Лучшие теологи, как и другие лучшие учёные, тоже будут стремиться уехать из России

То, что предсказывалось и лоббировалось много лет, наконец, свершилось. Теология признана в России научной специальностью. Хотя данное решение может быть подвергнуто сомнению насчёт целесообразности, но ему не откажешь в публичности и демократичности. Оно открыто обсуждалось и готовилось по меньшей мере десять последних лет. Так что на этой поляне не успел оттоптаться только ленивый. Ваш покорный слуга года два-три назад тоже опубликовал где-то ёрническую заметку «Теология – царица всех наук» (или это был подраздел в статье, посвящённой более обширному вопросу; сейчас уже не помню точно).

Возмущение части общественности, видящей в этом чуть ли не начало конца (или окончательный крах, разница в нюансах) российской науки, можно понять только в контексте роста политического влияния РПЦ в России (как это трактуется опять же всё той же частью общественности). Взятое же само по себе, данное решение приближает российское образование к западным стандартам. В большинстве европейских стран существуют учёные-теологи. Далее, у наших соседей в прогрессивной Украине теология («богословие») введена в номенклатуру научных специальностей с 2010 года.

Теологи вовсе не обязательно клирики. Более того, введение такой специальности именно в светских вузах страны можно рассматривать как первый шаг к разрушению клерикальной монополии на изучение вопросов, связанных с историей и идеологией православной церкви. Важно только светской общественности этот шаг сделать, не полениться, вместо того, чтобы постоянно ныть про «засилье попов».

На фоне же общего состояния высшего образования и науки в России наделение теологии статусом научной специальности – муха, раздутая до размеров слона. Имеются гораздо более серьёзные проблемы. Конечно, решать нужно, прежде всего, их, причём в комплексе. Но, как мы отлично знаем из истории бюрократических структур нашего государства, именно такая куча проблем всегда – питательная почва для псевдорешений, вроде нынешнего. Таким способом совершается видимость какой-то деятельности.

Само по себе введение теологии в перечень научных специальностей российскую науку, конечно, не убьёт. И не помешает её возродить, если государство и общество захотят взяться за такое возрождение. Тут и без всякой теологии российские вузы штампуют дипломированных «специалистов», мало что смыслящих в своём деле. А согласитесь, что малограмотный врач или педагог представляют реальную социальную опасность для страны. Тогда как малограмотный теолог, в худшем случае, предмет для насмешек.

Тут может даже возникнуть ситуация, аналогичная с «утечкой умов» в других науках. Не исключено, что действительно выдающиеся философы-богословы станут со временем уезжать из России туда, где их логические способности окажутся более востребованы – например, в православную Украину. И в этом плане российские теологи не станут каким-то «встречным антинаучным течением» в российской науке, а наоборот, разделят в тех же пропорциях надежды, принципы и идеалы всех российских гуманитариев, да и российских учёных вообще.

На снимке: в Карпатском университете имени Августина Волошина (Ужгород, Украина) – крупнейшем в Украине образовательном центре, готовящем специалистов-теологов.

6123

Ещё от автора