Борис Стрелингов «Схизватница»

В обширный овальный кабинет двое внесли широкий цинковый кейс. На них были одеты костюмы химзащиты болотного цвета. Лица закрывали медицинские маски. Головы же прятали фуражки с кокардами в виде герба Третьей Республики Россия.

Посредине кабинета находился лакированный дубовый стол, ловко отражающий солнечные лучи. Пол покрывал зеленый ковер, украшенный восточным орнаментом. Кубический плафон тускло освещал помещение. Но, в первую очередь, взгляд притягивала перманентная установка жизнеобеспечения бинарных организмов: три вместительные колбы с белой, красной и синей жидкостями, несколько капельниц и кресло с фиксаторами вертикального положения тела.

Вошедшие открыли кейс и аккуратно достали старческий органон, нижняя половина которого представляла собой отростки проводов, шлангов и различных пазов со штифтами. Фиксаторы плотно обхватили body и прижала к креслу. Двоица быстро соединяла отверстия и выемки с выступами деталей механизма, хомутами соединяла шланги, а коннекторами — провода. После проделанной операции, сползли с тела костюмы химзащиты, предоставив для любопытных глаз две парадные формы бойцов Республиканской Службы Безопасности. Один из них выставил вперед руку с нанокомпьютером, в которую проговорил твердым голосом: «Запустить систему Dee-Mon». Заиграли огни на установке, заработал монитор, демонстрируя в воздухе состояние работы организма. Забурлила в колбах жидкость, наполняя прозрачные шланги.

— Не много ли мы амфетамина в него вливаем? — поинтересовался один из РСБшников.
— Самый раз, сейчас отойдет ото сна, — ответил второй.
Старик в кресле стал подергиваться, пока медленно не раскрыл глаза и с ужасом не всосал в себя воздух.
— Я вам не Димон, — проговорил хрипло старик и протянул вперед костлявую руку.
— Товарищ президент, полковник 31477 и 31478 готовы выслушать распоряжения, — двойня отдала честь старикану.
— Вольно, соловьи-молодцы, кхе-кхе, это...где я?
— Вы в Батагай-Алыте, Эвено-Бытантайский национальный улус Якутии.
— Пиздец...
— Согласны, товарищ Президент.
— Что со страной?
— Удерживаем натовских богомолов возле сургутского укрепрайона. Маньчжурийский Национальный Корпус с помощью кремниевых организмов продвигается к Красноярску. Москва и Петербург разбирается на полезные ископаемые корпорацией «Рошен Кэпитал Анлимитед», планируется постройка мегашоколадной фабрики.
— Кто командует Юго-Восточным фронтом?
— Искусственный интеллект «Poklonsky».
— Сколько можно? — старик грозно прорычал. — Куда подевалась старая гвардия? Где Шойгу, где Палеотитов? А? А? Кто плазменный резак грудиной углеводородной прикроет? Кто богомолу натовскому головы лазерной саблей отрубит? Кто будет искусственное легкое вырезать, чтобы взрывчатку сделать? Где герои? Для них страна строилась? Для них, говноеды?
— Для них. Есть еще проблема: Монгольское воеводство начинает строительство Интерзоны «Поляки — аймаки». Украинская империя дала добро на освоение воздушного пространства.
— Бросайте на подмогу солдат.
— Резервы истощены, оружия не хватает, орниморфы защищают воздушное пространство от вакуумных бомб, — протараторил 31477.
— Даешь гомоинкубаторы? Почему бабы не рожают?
— Назревает бунт. Женщины отказываются брать участие в проекте «Сыновья войны». Последняя роженица умерла после 453 эмбриона. Инъекции ускоренного роста заканчиваются, — отчеканил 31478.
— Все просрано. Остался лишь мудреватые кудрейки да пожиратели пространств. Ууууу, — старик заныл и гнойные слезы появились на его лице. Он уныло опустил голову и затрясся.
— Товарищ президент, мы вам молодцев наших для развлечений продемонстрировать хотим, — аккуратно проговорил 31477.
— Ой, давайте, братцы, бодрый пляс я склонен слушать, — поднял свой морщинистый лоб старик и медленно наклонил набок.
В зал вошли трое: модифицированный медведь и двое потешников в красных косоворотках с обшитыми золотом воротниками.
— Встречайте, шумовой ансамбль «Бесогоны», — послышались жиденькие аплодисменты клонов РСБшников.

Медведь привстал на задние лапы, навострив свои Cyberpaws на молекулы воздуха. Разрезала пространство голограмма-балалайка, отобразившись с помощью атомов кислорода. Зашевелил когтями своими медведь. Наполнили кабинет вибрации звуковые. Заиграло нечто космическо-трансовое. Взял свистоплясовщик джек от электроаккордеона, вставил в подбородок побратима своего, да последний рот открыл и издал перегруженные синкопы. А тот что клавиши молодецки перебирал, запел песню русскую, да народную, на языках государственных сотворенную:

Oh, sizga tozalash 做得好
자작 나무에서 나는 여자를 만났다
Тийм ээ, түүний нулимс наполняли реки
نعم، صدرها تضخم
акі тэрыконы промислові
There was a smell of engine oil around
而被杀敌人的血
Баъд аз ҳама, дар хоб аст, дар бораи бaбa шуд
Ir ne karo realybė puošia
За царя, государя нашего

Заулыбался президент беззубым ртом. Проплыли перед его глазами субтитры.
— Володя, — прошептал он, — подключайся ко мне из резервного киберпространства. — Поблекли глаза правительственные и взгляд поменяли. Стали серьезными, суровыми и хитрыми. А субтитры таковыми были:

Ой ты ясный молодец 
У березы встречал бабу
Да слезы ее наполняли реки
Да грудь ее надувалась
Аки терриконы промышленные
Пахло вокруг маслом машинным
И кровью врагов поверженных
Ведь сон это о бабе был
А не реальность войной украшена
За царя, государя нашего

Пускал Dee-Mon свои слюни вязкие. Глаза его закрывались медленно. Убаюкивала мелодия русская. И сон густой наполнял мозг президентский. Храп стал слышаться, а системы жизнеобеспечения показатели уменьшили. 

Упаковали правителя клоны-РСБшники и забрали с собой. Снилось Dee-Mon'у в резервном киберпространстве село отцовское, да щи сваренные, и сидел он с Владимиром за столом, а на столе том самовар стоял, а в самоваре том чай кипел, а чай тот по кружкам разливался, а кружке те....

3243

Ещё от автора