Политика

О праве наций на самоопределение

О праве наций на самоопределение
Каталония - новое государство Европы

Как я уже не раз отмечал, все «вечные» и «неразрешимые» вопросы (исключая разве что те, что связаны с законами природы) имеют на самом деле весьма простые разумные решения. В свое время я уже показал, как можно решить проблему религиозных конфликтов. Теперь поговорим о проблеме сепаратизма, или права наций на самоопределение.

Чаще всего в рассуждениях на эту тему приходится слышать о неком неразрешимом противоречии между двумя фундаментальными принципами: собственно правом наций на самоопределение и принципом нерушимости границ. На самом деле это чепуха, ибо никакого принципа нерушимости границ не существует и не может существовать. Границы менялись на всем протяжении человеческой истории и будут меняться до тех пор, пока существуют государства. Попытка победителей во Второй мировой войне закрепить status quo так называемым «принципом нерушимости границ» по-человечески понятна, но юридически ничтожна и, разумеется, абсолютно несостоятельна практически, что уже в полной мере доказано историей. За несколько десятилетий после провозглашения этого принципа политическая карта мира изменилась едва ли не сильнее, чем за предыдущие столетия. Сначала последовал крах колониальной, затем — социалистической системы; помимо этих двух глобальных процессов, обеспечивших наибольшее изменение границ, происходили и происходят и другие, связанные с локальной борьбой за независимость (так, буквально в последние годы возникли такие независимые государства, как Эритрея и Восточный Тимор).

Понятно, что за неразумным и неосуществимым «принципом нерушимости границ» стоит, тем не менее, разумное желание не допустить новых войн за передел территории. Но в данном случае надо просто изменить формулировку на «недопустимость изменения границ насильственным путем» — и тогда любые противоречия с правом наций на самоопределение исчезают.

Также следует особо подчеркнуть, что термин «нация» следует понимать в западном смысле — т.е. граждане одного государства (в т.ч. — создаваемого, в чем и заключается это самое самоопределение), а вовсе не лица одной национальности. В самом деле, предоставлять право на самоопределение лишь представителям того или иного национального меньшинства — а хотя бы даже и большинства — было бы ничем не оправданной дискриминацией. Хотя мононациональные государства действительно имеют ряд серьезных плюсов, однако, коль скоро мы признаем, что ныне существующие легитимные государства совершенно не обязаны быть мононациональными, очевидно, тот же подход следует применять и к государствам, вновь создаваемым. И наоборот, даже в пределах одной национальности одна часть народа может захотеть отделиться от другой, и никакие возражения «у вас уже есть своя страна» тут неуместны. То есть, если группа граждан некоторого государства, независимо от ее национального состава, желает отделиться и образовать свое собственное государство — она имеет на это право, и нет никаких справедливых оснований ей препятствовать. Разумеется, при соблюдении ряда условий, которые должны гарантировать состоятельность новообразованного государства. Условия эти таковы (все упоминаемые ниже цифры — условно-ориентировочны):

— компактное проживание этой группы, подразумевающее ее преобладающую численность, в пределах единой (топологически связной, т.е. без анклавов) материковой территории или/и на островах без ограничения количества последних. Запрет на материковые анклавы выглядит некоторой дискриминацией по сравнению с уже существующими странами, но надо учитывать, что анклавы у последних возникли чаще всего не от хорошей жизни и создают серьезные сложности, особенно в случае конфликтов с территориями, отделяющими их от основной части страны. Не следует заранее закладывать подобные проблемы при создании новых государств. Если сторонники независимости живут в территориально разнесенных районах, им следует собраться вместе (продавая старое жилье и покупая новое), прежде чем ставить вопрос об отделении;

— экономическая и демографическая достаточность. Сторонники независимости должны представить нечто вроде бизнес-плана, доказывающего, что они смогут существовать самостоятельно, не прибегая к помощи международных организаций или отдельных стран (даже при наличии стран-спонсоров, готовых такую помощь оказать). Оценка данного плана осуществляется международной экспертной комиссией;

— гарантии для всего населения отделяющейся территории (далее — Территории). Каждый проживающий или имеющий недвижимость на Территории, вне зависимости от его принадлежности к добивающейся независимости группе, должен получить, по своему выбору, либо гражданство нового государства, либо вид на жительство. Если он решит покинуть вновь образованную страну в течение первых пяти лет, он имеет право на компенсацию расходов на переезд. Принадлежащая ему недвижимость и иная собственность может быть выкуплена только по рыночным ценам и только с его согласия. Никто не может быть изгнан со своей земли и насильственно лишен собственности;

— 50-летний мораторий на вхождение в состав других государств как де юре, так и де факто (достаточными признаками вхождения де факто является управление страной гражданами другого государства, ее финансирование другим государством или массовое предоставление гражданства другого государства ее жителям). Это необходимо для защиты от ползучей аннексии, когда некое государство сначала всячески разжигает сепаратизм у соседа, а потом берет соответствующий регион «под защиту», присоединяя к себе (как, к примеру, нацистская Германия сделала в Судетах и как Россия де факто сделала в Грузии и мечтает сделать в Крыму). При этом сама по себе передача части территории одной страны другой в принципе возможна (на условиях трехстороннего консенсуса — правительств обеих стран и жителей передаваемой территории), но это совершенно отдельная тема, не имеющая отношения к праву на независимость. Независимость — это именно независимость, а не смена суверена. Исключением является право новой страны «попроситься обратно» до истечения срока моратория, но в этом случае исходная страна решает вопрос о воссоединении по собственному усмотрению (т.е. не обязана восстановить все, как было). Никакие иные ограничения на внешнеполитическую деятельность новой страны, включая право на вступление в блоки и союзы, не накладываются.

После того, как сторонники независимости собрали на Территории достаточно подписей о проведении референдума и получили одобрение от международной экспертной комиссии, проводится референдум под международным контролем. Расходы на проведение референдума ложатся на сторонников независимости. К участию в референдуме допускаются все дееспособные лица, проживающие на Территории не менее 5 лет. В случае, если в пределах Территории имел место вооруженный конфликт или иные насильственные действия, приведшие к появлению беженцев и вынужденных переселенцев, к участию в референдуме допускаются также все вынужденно перемещенные лица, ранее проживавшие на Территории, а в случае их смерти — их наследники в первом поколении (таким образом, с одной стороны, сепаратисты не могут победить за счет этнических чисток, а с другой — исключаются бесконечные споры, кто кого откуда изгнал 300 или 1000 лет назад). Всем таким лицам должна быть обеспечена возможность безопасно проголосовать по месту фактического проживания (при значительном их рассеянии возможна также организация голосования по почте или в электронном виде, но в этом случае международные эксперты должны подтвердить достаточность мер по недопущению фальсификаций). Референдум считается выигранным сторонниками независимости, если они набирают 50%+1 голос от имеющих право голоса. (Т.о., неучастие в референдуме рассматривается как голос против, что справедливо — если некто игнорирует голосование, значит, он не жаждет независимости.)
Имущественные вопросы при отделении решаются следующим образом. Вся частная собственность сохраняется за ее владельцами. Общественная собственность (федеральная, региональная и т.п.) делится по нулевому варианту — согласно территориальному местонахождению, и дальнейшие имущественные претензии не рассматриваются (т.о., исключаются бесконечные споры «да мы вам построили! — да вы нас репрессировали!») Собственность за рубежом остается за исходной страной в случае, если численность населения Территории составляет менее 25% от исходной общей численности; в противном случае делится пропорционально численности населения. Иное решение имущественных вопросов возможно на основании двусторонних договоров между исходной и новой страной, но ни одна из сторон не обязана заключать такой договор.

Таким образом обеспечивается наиболее бесконфликтный и справедливый выход из состава государств любых территорий, обладающих достаточным желанием и потенциалом, чтобы жить самостоятельно. Как видите — ничего сложного.

20 676

Читайте также

Федерация
Может ли Россия стать федерацией?

Может ли Россия стать федерацией?

Генпрокуратура и Роскомнадзор впали в настоящую истерику, блокируя информацию о новосибирском мероприятии. Предупреждения получили 14 сетевых изданий, внезапно, без всякого суда, закрывались аккаунты в соцсетях. Ну ладно, Вконтакте — но даже и в Фейсбуке. Неужели и Цукерберга запугали?
Происходит известный сетевым аналитикам «эффект Стрейзанд» — когда попытка удалить какую-то информацию, напротив, приводит лишь к ее более широкому распространению.

Вадим Штепа
Политика
Повернется ли Украина лицом к черкесам?

Повернется ли Украина лицом к черкесам?

Недавнее обращение черкесских организаций Северного Кавказа к украинскому парламенту наконец получило ответ — пусть и не совсем оттуда, откуда ожидалось. Народный депутат Верховной Рады, эпатажный Олег Ляшко, обратился к украинским парламентариям с призывом признать геноцид черкесов.

Игорь Кубанский
Злоба дня
Лекарство от спеси

Лекарство от спеси

РФ на Южном Кавказе был нужен постоянный очаг напряженности с тенденцией к расширению (за счёт Грузии и Турции, в первую очередь). Тогда красивый медный таз накрывал сразу все транзитные проекты в обход России. Начало было многообещающим, но потом что-то пошло не так.

Владимир Голышев