Злоба дня

Империя наносит ответный удар. По сепаратизму

Империя наносит ответный удар. По сепаратизму

Трудно сказать, насколько события в Украине повлияли на шотландский референдум. Конечно, на первый план там вышли внутрибританские обстоятельства, преимущественно экономического характера. Однако время от времени в английской прессе ненавязчиво размещались фото сторонников ДНР-ЛНР, стоящих с плакатиками в поддержку шотландской независимости. Дескать, смотрите, вот ЭТИ тоже вас поддерживают, дорогие скотты! А, например, когда донецкий «Шахтер» поехал на матч Лиги чемпионов в баскский Бильбао, местные фанаты без тени смущения вывешивали на стадионе флаги мятежных республик, выражая таким образом поддержку пророссийским боевикам Донбасса. Т.е. «Новороссия» на данный момент — в некотором смысле медийный символ сепаратизма.

Безусловно, во главе наиболее ярких сепаратистских движений в Европе (прежде всего в Шотландии и Каталонии) находятся вполне себе респектабельные бизнесмены и политики, апеллирующие в первую очередь к экономическим аспектам национального самоопределения. Но и эти лидеры не идеальны. При всей позитивности шотландского сепаратизма, мистер Салмонд, будем откровенны, не внушает ничего, кроме зевоты и невольного чувства жалости. Пол-страны за независимость, а потомки Уильяма Уоллеса в качестве первого лица выдвигают унылого «короля эпизода», которому не нашлось места в британской полит-элите (чуть ли не сплошь состоящей из шотландцев). Нет сомнений, что за спиной Салмонда имеется и немалый процент радикалов, готовых поголодать ради Шотландии-матушки, но при этом утереть нос «лондонской хунте». Не исключено, что опасность легализации вот таких маргиналов оказала решающее воздействие на колеблющихся шотландских избирателей (каковых всегда насчитывается около 10-15%). Так же, как и активная поддержка «самоопределения» Шотландии посредством Раши Тудей возымела обратный эффект. Ну, если Раша за сепаратизм, что-то здесь не так!

Ассоциация, пусть и косвенная, с авторитарным кремлевским режимом может самым негативным образом сказаться на перспективах национализма-регионализма-сепаратизма.

Так, на крымский «референдум» в качестве наблюдателей с удовольствием слетелись многие из тех, кто против единой Европы, «диктата США», за «традиции и духовность» и социализм. Замарались, кстати, почти все известные правые и национальные движения. Все побывали тут — и представители каталонского национализма, и фламандцы, и поклонники итальянской «Лиги Севера», и французские «фронтовики», а также совсем уж нерукоподаваемый «национал-консервативный» и неосталинистский хлам. Удивительно, что все «наблюдатели», в том числе причисляемые к сепаратистам, проявили прямо-таки чудовищную и пугающую близорукость, не сумев отличить «аншлюс» от «самоопределения». Тру-европейцы приняли из рук диктаторского евразийского режима, исключающего даже намек на какую-либо децентрализацию внутри своей страны, возможность быть причастными к «распилу» соседнего государства.

В ходе дальнейшего раскручивания украинского кризиса все ведущие правые политики и партии не упустили возможность пнуть свои правительства и США за поддержку Евромайдана и «вмешательство во внутренние дела Украины». Не обошлось и без дежурной мантры о необходимости «понимать и учитывать интересы России». Даже слывший наиболее либеральным из правых голландец Геерт Вилдерс заявил, что прозападный Киев «находится под влиянием нацистов, юдофобов и антидемократов». В своей апрельской парламентской речи, вызвавшей недоумение остальных депутатов, он обвинил руководство ЕС в разжигании военного конфликта на территории Украины. Кроме того, Вилдерс осудил финансовый пакет помощи Евросоюза для правительства Яценюка, заявив, что «эти деньги отобраны у голландских пенсионеров». Любопытно, что после трагедии с малазийским Боингом, где большинство погибших оказались гражданами Нидерландов, Вилдерс стал всячески избегать публичных комментариев и поспешил отбыть в долгосрочный отпуск в одну из морских провинций.

Евромайдан, кроме прочего, оказался прекрасным смысловым маркером для понимания сути происходящего в правых рядах Старого Света. В одночасье выяснилось, что европейские националисты и сепаратисты абсолютно лишены прогрессистской составляющей. Выяснилось, что они мало отличны от традиционных унылых консерваторов, ультраправых, бубнящих о «нашествии пидаров», «разрушении институтов христианской семьи», «засильи чурок» и «тотальном евросовке». Они провинциальны, мыслят сиюминутными местечковыми интересами и избегают стратегических, полифоничных подходов в решении международных проблем. Они не сумели разглядеть в Майдане очевидный дух крестовых походов, но в ордынской кремлевской имперщине и Евразийском Союзе увидели «шанс для Европы».

В противовес ЕС «сепары» и «наци» не готовы предложить альтернативный интеграционный проект, но высказывают опасные идеи, направленные на ослабление континентальной системы безопасности. Например, любимица Кремля и лидер французского Национального фронта Марин Ле Пен не скрывает, что выступает за развал НАТО. Ну, не дура ли? Или здесь уже «любовь с интересом»? Вполне может быть. Ведь еще СССР активно работал с зарубежным истеблишментом, имея «на доверии» влиятельнейших политиков вроде Ханса-Дитриха Геншера или Индиры Ганди.

Есть ощущение, что затеяв крымскую аферу Кремль торпедировал регионализм и сепаратизм. Пока еще тренд не пошел окончательно ко дну, но дал основательную течь. Поддержав «референдум» в Крыму, европейские сепаратисты и националисты охарактеризовали себя не только как недальновидные политические фрики, но и как опасные популисты, готовые пренебречь международным правом ради сомнительных и сиюминутных интересов. Готовые признать правоту силы перед сложившимся порядком вещей в послевоенной Европе. Резонно в таком случае спросить: а на что «друзья Путина» будут готовы в будущем? На разрушение ЕС и воссоздание прежней системы национальных государств с соответствующими территориальными претензиями? На силовой пересмотр границ? На уничтожение шенгенской зоны и запрет миграции внутри стран ЕС (как уже делают швейцарские националисты)? Не приведет ли такой регионализм/сепаратизм к реальному ослаблению Старого Света и к конечному распаду континентальной системы безопасности? К распаду НАТО — как того желает, в конечном итоге, Кремль? К еще одной Мировой войне, не дай бог?

С одновременной раскруткой сепаратизма на «вражеской территории» руководство РФ выжигает подобные идеи у себя дома каленым железом. Ведь не секрет — если уж кому и нужны федерализм и децентрализация, так это в первую очередь России. И вот, с помощью дегенеративной «Новороссии» Кремль, в том числе, доказывает целесообразность усиления властной вертикали. «Гляньте, — говорит коллективный Сурков — на это красное православное чудовище, на эту „Новороссию“. Хотите туда? Нет? Вот и любите Родину, мать вашу, единую неделимую Россию!» Т.е. Кремль выигрывает в любом случае. С одной стороны, «топит» за сепаратизм на Западе, выставляя себя радетелем национальных самоопределений, а внутри страны использует сепаратизм как жупел, как страшилку для широких слоев населения и той же либеральной интеллигенции, которая всегда впадает в священный ужас, видя в «развале России» предвестник апокалипсиса.

В общем, если так дело пойдет и дальше, то национализм-регионализм-сепаратизм рискуют скатиться исключительно в туристическую и фольклорную нишу (где и сейчас себя уютно чувствует), поскольку при действующей демократической системе осторожные европейцы будут отдавать предпочтение привычным и опробованным схемам, без риска увидеть у руля страны неадекватных «субкультурщиков» с пивным перегаром, в рваных джинсах и с «новороссией» в головах.

Теперь на очереди проверка на прочность другого гуру современного сепаратизма — Каталонии, у которой шансов на выход из состава Испании даже больше, чем у шотландцев. Провал каталонского референдума задвинет тезис «самоопределения наций» на политические задворки. Будет очевидно, что европейский избиратель не готов отказаться от сложившейся системы транснационального сотрудничества, позволяющей ему чувствовать себя в комфорте и безопасности — наиболее важных достижений, дарованных миру после страшной мясорубки 20-го века.

10 502

Читайте также

Общество
С чего начинается Европа  или Ни кровь, ни почва

С чего начинается Европа или Ни кровь, ни почва

Передо мной две фотографии. На первой турецкая молодежь в начале протестов, ныне уже, как известно, жестоко разогнанных правящими в Турции умеренными исламистами. На второй— русские люди среднего и старшего возраста на прошлогоднем молитвенном стоянии у Храма Христа Спасителя.
Если сравнить два этих фотокадра, и задать себе вопрос, на каком из них запечатлены европейцы, то ответ будет однозначным — на первом, стамбульском. Представить этих девушек в хиджабе не легче, чем их сверстниц — шведских или австрийских блондинок.

Дмитрий Урсулов
История
Когда Иран был наш

Когда Иран был наш

Никакого военного вмешательства под русским флагом. Никаких экспедиционных корпусов. Всемерное подчеркивание нашего невмешательства... дабы не вызвать подозрений в стремлении к захвату. Оказать всемерное содействие Кучек-хану и вообще освободительному движению в Персии оружием, инструкторами, добровольцами, деньгами и прочим, сдав Кучек-хану занимаемую нами ныне территорию... Тайно помочь поставить в Персии советскую агитацию и организацию.

Андрей Мозжухин
Федерация
Федерация как идея выживания России

Федерация как идея выживания России

Все сегодняшние разговоры о перспективах развития страны вертятся, как правило, в рамках одной парадигмы — видения России как унитарного государства, — великой державы, желательно в виде обновленного СССР или хотя бы в виде Евразийского союза. Так думают не только сторонники нынешней власти, но и ее противники.

Ирина Павлова