. Он наврал, что собственным трудом заработал этот докторский диплом. Он добыл это звание обманом. Честь, которую он себе присвоил — в действительности знак его бесчестья.
Трое ученых — два российских профессора истории, специалисты именно в том периоде, к которому пытается иметь отношение мнимая диссертация Мединского, и один филолог с дипломом Флорентийского университета, специалист по тем самым языкам, на которых написаны будто бы изученные Мединским тексты, и которым тот в действительности не владеет, — заговорили теперь об этом вслух. Через два дня мы узнаем, жив ли в российской науке еще хоть кто-то, кому есть дело до этих немодных материй.
Мы на самом деле узнаем, есть ли еще в российской научной среде такое понятие — репутация. Есть ли такая ценность. Помнит ли еще кто-нибудь, зачем она тут, кажется, когда-то была.

Serguei Parkhomenko

Нечего было унаследовать

Известны феодально-аристократические корни западной демократии, о чём в разное время согласно говорили такие разные авторы как Г.П. Федотов и Б. Мур. (В своё время тема нациогенеза как трансляции прав знати на весь народ была любимым коньком Павла Святенкова). Но, оказывается, и античная демократия имеет аристократическую генеалогию. Как пишет известный современный отечественный специалист по Древней Греции И.Е. Суриков, в Афинах «аристократические духовные ценности... в ходе демократизации полиса... распространились на весь гражданский коллектив, на весь демос... Такие ценности, как политическая свобода, высокая ценность личности, равенство граждан перед законом, коллективный и выборный характер властных органов, прочно вошли в арсенал демократии. Но не следует забывать о том, что зародились эти ценности в аристократической среде и в аристократическую эпоху».
Совершенно тот же сценарий, что и в Западной Европе: «В западной демократии не столько уничтожено дворянство, сколько весь народ унаследовал его привилегии» (Федотов).
Проблема русской демократии в том, что московские бояре по отношению к своим государям не имели статуса вассалов, а были лишь не имеющими никаких гарантированных прав подданными. Следовательно, русскому народу в плане привилегий нечего было унаследовать у своей аристократии. Такие права появляются только в конце 18 в., откуда собственно и начинается история русской демократии. Но исторического времени для распространения этих прав на весь народ оказалось катастрофически мало. Да и правящая элита в большинстве своём этому процессу скорее препятствовала, чем способствовала.

сергей сергеев

Смешная геополитика и блогеры

А вот смотрите какая интересная история с пресловутым «Черным Интернационалом» — как только где-нибудь в Европе побеждают «традиционалисты» и «евроскептики», они делают что?
Помимо того, что начинают сразу же заебывать и оскотинивать собственное население запретом абортов и прочей такой кабаргой двухсотлетней давности, надеясь как-то компенсировать кокардами проебы в экономике [в действительности же их только ухудшая]?
Может быть, они объединяются с Россией в единый консервативный фронт против безнравственности современного западного мира?
Да хрена лысого — они почему-то бегут в Вашингтон выклянчивать много долларов на борьбу с кровавыми и злыми и очень плохими русскими ватниками.
Причем подозреваю именно с таким обоснованием, что «мы же фашисты, нам похуй, у нас население вопросов не задает, а если будет задавать, мы его кадилом отухярим».
И весь их евроскептицизм в основном такой, что в своей манере поведения они идут строго поперек интересам официального Брюсселя, который не смотря на разногласия по вопросу гей-парадов, с Кремлем настроен все-таки скорее дружить, чем не дружить.
Смешная штука эта ваша геополитика.

Станислав Яковлев

ЦИрК

Вчера провел в пробках как раз час с 20 до 21, и от начала до конца прослушал интервью Эллы Памфиловой на Эхе с Венедиктовым и Воробьевой.
Ну, первые полчаса Элла Александровна ругала партии за низкую активность наблюдателей, а во второй половине Ирина Воробьева все же на нее насела с цифрами Шпилькина, ненормальной явкой в ряде регионов и прочими статистическими аномалиями.
Что ответит Памфилова — можно было к гадалке не ходить. «Понимаете, у нас, конечно, эти цифры вызвали подозрение, но что мы можем сделать-то? А наблюдателей там не было».
А вот что удивительно — так это то, что значительное число людей продолжает эту лапшу кушать. Да, действительно, что же она могла сделать. Бедная, несчастная глава ЦИК. Наблюдателей не было — ну все теперь, ничего не поделать. А математические соображения — это ж не доказательства и, тем более, не повод реагировать. Строчку в законе покажите, которая позволяет ЦИКу пересматривать результаты выборов.
И так далее, и так далее. Просто удивительно, насколько разумные люди готовы принимать тупую, наглую и бессовестную ложь, если она хотя бы немного маскируется под что-то благовидное и благопристойное.
1. ЦИК РФ — не орган исполнительной власти. Это не военные, которые по уставу служат, и не министерства, которые по инструкции работают. ЦИК РФ — коллегиальный орган, к компетенции которого относятся все вопросы организации и проведения выборов. Решает вопросы в пределах своей компетенции ЦИК путем голосования. Для того он и нужен. (Когда работают по инструкции — не голосуют. Коллегиальный орган как раз и нужен для того, чтобы решать вопросы, инструкцией не предусмотренные).
ЦИКу не нужны какие-то специальные «основания» для того, чтобы на своем заседании рассмотреть вопрос, допустим, о пересчете бюллетеней в Дагестане, проголосовать и провести этот самый пересчет. Для этого не нужны жалобы наблюдателей, или еще какие-то формальные поводы — достаточно просто одному члену ЦИК (например, Памфиловой Элле Александровне) поднять этот вопрос на заседании.
Вспомните Барвиху: там, когда мы только стали апеллировать к ЦИКу по поводу подвозов фейковых избирателей на досрочное голосование, кремлевский темник был такой: «куда это Партия Прогресса ломится, ЦИК не вправе вмешиваться в деятельность муниципальных избирательных комиссий». Весь интернет в этом был.
И что же? Когда стало ясно, что история в Барвихе оборачивается адским фарсом и ударом по репутации свеженазначенного председателя ЦИК, Памфилова мигом собрала заседания и ЦИК проголосовал за отмену выборов в Барвихе. Секундное дело.
Могли так и на «выборах» в Госдуму, если бы захотели. Но — не захотели.
2. Более того, могут и сейчас. Я еще раз напомню: основным инструментом фальсификаций на прошедших «выборах» были не вбросы и не «карусели». А просто приписки. Ситуации, когда никакие бюллетени никто не считал, а просто нарисовали (и потом ввели в ГАС «Выборы») итоговые протоколы УИКов по неким контрольным цифрам, спущенным сверху.
Я напомню: бюллетени после выборов не уничтожаются, они складываются в мешки и хранятся (навскидку не помню, сколько времени, но достаточно долго). ЦИК может запросто решить эти мешки вскрыть и бюллетени пересчитать.
3. Что он там увидит? Во-первых, он увидит гораздо меньше бюллетеней, чем в итоговых протоколах. Хорошо известно, что в регионах, где выборы много лет уже фальсифицируются, явка ниже, чем в регионах, где выборы проводятся относительно честно — потому что люди-то видят, что их голос не имеет никакого значения и итоговые протоколы никак не коррелируют с бюллетенями в урне.
Там, где были независимые наблюдатели или просто неравнодушные люди считали реальную явку в Мордовии, Башкирии, Дагестане, Кемеровской области — везде они видели явку в районе 20-25%, иногда и меньше даже — при отраженной в протоколах явке 85-95%. Ну так никто ж не сидел и не ставил галочки за ЕР в сотнях тысяч бюллетеней (по 1000-1500 бюллетеней на каждом участке), чтобы привести в соответствие протокол и бюллетени — протоколы просто рисовались. Так что вскрытие опечатанных мешков покажет, что вся эта явка — дутая. (А это многие миллионы голосов). Да что там вскрытие — взвешивание мешков покажет!
Или вот саратовский кейс, тот самый знаменитый про 62.2% — там совершенно точно рисовались цифры по контрольным соотношениям, и даже если бы кто-то и заморочился заполнением бюллетеней, ровно подогнать их под заданные значения на десятках участков были бы абсолютно невозможно. Можно с абсолютной уверенностью утверждать — если вскрыть эти мешки и пересчитать, цифры не сойдутся. А это уже безусловное основание для отмены результатов выборов.
4. Резюме.
В идеальном мире:
— любой член ЦИК, прочитав про математические доказательства фальсификаций, поднимает на очередном пленарном заседании ЦИК вопрос о перепроверке итогов голосования путем пересчета физических, бумажных бюллетеней в сомнительных регионах;
— ЦИК коллегиально рассматривает этот вопрос и, если математические аргументы достаточно убедительны, принимает соответствующее решение;
— мешки доставляются в Москву, вскрываются, пересчитываются; выявляются несоответствия с протоколами УИКов, внесенными в ГАС «Выборы»;
— результаты выборов в соответствующих регионах отменяются, возбуждаются уголовные дела.
В реальном мире:
— Элла Памфилова блеет в эфире «Эха Москвы»: «мы бедные, несчастные, у нас нет полномочий, мы ничего не можем сделать».
Хорошая же новость заключается в том, что все эти мешки с бюллетенями — вещественными доказательствами десятков тысяч уголовных преступлений — лежат, хранятся, ждут своего часа.

Леонид Волков

Ум закончился

Ещё год назад мне казалось, что в России будет бум исторических, гуманитарных и научных сайтов — как следствие политической заморозки в России. Думал, исходя из прежнего опыта законсервировавшейся России, когда главными отдушинами для интеллигенции были «Наука и жизнь», «Знание и сила», «Химия и жизнь» и пр. такого рода издания.
Год прошёл, и мой прогноз не сбылся. Так и нет ни одного нового научпоп историко-гуманитарного издания. Да, я каждый месяц покупаю журнал «Родина», читаю в сети «Историк.РФ». Хорошие издания, но вижу, как ограничены сверху скрепами.
В «Русской Планете» исторические, гуманитарные статьи (вплоть до расшифровок лекций) были самыми читаемым материалами, 10 тыс. прочтений считалось мало, 20-30 тыс. — средне (и это при средней посещаемости сайта в 150-170 тыс. в день). Никогда не забуду, как заумный текст Стаса Нарановича «Гераклит не писал об алкоголиках. Антиковед Андрей Лебедев реконструировал утраченный трактат древнегреческого философа Гераклита» За сутки прочитали 18 тыс. человек.
Умом Россию не понять.

Павел Пряников

Интрига

Я так думаю, что разумней всего для Кремля было бы перевести стрелки на ДНР. Мол, нехорошие люди из нелегального военторга похитили Бук, причём без важных частей, военные-отпускники без этих важных частей напутали и сбили Боинг по ошибке, без всякого умысла. Но на самом деле неизвестно, что там нарыла голландская комиссия по поводу подозреваемых. О чем мычал Песков в известном вчерашнем интервью? Вот вопрос и вот интрига.

Илья Лазаренко

Мизулинский мазохизм

Елена Мизулина: «Мы, женщины, слабые создания, нам все можно. Мы там не обижаемся, даже когда, видите, бьют, бьет мужчина свою жену — такой обиды нет, как если обидеть, унизить мужчину. Мужчину унижать нельзя.»
Донесите уже до Мизулиной, что
1. Бессвязная речь это плохо для публичного политика;
2. Страсть к боли и унижению принято канализировать не через избиения «какимбынибыл, но по крайней мере домашним мужиком», а через БДСМ-субкультуру.
Ну и что, что возраст, подумаешь. С её лицом советской учительницы и страстью к диковатому учительскому же морализаторству, там целая очередь обиженных школой будет сбираться, дабы отмстить неразумной МарьВанне;
3. Женщины это не коллективное существо, и никто ей мандата говорить «мы» не давал. За проникновенное «мы, женщины, лучше терпим унижения, любим боль и сильную хозяйскую руку» надо незамедлительно бить в табло, сразу же. Это ты, конкретная тупая мазохистка, любишь терпеть боль и держать удар от каких-то стрёмных персонажей. Не знаю, что с тобой делали, раз ты дошла до такой жизни, и мне не интересно и не жаль тебя, но ты не норма, и уж точно не можешь говорить от лица женщин.
Мизулиной следует говорить: «Я, слабая тётка с первертным мазохистским мышлением, думаю, что когда меня бьют даже не в рамках игры и без моего согласия (ну знаете, всё это бла-бла про „безопасность, разумность и добровольность“) — это хорошо и приятно». И всё станет понятно, и все будут в выигрыше.

Kitty Sanders

«Ну, нельзя уже в таком возрасте быть такими идиотами»

Думаю, почти с каждым подростком, который, как и я, вырос в московских спальных районах, случались такие истории. Идёшь ты поздно вечером домой. В укромном месте тебя нагоняют двое. «Парень, выручи, дай на один раз позвонить, очень надо». И ты вроде понимаешь, чем всё закончится, но с идиотской улыбкой даёшь им свой мобильник. И дальше вы уже идёте втроём, и они вроде действительно звонят, один раз, другой, третий, и якобы не могут дозвониться, но при этом, почему-то, прибавляют шаг, а потом резко сворачивают в арку и говорят: «Постой тут, мы сейчас, на одну секундочку, поссать». И тут ты уже точно понимаешь, чем всё закончится, но всё равно стоишь и ждёшь. А потом даже идёшь в темноту на поиски. И идёшь-то вовсе не потому, что думаешь: «А вдруг это не тот случай? Ну, бывает же раз в тысячу лет, что людям приспичит поссать именно в такой момент, звоня кому-то по крайне срочному делу?» Нет, ты так не думаешь. Ты всё уже понимаешь. И идёшь на поиски просто для того, чтобы сохранить хоть какое-то лицо. Для себя. Трудно ведь признаться самому себе, что ты просто трус и чмо. С этим трудно жить. Поэтому ты идёшь на поиски. И потом даже убеждаешь себя в том, что честно искал этих отморозков, и если бы уж нашёл, то тогда... ух! А что «ух»? Да ничего, конечно...
Это напоминает мне нынешнюю Европу. Вроде все всё понимают. И то, что невозможно перевезти через границу ракетную установку без санкции главнокомандующего, а даже если возможно (допустим, спиздили), то уж точно невозможно вернуть обратно, с такой-то историей. Но Россию мы не обвиняем. Мы просто констатируем факт: «Бук» привезён оттуда, залп произведён из этого «Бука», а потом его вернули. Но ничего особенного в виду мы не имеем. Поиски продлены до 2018-го года. Нет, ну а вдруг они одумаются?
Бедная Европа. Во что ты превратилась.
Ну, нельзя уже в таком возрасте быть такими идиотами.
Не вернут вам мобильник.

Евгений Левкович

Агитпроповская шваль

Рыба, как известно, гниёт с головы. Но ещё раньше с неё слезает чешуя. А потому прикрывать разлагающуюся политическую реальность России становится более некому. Серая чешуя нехитрых смыслов, вместе с живущими под ней скользкими авторами-паразитами, неизбежно обнажила процессы глубокого распада, всё это время происходившие в закадровом, фоновом режиме. Культурно-писательская обслуга путинской РФ, сформированная в рамках ещё советского контекста, в один прекрасный день обнаружит, что в её услугах более не нуждаются. И даже стальные клювы падальщиков не вонзятся в их полубесформеные тела, ибо литературные опарыши никому не нужны. Со всем их «опытом» борьбы за питательную мертвечину, возвратно-поступательных телодвижений по карьерной лестнице, идущей вглубь тела безумного российского бессознательного.


Alina Vituhnovskaya

Про правильный национализм

Национализм — одна из самых сложных политических тем в любой стране. Может быть даже самая сложная.
Я, пожалуй, соглашусь с публицистом, автором легендарной газеты «Лимонка» Алексеем Цветковым (не путать с подментованым Антоном).
Алексей Цветков говорит: «Правильный националист, в моем понимании, это такой человек, которому за свою нацию стыдно сильнее, чем за любую другую.»
У Алексея правильное понимание. В этом смысле мне духовно, мировоззренчески и эстетически не близки современные русские националисты, для которых национальное чванство — одна из характерных черт. Причем это касается и русских националистов, обожающих «Новороссию», и русских националистов, обожающих полк «Азов». Чванство у них просто по-разному проявляется.
Но как бы то ни было, весь русский национализм из-за «русской весны» и «русского мира» оказался в глубокой заднице. Об этом еще будут написаны умными людьми умные книги, а пока я в своем тексте решил порефлексировать на эту тему. Там еще интересные мысли у Белковского и забавные высказывания Демушкина.
Да, и по поводу Демушкина. Всегда испытывал к нему антипатию, но вот оглядываясь на последние пару лет, не могу не отдать должное: Демушкин отказался участвовать в войне против Украины, отказался разжигать, призывать, подзуживать и шестерить у плохих людей в эту мерзкую кровавую эпоху. История поставит ему за это большой плюс.

Roman Popkov

«Мне хочется, чтобы в памяти украинцев осталось о русских что-то хорошее»

Постоянные читатели «Петра и Мазепы», вероятно, в курсе, что в эти дни проходит визит в Лиепаю делегации из Николаева — делегации, в состав которой вошли представители «Офиса развития Николаевщины» и некоторых других волонтёрских объединений. Цель визита — изучение латвийского опыта муниципального управления, транзита от Совка к европейским стандартам и под занавес — пара встреч с местными политиками (к тому моменту, когда вы это прочитаете, они уже должны состояться).
Подготовка к этой поездке началась довольно давно. И в организации её участвовали многие люди, благодаря усилиям которых она, Бог даст, будет отнюдь не безполезной. Где-то среди этих людей был и автор этих строк. То есть мои усилия были весьма скромны и свелись к тому, что я лишь придумал саму идею и состыковал всех, кого было нужно, в Латвии и Украине. А дальше они уже всё сделали сами.
И, пожалуй, сейчас самое время объясниться, почему я, русский без кавычек и без оговорок, решил этим заняться. (Ибо предположения на сей счёт, не блещущие, впрочем, оригинальностью, уже появились.)
Поскольку главная цель весьма серьёзна и даже глобальна, придётся начать с экскурса в недавнюю, но уже подзабывшуюся, историю.
На юго-востоке Украины идёт война. А до того был аннексирован Крым. Что же подвигло Кремль на столь не то что рискованные, но откровенно безумные действия? Ведь ценой их стала, ни больше ни меньше, конфронтация со всем миром. Путин всерьёз обезпокоился положением русских в Крыму? Весьма странно для человека, который никогда не волновался насчёт русских — ни в Крыму, ни в Средней Азии, ни даже в самой России. Который, в принципе, строил РФ как государственную систему, где самым угнетённым является русский народ.
Может быть, Кремлю позарез нужна была военная база в Крыму? Тоже не сходится. Вообще, Черноморский флот сегодня — вещь во многом декоративная. Турция надёжно контролирует проливы, а само Чёрное море легко простреливается ракетам что с турецкого, что с болгарского, что с любого другого берега. И даже с берегов других морей. Да и перебросить флот из Севастополя на собственно российскую территорию было не так и сложно (подготовка к этому шла).
Путин испугался вступления Украины в НАТО? У него было полно рычагов для того, чтобы заблокировать этот процесс, если бы он начался. И далеко не факт, что новая украинская власть запустила бы этот процесс — слишком много имелось (и имеется) к этому препятствий и слишком неоднозначно на это смотрели на Майдане.
То же самое можно сказать и про вступление в Евросоюз. Впрочем, об этом вообще смешно говорить — Янукович тоже декларировал приверженность идеям евроинтеграции.
Очевидно, что все эти причины, не говоря уже про высосанный из пальца «геноцид», являются лишь предлогами или пропагандистской дымовой завесой. Истинные мотивы, заставившие Путина сначала вторгнуться в Крым, а потом и на украинский юго-восток, были совсем иными. И лежали в сфере не внешней, а внутренней политики.
Самое позднее к 2007 году путинский режим предложил населению России новую версию общественного договора: отказ от реальной демократии в обмен на рост материального благополучия, а самое главное — в обмен на стабильность. Именно она и стала краеугольным камнем политической идеологии РФ. А самым страшным ночным кошмаром были Оранжевая революция и Майдан.
Призрак Майдана преследовал Кремль, начиная с 2004 года, а в декабре 2011-го, казалось, он едва не материализовался на улицах Москвы и Петербурга. Как сейчас очевидно, страхи были сильно преувеличены, но Путина тогда пробрало основательно. Сам он, безо всякого сомнения, понимает авторитарный характер собственной власти. И знает, чем подобные режимы в большинстве случаев заканчивают. При этом в Кремле сложилось представление, что «цветные революции» возникают не как-нибудь, а с подачи коварных агентов Запада.
В этой ситуации вполне логичным было огородиться, елико возможно, от «оранжевой чумы». И поначалу это было не так-то сложно. На всём постсоветском пространстве более-менее стабильные демократии удалось создать только в странах Балтии. Но их пример для жителя России не был заразителен. Даже в самые глухие советских времена Эстония, Латвия и Литва воспринимались как внутренняя заграница, инородное тело, оказавшееся в недрах СССР скорее случайно. Тут всё было слишком по-другому, и обычный обитатель РФ никаких параллелей с собой не усматривал.
Потом появилась Грузия. Это было уже несколько большей проблемой. Постсоветская республика, в которой, казалось, коррупция и просто воровство являются даже не системной проблемой, а традицией, этакой «духовной скрепой». И вдруг здесь эту «скрепу» успешно корчуют и начинают проводить эффективные реформы. Как ни старалась эрэфийская пропаганда, но скрыть реальные достижения Саакашвили было невозможно.
Война 2008 года, с последующим признанием независимости Абхазии и Южной Осетии, стала для Кремля выходом из положения. Нет, упрощать ни в коем случае не стоит — причин у конфликта 2008 года было много. Но нельзя не видеть тот идейно-пропагандистский профит, который в итоге получил Путин. В сознании граждан РФ чётко отпечаталось: захотел жить по-другому, захотел правового государства и развитой современной экономики — получишь войну и потеряешь свою землю. А раз так, значит, верна предками данная мудрость народная: никогда хорошо не жили — нечего и начинать.
Украина времён Януковича на утверждение сей премудрости работала весьма и весьма эффективно. Правление Ющенко закончилось каким-то скомканным фиаско, а ему на смену пришёл «чисто конкретный» персонаж, который начал перестраивать Украину по образцу путинской РФ — с вертикалью власти, расширением полномочий президента, и прочим в этом роде. Выходил этакий колхозно-уголовный путинизм для бедных. И он Кремль устраивал вполне — даже в тех случаях, когда творец этой системы заявлял о стремлении вступить в ЕС.
Майдан, заставивший Януковича, петляя, бежать из страны, стал для Путина личным ударом и личной катастрофой. Принцип, на утверждение которого в пределах СНГ Кремль всё время работал — «никогда хорошо не жили — нечего и начинать» — был поставлен под сомнение. Недоделанный диктатор был изгнан, а украинское общество стремилось строить новое, правовое государство, в котором не будет места ни старой коммунистической номенклатуре, ни новым олигархам. И что бы случилось, если бы это государство украинцы таки построили?..
Балтия, конечно, России не пример. Да и Грузия — небольшое закавказское государство, где, как говорится, всё другое. Но Украина? Кто бы что ни говорил, но трудно найти в современном мире страну, столь же близкую России и русским. И если б Украина смогла начать «жить по-новому», то всем бы стало ясно: сможет и Россия.
И вот этого уже допустить было никак нельзя. По кремлёвской логике, Украину должна была постичь катастрофа — настолько ужасная, чтобы потом люди и в РФ, и во всём СНГ покрывались холодным потом при одной мысли о смене авторитарно-воровской власти. Чтобы страх перед Майданом, перед переменами, перед той самой «жизнью по-новому» стал глубинно инстинктивным.
Вот для этого-то и потребовались и аннексия Крыма, и война на Юго-Востоке Украины. Нужно было положить тысячи людей, миллионы сделать беженцами, разрушить украинскую экономику, вернуть к власти олигархов и старую «региональную» мафию — для того, чтобы никто и никогда не смел усомниться в сакральном принципе: никогда хорошо не жили — нечего и начинать!
И надо признать, Путину во много удалось этого добиться. Будем честны: не только на территории РФ, но и на территории Украины очень много людей, которые уверены, что Майдан — это источник всех бед. Во время последних выборов в РФ кандидаты от «Единой России» и прочих «системных» партий всё время повторяли: если не Путин, то Майдан! Если не мы, то всем конец! Оппозиционеры хотят устроить Майдан в Москве, а это гроб-гроб-кладбище! И многие в это верят. Как и на многих украинских кухнях, вдалеке от парадной фото- и видеосъёмки, вздыхают о временах Кучмы как об утраченном «золотом веке».
Полноценным поражением Кремля в Украине может стать только победа украинской революции. А революция — это не свержение Януковича, это качественный скачок, смена элиты и политической, социальной и экономической систем. Нужно понимать: в 2014 году революция в Киеве отнюдь не свершилась. Революция тогда только началась. И закончится ли она успехом или провалом — ещё отнюдь не решено.
Поэтому сегодня не будет преувеличением сказать, что Украина ведёт войну на два фронта. Один — всем видимый и, так сказать, понятный — проходит на Донбассе, через степи, лесополосы и терриконы. Там, где идёт прямое военное противостояние. Но есть также и второй фронт, о существовании которого думают и говорят гораздо реже. Где идёт непрекращающаяся борьба между только-только встающим на ноги гражданским обществом и старой системой. Между волонтёрами, чей общественно-политический путь начался на Майдане или в АТО, и старой номенклатурно-олигархической мафией, которая очень хорошо научилась кричать «Слава Украине!» и прикладывать руку к сердцу, но которая будет с лютой ненавистью бороться против всяких реальных перемен в своей стране.
Вывод путинских войск с Донбасса будет для Кремля хоть и ощутимым, но тактическим поражением. (Они и так официально признают, что Донбасс — это Украина.) И даже возвращение Крыма в Украину — если это Украина «как при Кучме» — не затронуло бы глубинных основ необольшевицкой системы. В конце концов, РСФСР передала УССР Крым единожды, передаст и снова. Но вот если Украина сумеет вырваться из омертвевшего кокона УССР — вот это уже перевернёт систему кверху дном. Становление правового, демократичного и европейского украинского государства разрушит внешний пояс необольшевицкой РФ, подорвёт идейные и ментальные основы её устойчивости, что, в свою очередь, может уже спровоцировать крах путинской политической системы как таковой.
Но для этого Украина должна начать «жить по-новому». А для этого, в свою очередь, там должны появиться люди, которые не только хотят, но и знают, как вести свою страну по европейскому пути. Волонтёрское движение способно дать соответствующий кадр, хотя и не очень многочисленный. А теперь его надо готовить. И где же ещё учить европейским нормам и навыкам, как не в Европе? И кто может лучше рассказать, как осуществить транзит от Совка к евростандартам, как не те, кто сами прошли путь от советской республики до НАТО, ЕС и Шенгена? Кто сам постоянно сталкивается с проблемами, связанными с наличием советского («русскоязычного») сообщества?
Вот потому-то я и предложил николаевцам приехать сюда, в Латвию.
И, посмотрев на людей, пришёл к выводу, что не ошибся. Не то, чтобы я хотел их активно нахваливать — тут важно иное. Они — другие. Не такие, которые обычно приезжают в ЕС «из стран бывшего СССР». Не жирные свиньи в дорогих костюмах, с номенклатурным клеймом на неандертальском лбу. И не мажорная «золотая молодёжь», приехавшая «потусоваться» за государственный счёт. Это были другие люди, желающие и могущие менять свою страну к лучшему. Которые могут и хотят учиться, и которые со временем научат очень многих.
И это увидел не только я, но и те латвийские госслужащие, чиновники и депутаты, которые организовывали приём. А это вселяет надежду... Надежду на многое.
Ну а помимо высокой цели — борьбы против путинской необольшевицкой тирании — у меня были и две цели несколько меньшего калибра, но тоже для меня лично значимые.
Во-первых, как и весной 2014-го, мне хочется, чтобы в памяти украинцев осталось о русских что-то хорошее. Чтобы слово «русский» ассоциировалось не только с развязыванием войны, но и с борьбой против неё. Не только с разрушением, но и с созиданием.
А во-вторых, когда-то, в 1990-е годы, в Латвию приезжали специалисты из Германии, да и из многих других стран, чтобы помочь латышам преодолеть советский морок и помочь вернуться в Европу. А теперь уже латыши учат украинцев. Войны заканчиваются, а жить-то нам рядом. Как знать, может, наступит момент, когда украинцы чему-нибудь научат русских? Сегодня об этом странно даже говорить, но история свидетельствует, что рано или поздно примерно так и бывает.
Но вы, конечно, можете со мной не соглашаться. И проклинать меня либо с позиций советского патриотизма, либо вышиватного национал-онанизма. Вольному воля.
А мы пока поработаем.

Димитрий Саввин

От «Русской Фабулы»: возможные очепятки, орфография, пунктуация и стилистика авторов сохранены в первозданном виде.

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости и статьи.

7 697

Читайте также

Злоба дня
Геополитический пациент

Геополитический пациент

Редко кто из правителей России заканчивал в здравом уме и теле (если, конечно, его раньше не успевали грохнуть). Иван Васильевич впал в беспамятство. Михаила Фёдоровича носили в креслах. Пётр Фёдорович, наоборот, сидеть уже не мог, ввиду отчаянного геморроя. Петру Алексеевичу моча ударила в голову в прямом смысле этого слова. Ленин смотрел на Луну и глупо улыбался. Сталину парализовало все члены, включая мозг и китель. Брежнев в бреду звал брадобрея. Ельцин просто устал (пить). Но нынешний, кажись, переплюнет всех. Этот в своём расстройстве таких делов натворить может, что не говно придётся разгребать, а ядерный пепел.

Русская Фабула
Злоба дня
Геополитическая шизофрения

Геополитическая шизофрения

Вчера смотрел «Воскресный вечер с советской сволочью» и вот что могу сказать. Все оппоненты официоза выглядят весьма бледно, когда речь заходит об истории и идеологии. Причина — они находятся в рамках советской мифологии. Разумеется, что победить неосоветизм в этих рамках просто немыслимо. Сломить его можно только последовательным, конкретным антисоветизмом.

Русская Фабула
Злоба дня
Революция без желающих

Революция без желающих

Все эти Первые каналы и НТВ, ведущие Киселёвы, сумасшедшие депутаты Марковы и Фёдоровы с их Антимайданами, пугающие население страны батальоном Азов и Евромайданом в Москве, напоминают притчу про мальчика, который кричал: «Волки!». Рано или поздно докричатся и создадут из пустоты все ужасы своих страшных снов, в виде сваленных статуй Ленина и боевиков Русского Сектора.

Русская Фабула