Политика

Володя большой, Володя маленький

Володя большой, Володя маленький
Владимир Путин намеревается полетать со стерхами

Развод четы Путиных уже оброс рядом версий. Здесь и настойчивое желание Людмилы освободиться от публичности. Здесь и возможная легитимация будущего наследника престола, рожденного от евразийской внебрачной связи главы государства. Здесь и вездесущий пиар и каждодневный кошмар необходимости хотя бы формального общежития.

Между тем, никуда не уйти от прозы жизни. Очевидно, что эти люди выросли друг из друга и давно уже живут разными судьбами – здесь экс-супруги рассказали нам правду. И главное – Людмила Шкребнева уже не соответствует возросшим аппетитам национального лидера, его желанию быть похожим на сияющего Берлускони Миланского. Ведь именно в образе итальянского магната, молодеющего с каждым годом, российский президент черпал для себя вдохновение. Вот ведь умеет жить человек! Яхты, тачки, девицы (нередко малолетние), роскошные дворцы, поверженные противники, омолаживающие процедуры – после 60-ти жизнь только начинается!

Другой вопрос, что у маэстро Сильвио все это получается играючи, естественно и с подлинным буржуйским шиком. Трудно воспарить на такую высоту, даже со стерхами. Здесь нужен природный вкус, чувство стиля, а не простой копипаст привычек богатых капиталистов. В том числе нужна женщина, соответствующая высокому рангу первой леди. Чтобы можно было ее показать друзьям (зарубежным в том числе), и чтобы за нее не было стыдно. А за свою официальную супругу Владимиру Владимировичу, очевидно, было стыдно.

Когда-то, в непритязательное советское время, скромная девушка Людмила полностью вписывалась в светлый образ «жены разведчика» - она была незаметна, безмолвна, готова на самопожертвование и вечное ожидание задерживающегося на работе мужа. Она не задавала лишних вопросов и, если судить по ее отрывочным воспоминаниям, прощала Володе многое. Да, она не занималась «пробиванием» карьеры мужа, как делают это многие другие «педальные» супруги, но она выполняла другую важную миссию – не мешала этой самой карьере. Обеспечивала тыл, воспитывала детей, в общем, делала всю грязную работу, пока Сам пахал на галерах, общался с нужными людьми, встраивался в систему. Но прошли годы – Володя маленький стал августейшим Владимир Владимирычем, а Людмила осталась все той же, только вот надорвалась на своих галерах, подурнела, загрустила и впала в черную меланхолию.

В итоге Людмила Путина повторила путь множества российских женщин. Положила жизнь ради одного человека, а что получила взамен? Равнодушие, опустошенность, одиночество, многолетние тычки и вечное холодное «суховато» в ответ на вкусно приготовленный борщ. Тоска, повеситься можно, и никаким золотом эту зияющую пустоту, увы, не утолить.

В свою очередь, Владимир Владимирович тоже не родился самодержцем. Более того, значительную часть своей жизни он был маленьким человеком, на подхвате, на вторых ролях. Ему приходилось оттенять ярких лидеров, носить за ними папки с документами, выполнять их не всегда этичные прихоти. Его карьеру, даже с учетом головокружительного президентства, нельзя назвать безмятежной. В КГБ он трудился в непрестижном гэдээровском представительстве, куда посылали обычно «простых смертных», чтобы понюхали заграницы, хоть социалистической. В питерской мэрии он пахал на Анатолия Собчака, на его славу. Характерно расхожее фото того периода – улыбающийся самодовольный, блестящий Собчак и скромный грустный Володя на заднем плане, в нелепом зеленом пиджаке и с чемоданом бюрократического мусора. В президенты Путина, по сути, назначили, и долгое время он, скорее, защищал интересы своих лоббистов, чем выступал как самостоятельный и независимый политик.

Он старательно выдавливал из себя раба, испытывая очевидные неудобства от непривычного статуса большого начальника. Это выражалось даже во внешнем виде – в зажатой, слегка неуклюжей походке, опущенной голове, банальном и предсказуемом дресс-коде. Ему нелегко давались публичные выступления, ходят легенды о его злопамятности (а вот о великодушии не вспоминают). Володя, в принципе, в то время мало чем отличался от Людмилы с точки зрения нелюбви к публичности. Он даже в большей степени был закрытым, фактически - "человек в футляре". И преемника на четыре года он подобрал соответствующего – безвольного смешного карлика.

Лишь в последние годы он раскрылся, вдохнул полной грудью аромат самодержства, решил, что всех победил и улетел со стерхами. Окончательно освободился от всех, кто смел разрушать ему мозг, напоминать о пролетарском происхождении, подтрунивать, помыкать или перечить. Кто-то в могиле, кто-то варежки на зоне вяжет, а экс-супруга отправится в почетную ссылку в один из псковских монастырей. Отныне Владимир Владимирович сам себе судия и духовная скрепа. Именно сейчас, когда все барьеры, ограничения и препятствия снесены, мы увидим его настоящего, в зените почти бесконтрольного могущества. Круг замкнулся. Маленький Володя стал Большим.

6 080

Читайте также