Почему я не обниму «русского брата»

Не стану обращаться к многотомным исследованиям, чтобы опровергнуть (а кому это больше нравится – подтвердить) «факты неразрывного единения русских и украинцев», происходящих от «одного корня» и «объединенных одной судьбой».

Примем за истину утверждение Путина: «Русские и украинцы – это единый этнос с общей историей, культурой и духовными корнями». Президент РФ «искренне» убежден, что народы России и Украины «обречены на совместное будущее».

Не буду акцентировать внимание и на слове «обречены». Оно уже само по себе достаточно красноречиво в устах этого «человека».

Но мы, по его версии, получается – братья?

Если это так, то у меня никак не получится обнять «русского брата». Не получится, потому что он залез ко мне в дом с оружием, чтобы убивать моих родных.

Не получится, потому что не я и не мои соотечественники разрушают города России, а «русский брат» и его соотечественники разрушают города Украины.

Не получится, потому что до появления «русского брата», который приехал в мою страну на танке, все в моей стране, в том числе и русские, были живы. А сейчас многие тысячи – в могиле.

Не получится, потому что я не смогу обнять того «русского брата», который вместе с празднично напудрившейся женой вывозит своих деток на парады в колясочках, закамуфлированных под танки. Да почему же он не вывез на парад своих детей в колясочках, закамуфлированных под сосновые гробики?! Я высказался цинично? Это, по-моему, не более цинично, чем вывозить детей на улицу в колясочках-танках, вооружив их автоматиками Калашникова. Потому что итог войны – это не нервное «ура!» и не сверкающие ордена, а гробы. Именно – гробы. Гроб – настоящий символ войны. В них вам надо было вывозить на демонстрации своих детей, потому что этой судьбы вы им желаете. Не я, заметьте, а вы сами! Вам от этого не страшно? Мне – страшно.

Не получится у меня обнять «русского брата», до появления которого на моей земле я жил спокойно, а сейчас живу в войне.

Не получится у меня обнять «русского брата», который с наглой ухмылкой отобрал кусок моей страны только для того, чтобы злобно завопить: «Хохол наказан!» И более – ни для чего. Потому что от оккупации Крыма и Донбасса не получил ты, «русский брат», ничего, кроме прямого убытка и мстительной (без всякой причины) радости.

Радуешься, даже не осознавая, что унижаешь себя разбоем.

Не получится обнять «русского брата», потому что после его появления дом, который я вместе с родителями строил десять лет, «освободители от бандеровцев» превратили в руины. В буквальном смысле – разрушили снарядами. Лишь потому, что он оказался на востоке Украины, где «русский брат» решил «защищать» несуществующий там «русский мир» в моем украинским доме.

Разрушен дом, который я создавал годами, в котором каждый кирпичик перещупан моими руками.

За это я должен обнять «русского брата»?

Может, «русский брат», сказанное мной – русофобия? Посмотри на себя в зеркало. Вот там увидишь русофоба, потому что ты ненавидишь самого себя. А иначе – зачем бы ты желал себе и своей семье войны и смерти?

Я не обниму тебя, «русский брат», потому что когда твои руки окажутся за моей спиной, в них блеснет нож. Да он уже вонзился в мою спину. Воткнулся в нее в Крыму и на Донбассе.

Я не буду тебя обнимать, «русский брат». И даже не буду говорить, что в моем нежелании тебя обнять виноват Путин. В этом виноват ты! Ведь твой Путин лишь воспользовался тем, что вот таким ты стал, «русский брат» – слепым и бездушным.

Кстати, может, слышал? Утверждают, что у Авеля тоже был брат.

Его звали Каин.

9550

Ещё от автора