Черногория на пути в НАТО — часть 1

Сербский пограничник вернул мне паспорт, улыбнулся и указал рукой на юг.

— Счастливого пути!

Я завёл двигатель и через мгновение я был уже на территории маленькой Черногории, государства с количеством граждан, сравнимым с такими российскими городами как Хабаровск, Иркутск или Барнаул. Средняя заработная плата в этой стране составляет около 500 евро в месяц, безработица в пределах 18%, среди молодежи более 40%, а госдолг к концу 2015 года должен составить около 60% ВВП.

В последнее время о Черногории много говорят в СМИ из-за приглашения, которое НАТО направило в адрес черногорского правительства. Это правительство выразило огромный интерес ко вступлению в НАТО, что вызвало озабоченность широких масс черногорского общества, а также озабоченность России и Китая.

Европейская Комиссия в своих отчетах отмечает, что правительство Мило Дюкановича должно сосредоточиться на борьбе с коррупцией и организованной преступностью, а также на обеспечении свободы СМИ. Позже я много раз слышал от черногорцев, что их страна насыщена коррупцией, а Дюканович сделал себе из неё почти частную усадьбу, как когда-то Виктор Янукович в Украине.

Подъезжаю к черногорскому пограничному пункту, передаю пограничнику паспорт и свидетельство о регистрации транспортного средства. В ходе проверки документов за мной образовывается очередь, состоящая из нескольких автомобилей с сербскими номерами.

Согласно официальной статистике, население Черногории состоит из почти 300 тысяч черногорцев, 200 тысяч сербов, 55 тысяч боснийцев, 30 тысяч албанцев и 21 тысяч человек, определяющих себя как мусульмане. Вопрос национальности в этой стране вовсе не такой простой, потому что многие из его жителей определяют себя одновременно как часть народа и сербского, и черногорского. Бывают случаи, когда в семье один из братьев считает себя черногорцем, а второй сербом. Отличным примером такой ситуации является Миодраг Влахович, черногорец, бывший министр иностранных дел Черногории, бывший посол этой страны в США, решительный сторонник ее независимости, а также сторонник Европейского Союза и НАТО. Его брат считает себя сербом, и поэтому, как говорили мне жители Подгорицы, он не сторонник ЕС и НАТО.

Что касается различий между языками сербским и черногорским... они почти незаметны. Сербы и черногорцы понимают друг друга без малейших проблем, чего нельзя сказать, например, об украинцах и россиянах.

По дороге к Подгорице, столице Черногории, проезжаю мимо через небольшие городки и деревни, грязные, нечесаные, с домами построенными на крутых склонах холмов. Мое внимание привлекли мусульманские кладбища. На стене вокруг одного из них я заметил надпись: «Сребреница 12-16 июля 1995 — никогда не забудем!». Во время кровавой гражданской войны в Югославии произошло множество ужасных военных преступлений, одним из них была резня в Сребренице, где сербы убили около 8 тысяч боснийцев. За два года до этого мусульманский отряд в Сребренице напал на Кравицу и окрестные деревни, убив 49 человек, в том числе женщин и детей.

Я ехал по указаниям GPS-навигации, что, как оказалось, было огромной ошибкой. Я сошел с извилистой дороги, проехал мимо неглубокую речку, засыпанную тоннами белых камней. Начался переход с долины в сторону гор. Дорога была невероятно извилистая, узкая и крутая, просто ужасная, тем более, что на ней не было никаких ограждений, ничего, что могло бы спасти меня от падения в пропасть.

Становилось темно, температура с + 5*C вдруг упала до −3*С. На дороге, идущей постоянно в гору, появлялся кое-где лед. Каждые несколько километров я видел кресты, цветы и портреты людей, которые, по-видимому, упали в пропасть...

После трех часов стресса и с огромной головной болью я добрался до Подгорицы, города с населением около 180 тысяч человек. Подгорица выглядит вполне по-европейски. Там два крупных торговых центра, хорошие отели, университет и много действительно симпатичных женщин.

Знание английского языка является здесь, скорее, средним, что может Вас удивить, местные жители не говорят по-русски и не очень его понимают. Как местные жители относятся к русским? Очень положительно. Несколько раз принимали меня за россиянина, приглашали на пиво или на водку, а когда я отказывался, говорили мне, что настоящий русский никогда не отказывается, когда приглашают его на рюмку водки. На самом деле, какой я россиянин, если я в прямом смысле поляк?

Я был измотан долгой поездкой из Познани в Подгорицу. Дорога насчитывала 1 800 километров и пролегал через Чехию, Австрию, Венгрию и Сербию. Моей первой целью в Черногории не была, однако, Подгорица, а известный туристический курорт Свети-Стефан, где ждала меня русская семья, живущая в Черногории уже 6 лет.

Продолжение скоро...

7960

Ещё от автора