Политика

Либеральная парадигма

Либеральная парадигма

В советской школе мы узнали два значения слова «реакция». На смешении этих значений эстрадники даже шутку в своё время построили. Может, кто эту шутку и вспомнит: «Новости химических лабораторий: реакция восторжествовала!»

Вспомнили? Ну, да, и в пробирке реакция, и «николаевская реакция». Химия и история. Причем, сегодня у нас речь пойдет точно не о химии. Скорее, об истории...

Вечные российские качели — то оттепель, то закручивание гаек! То, что социально-политический маятник России после озоновой, кружащей голову постперестроечной свободы качнётся в сторону реакции, я предсказал еще лет двадцать тому назад, хотя мне и самому не хотелось в это верить. Но факт остается фактом. Сегодня мы живем в эпоху русского лайт-фашизма, черная имперская плесень которого проросла в головах россиян на той же почве, что и у немцев в своё время — на почве распада империи: ах, какая была держава!..

В результате настроения в обществе таковы, что ждать близкого оздоровления, то есть либерального поворота не приходится — скорее, придет диктатор с большим гаечным ключом. Быдломассе еще нужно повариться в собственной крови для вразумления. Означает ли это, что нам, людям свободы нужно сложить ручки на коленях и наслаждаться своей прозорливостью? Мы-то всё одно будем кушать фуагра, наблюдая за корчами страны, ибо имеем мозги и высокий социальный интеллект. А вот патриотам России, которые сегодня, наблюдая, как в наших ртах тает гусиная печень, вожделенно и мстительно надрачивают на репрессии, придётся этих репрессий похлебать вволюшку. Оно и понятно: артисты, писатели и композиторы нужны любой власти — «других писателей у меня для вас нет», — а кайло в руки кому-то брать придётся. И будете это вы, дорогие патриотические надрачивальщики!

Тем не менее, ничто нам, либералам, не мешает даже в неприятные для страны времена работать на завтрашний, точнее, послезавтрашний день. Чем я сейчас, после этого долгого вразумляющего въезда, от коего я не смог удержаться, и займусь на предельного конкретном примере...

«Как нам реорганизовать Рабкрин?» — задавался вопросом дедушка Ленин. Этот больной на голову (см. результаты вскрытия мозга Ульянова-Ленина) руководитель постреволюционной России всячески старался бороться с бюрократией, быстро поражавшей все советские органы: «Формально правильно, а по сути издевательство!..» С той самой «прозаседавшейся» бюрократией, о которой писали Маяковский, Ильф с Петровым и другие наблюдатели за печальной российской действительностью.

Они не понимали, что централизация и есть второе имя забюрокраченности. Не понимал этого и Путин, насаживавший куски распадавшейся тогда России на шампур властной вертикали. Результат — изнасилованная страна, плодящиеся силовики, комитеты, министерства, бумаги... Совсем недавно в моем блоге я выкладывал отчаянный вопль директора крымской общеобразовательной школы, который написал заявление об уходе, будучи не в силах бороться с навалившейся на школу бюрократией. У меня у самого жена — училка. Разница только в том, что «на материке» этот процесс бюрократического удушения происходил постепенно, и лягушка успела притерпеться к губительному нагреву. А Крым столкнулся с русским кошмаром внезапно. И этот контраст стал для тамошних жителей разительным.

Моя жена, впрочем, тоже стонет: «Ноги б моей не было в этой сраной школе, если б не дети!..» Циркуляр побеждает жизнь. Учителя вытесняются канцеляристами. Качество образования падает.

Либеральная парадигма иная: из принципа минимального государства («ночной сторож») вытекает минимум любых централистских функций. И это — лицо грядущего!

Сейчас за Западе выходят работы, типа книги Фредерика Лалу «Открывая организации будущего», в которых описывается структура организаций завтрашнего дня. Я, честно говоря, читая эту книгу, испытывал поначалу немалое раздражение: уж больно много лево-либеральных розовых соплей там размазано касательно солидарности, защиты окружающей среды, оголтелого равноправия и прочего говно-феминизма. Поэтому первую часть книги, если вдруг решите читать эту тягомотину, можете смело пропустить, как умные люди пропускали во времена Совдепии дежурные фразы о судьбоносных решениях XXVI съезда КПСС.

Ну, а далее автор прекращает наконец лить воду (точнее, сопли) и начинает рассказывать конкретику о первых крупинках принципиально новых организаций — в медицине, бизнесе и других сферах жизни, — которые точечно, но совершенно закономерно возникают в рамках постиндустриального западного общества. Романтичный исследователь зачем-то решил разделить все типы оргструктур, существовавших в истории человечества, по цветам, и вышеупомянутые микроскопические ростки будущего назвал бирюзовыми организациями. Мне подобная «цветовая дифференциация штанов» представляется наивным и совершенно бессмысленным ходом. Зачем множить сущности, если все можно описать в более привычных лексических единицах? Я сейчас вам одну фразу скажу, и вы сразу поймете главный смысл. Который состоит в том, что организации будущего — сетевые, а не иерархические.

И это высвечивает общий тренд децентрализации — как любых внутригосударственных структур, так и самих государств. Федерализация? Да!.. Уменьшение роли центрального правительства? Да!..Передача полномочий вниз? Да!.. Повышение роли отдельной личности? Да!.. Причем, последнее как раз и является причиной всего остального. Главное в современном мире — человек. А не Гундяев...

И поскольку моя колонка не есть рецензия на книгу, про трактат Фредерика Лалу я напрочь забываю и далее расскажу вам о том, как эти сетевые организации могут работать уже сегодня, да еще в условиях реакционной путинской России, принося при этом немалую экономию для бюджета.

Рассмотрим вопрос на примере школы, раз уж о ней речь зашла (но то же самое касается и системы здравоохранения, например). Применим главный либеральный принцип, согласно которому человек есть мера всех вещей, вопреки воплям патриотов, нацистов и прочих гундяевцев.

Сейчас школьные учителя и директор пишут бесконечные планы работ, отчеты, изводят тонны бумаги, заполняют бланки — в общем, завалены бессмысленной бумажной работой, от которой воют и которая главному агенту, ради которого и существует школа — обучаемому ребенку — не нужна. Дети даже не знают о том, что за бумаги заполняют несчастные учителя. А раз детям эта писанина не нужна, кому же она нужна?

Чиновникам. Они непосредственно «в поле» не работают. Но что-то же они делать должны, как-то им нужно оправдывать свою занятость и зарплату! Вот они и выдумывают инструкции на каждый чих, на каждое движение, на каждый произошедший несчастный случай — и требуют вороха отчетов, бумаг.

Весь этот бумаговорот, все эти бесчисленные совещания, методические планы и прочая писанина не нужны. Вообще. Никому, кроме самой иерархической структуры... Школа вполне может функционировать не как нижняя часть пирамиды образования с Министерством и министром образования наверху, а как самостоятельный «плоский» организм даже без директора. Зачем нужен директор школы? Только как проводник властных решений, приходящих сверху. Директор — это темя для клевков высшего начальства. Нет высшего начальства — не нужен и директор. Школа, устроенная по сетевому принципу, как коллектив равноправных субъектов, занята только и исключительно образовательным и воспитательным процессом — без всякой идиотской мелочной регламентации. Все тактические и оргвопросы решают сами учителя. Есть же совет школы! И есть совет школ, если профессиональному сообществу нужно решить какие-то общие вопросы. Назрели стратегические вопросы для обсуждения? На то существует профессиональная пресса. Можно собрать съезд. Полное самоуправление!

Оперативную координационную деятельность в решении спорных вопросов и возникающих проблем осуществляют советники из старых учителей и психологи, не состоящие в штате школы и не являющиеся для школьного коллектива начальством. Они — чистые координаторы и тренеры.

Государство лишь оплачивает коллективу функцию (обучение детей) и задает стандартизацию — общие границы и направление образования, то есть, что должен знать выпускник, и как его знания проверяются. Знания, кстати, могут проверяться независимой структурой.

Нет полной нагрузки для учителя немецкого? Коллектив школы собирается и решает: пусть работает на полставки, а еще на полставки — в другой школе. Нужно расширяться, потому что школа пользуется популярностью у родителей? Решаем вопрос о найме новых учителей. А бюджет доплатит за возросшее число учеников.

Образовательному процессу тысячи лет. Это довольно рутинное дело, с которым школьный коллектив, если ему не мешать бессмысленной нагрузкой в виде заполнения бумаг, нужных только для вечного захоронения в начальственных кабинетах, прекрасно справится. При этом качественно повысится и самоуважение рядового учителя, к которому уже будет неприменимо само слово «рядовой», и его роль в жизни общества.

Что может быть прекраснее сбрасывания полномочий на места?

И что может быть хуже бессмысленной регламентации каждого действия, что мы видим, например, на наших дорогах, где ПДД регламентирует каждый шаг, охватывает своими ценными указаниями каждый метр дорожного полотна, как будто у водителя нет своей головы на плечах. Зачем ехать со скоростью 90 км/час, если пустая, хорошо освещенная и сухая дорога позволяет разогнаться до 200 км/ч? Задача управления — в предупреждении оператора об опасностях, а не в мелочной регламентации инструкциями каждого его шага, что сводит разумное существо к роли винтика, и это мы наблюдаем практически везде в нашей жизни. По сути, вся жизнь всех низовых работников во всех организациях состоит в обходе тысяч инструкций, составленных начальством на всякий случай, чтобы прикрыть жопу.

«Зачем мне нужен начальник, если я сам себе начальник, мы же не в армии?» — вот один из главных принцип либерализма. И этот гуманистический принцип не только возвышает человека, не только позволяет ему наполнить жизнь смыслом, но и в целом меняет жизнь общества в лучшую сторону путем «мультипликации добра». Собственно, это и есть магистральная линия прогресса, если вы не заметили.

16 157

Читайте также

Перевод
Некоторые мысли по вопросам образования

Некоторые мысли по вопросам образования

Манифест современного сциентизма от Доминика Каммингза под названием «Некоторые мысли по вопросам образования и политических приоритетов» наделал немало шума после своей публикации в Guardian в середине октября 2013. Всего «некоторые мысли» насчитывают 237 страниц, мы предлагаем ознакомиться с «введением» — его вполне достаточно для понимания, на каком уровне ведутся дискуссии об образовании в развитых странах.

Русская Фабула
Право
Как не купить в интернете наркотики, поддельные документы, дешевый Apple, фальшивые деньги и оружие

Как не купить в интернете наркотики, поддельные документы, дешевый Apple, фальшивые деньги и оружие

Публикуемое ниже интервью — никоим образом не «самоучитель» по «темной стороне» интернета. Однако каждый имеет право знать, что он не должен делать, чтобы не стать преступником.
Если вы заметили, что ваши дети, родители, бабушки и дедушки или коллеги по работе злоупотребляют интернетом, нарушая при его помощи законодательство, то объясните им, что это нехорошо. Помогите своим близким вернуться на путь истинный и жить в соответствии с законами правового государства.

Русская Фабула
Политика
Сепаратизм как формула свободы

Сепаратизм как формула свободы

Президент Путин издал закон о запрете пропаганды сепаратизма. Чем этот кагебешно-вертикальный «одномерный человек» заслужил право запрещать просвещенным гражданам Великого Новгорода, Пскова, Смоленска, Твери, Рязани, Казани, Уфы, Дона, Кубани, Урала, Сибири, Северного Кавказа, Якутии, Бурятии и других придавленных Кремлем «провинций» — открыто помнить о своем вольном прошлом и мечтать о достойном — свободном от московской удавки — будущем?

Даниил Коцюбинский