Политика

Пролетая мимо России

Пролетая мимо России
Картина Василия Ложкина

Как администрация президента хотела задушить протест, а вместо этого душит собственного шефа.

Верные решения можно принять только после верного анализа верной информации. Казалось бы, простейшая аксиома. Но пожирающая сама себя вертикаль власти не способна её усвоить. Проблемы здесь начинаются уже на первой ступени. Настоящей информации до принимающих настоящие решения не доходит. И когда это понимаешь, сумасбродство национального лидера становится не таким уж и загадочным.

Началось всё, как мы помним, с Пикалево. Кризис, разборки собственников, не платят зарплаты, перекрывают трассы. Если на Горбатом мосту начнут стучать касками, то весь имидж Путина-победителя 90-х можно отправлять коту (тому самому, который «вид сзади») под хвост. Чтобы грамотно, своевременно и инновационно противостоять этой угрозе в АП придумывают следующую затею: постоянный компьютеризированный мониторинг информационного поля ведущими десижен-мейкерами.

Всей тонкости механизма я не знаю (о нём давным-давно писал Ньюсвик, кажется), расскажу только как это выглядит со стороны — довелось наблюдать в кабинетах заместителей министров всяких. Большая плазма, на ней интерактивненько так, в режиме постоянного потока сменяются касающиеся непосредственно конкретного ведомства или региона новости, взятые из средств массовой информации. По умолчанию там, конечно, циркулирует лента РИА, но при желании явно можно сделать любую выборку: газеты/журналы/радио/ТВ/интернет, государственные/частные и так далее. Сверху три закладки с цифрами: красненькая (негатив), жёлтенькая (нейтрально, что тоже как бы неплохо), зелёненькая (вы догадались). Понятно, что никто на этот монитор особенно не смотрит, но правила требуют, чтобы он стоял во всех важных кабинетах. Это такая типа оценка общества, данная конкретному чиновнику. Уверен, что в самом главном кабинете плазма тоже стоит, там тоже есть закладочки, информирующие владельца кабинета, сколько за последние 6 часов было новостей о нём несравненном, и какого они были цвета. Ну и если возникнет желание, он может посмотреть закладочки на любого из своих подчинённых. Так вот оно у нас всё управляется.

Рискну предположить, что без больного рассудка Владислава Суркова тут не обошлось. Только он в конце 2008 года мог предложить инструмент, строящийся на презумпции независимости СМИ. Понятно, что тогда медиа были ещё не так придавлены как сейчас, спустя пять лет. И всё же всё про эти СМИ уже было ясно. Только в шизофреническом мозгу человека, решившего, что наполненный зомби парламент может сойти за реальный демократический орган народовластия, могла родиться концепция сбора информации о настроениях в стране посредством подконтрольных этому же самому мозгу органов печати и массовых коммуникаций.

Вот тут с Владиславом Юрьевичем никогда не поймёшь: это он такой весь в своих кокаиновых фантазиях, что не понимает причинно-следственной связи, и верит на своих адских приходах в подлинность иллюзий, которые сам же построил на выделенные ему деньги, или он всё понимает, но просто такой хитрый (так хитрят кавказские бомбилы, предлагая добросить до метро за 400 рублей — а вдруг прокатит?), и пытается заставить своих руководителей поверить в истинность своей обманки. Смотрите: это «НАШИ» — настоящая, всамделешняя общественно-сознательная активная молодёжь, за ней будущее, да.

Вот, казалось бы, ну офакапился человек по полной, ну тянул, да, он десять лет деньги на противостояние оранжевой угрозе по всем фронтам, а она вот тут, прямо вот рванула, и никакие «НАШИ» не выходят миллионами на улицы столицы, чтобы подавить своим присутствием и восстановить стабильность. Где они, спрашивается? Уволили, конечно, за такое человека. Но ведь можно было бы прикинуть, а не навалил ли он ещё таких же плюх? Может, к остальным его ноу-хау тоже надо отнестись с подозрением? Но на это ни у преемника по УВП, ни у верховного руководителя прозорливости не хватило.
Ну и ладно. Возвращаясь к плазмам с закладочками. Несмотря на всю свою уродливость, они, конечно, немедленно стали ключевым фактором в принятии кадровых решений государственной важности. Понятно, все сколько-нибудь задумывающиеся о своём будущем чиновники немедленно сосредоточили внимание на этих самых плазмах. Так того требовало время.

У губернаторов и министров стали появляться целые подразделения (а вместе с ними бюджеты), увлечённые пиаром. Улучшением имиджа, значит, занялись. Конечно, давно известно, что хороший результат дают хороший продукт и хороший его пиар. Хороший продукт и херовый пиар, херовый продукт и хороший пиар, херовый продукт и херовый пиар хорошего результата не дают никогда. Ни в коммерческой рекламе, ни в политической ни одного занятого этим делом человека это, конечно, не интересует. Интересует только освоение выделенных средств.

Так что технически работа этих самых пиар-подразделений заключается либо в административном (реже), либо в финансовом (чаще — заманчивы перспективы отката) давлении на медиа, потенциально способные родить что-то, что может угодить в красную закладочку. Проще говоря, если гендиректора или главреда нельзя запугать или подкупить лично, то надо просто купить у него рекламные площади. Можно по двойной цене. И куда он потом денется?

Тут надо сделать оговорку, а то вдруг кто не в курсе. Абсолютно все СМИ дают рекламу, не промаркированную соответствующим образом. И, простите, блогеры тоже. Помните ценник Варламова за репортаж с Селигера? И паблики, да. И самые влиятельные лайф-стайл издания. Никогда не обращали внимания, как городской журнал А. вдруг начинает на протяжении пяти-шести номеров ссать кипятком по поводу какого-нибудь нового клуба-ресторана? Ну или по поводу какого-нибудь нового руководителя департамента культуры города Москвы?

Не мы такие — жизнь такая. Другой экономически выгодной модели для СМИ не существует. Скрытая реклама, кстати, частенько вообще оплачивается в конверте и в отчётности не отражается. Тут всё дело в равновесии. Если полностью продать своё издание под джинсу, то его популярность сильно снизится, и больше оно никому как площадка под рекламу интересно не будет. Чтобы там ни говорили, люди — не мухи навозные. Большинство безошибочно определяет, когда им пытаются что-то втюхать без пометки «на правах рекламы». Тем более, что качество материала обычно оставляет желать лучшего: до непосредственного исполнителя, как водится, доходят крохи от освоенного бюджета. Ну и ему соответственно насрать на результат.

Опять получилось лирическое отступление, пардон. Возвращаясь к теме пиар-отделов министерств и ведомств и их интимных взаимоотношений с закладочками в плазмах руководителей. Чтобы окончательно всё стало понятно, приведу пример. День инноваций Минобороны. Министр со всей свитой ходит от стенда к стенду, кривит лицо. Предлагают ему всякую откровенную хуйню за огромные деньги: пейджеры, авиамодельки, силиконовых чудовищ, которые в наших краях должны сойти за киборгов будущего, чудо-верёвки, по которым спецназовцы соскальзывают на 10% изящней. Ну и прочую такую же херь. За лютые миллионы денег. Если не херь, то это обязательно иностранное производство. Полевая кухня Керхер. Сами электроплиту с холодильником на колёсах сделать неспособны. Ну или не хотим. Мы вот два крутых чувака в бриони это всё покупаем там, привозим, а вам готовы продать теперь. С маркапом 300%. Ваш главный тыловой генерал, кстати, уже согласился.

Шойгу от этого всего бесится сначала тихо. Потом начинает звереть и недовольство своё высказывает уже вслух. Ближе к концу экспозиции он доходит до стендов юных моделистов. Тринадцатилетние дети с джойстиков управляют своими поделками из Лего: манипуляторы на колёсах снимают пластиковые предметы с одной штанги, отъезжают, надевают на другую. Фигня, конечно, тоже полная. Но в 30 метрах рядом точно такая же фигня выполнена в железе. Рука на колёсах. Автономная работа два часа. Цена вопроса: 12 миллионов рублей штука при заказе больше десяти штук. Купите, вам понравится. Понятно, что на детей министр смотрит с надеждой: может, хоть эти что-то достойное придумают?

Я обо всём об этом быстренько пишу репортаж в газету. Над заголовком долго не думаю — времени нет, засыл у нас ранний, ночью типография стоит дороже: «Новинки для военных придётся делать детям». Подзаголовок: «День инноваций Минобороны: министр не впечатлён». Отправляю посредством сверхсовременных яблочных средств связи в редакцию, текст ставят на сайт ещё до подписания номера в печать. Примерно через час редактору моего отдела звонят. Сотрудник этой (неафишируемой, кстати) пиар-службы Минобороны выносит мозг: надо сменить заголовок. Редактор вежливо, но стойко шлёт сотрудника в жопу с его предложениями.

Дело в том, что у нашей газеты, конечно, есть коммерческий договор. Время от времени выходят, значит, материалы в духе «Красной звезды», написанные золотыми перьями пиарщиков в погонах. Выше развевайся знамя Вооруженных сил. Поэтому, плюнув на моего редактора, сотрудник звонит в рекламную службу, с которой он, собственно, и работает постоянно, и говорит: так не пойдёт. Если вы такое напишете, больше мы у вас рекламы размещать не будем. Прибегает из рекламной службы подневольный тоже человек и начинает канючить: давайте поменяем заголовок. В результате за десять минут до отправки в печать меняем на «Шойгу оценил новинки для военных», подзаг: «День инноваций будет проходить два раза в год».

Примечательно, что содержание заметки пиар-службу особенно не волнует. То есть надо, конечно, получше написать, но так уж и быть. А вот заголовок — это важно. Чувствуется, аналитики, расставляющие новости по цветным закладкам в плазме, тоже не заморачиваются: о чём там заголовок? Иначе зачем бы пиар-службе так нервничать?
Ни слова дурного в заметке нет про Минобороны, чистая правда: генералы и адмиралы придирчиво изучают предложенное, народный бюджет на фигню растрачивать не хотят. Да и министр тоже — всячески демонстрирует здравый разум и добрую волю. Весь негатив направлен на разработчиков. Которые раздолбаи. И на поставщиков. Которые откатчики. Но всех этих сложных полутонов стоящая за плазмой система уловить не способна. Работают там простейшие алгоритмы. Плюс-минус. Ноль-единица. Шойгу вербует в армию детей. Ужос! Это красная закладка.

Пиар-службой руководит советник министра З. Делает она это ещё с сердюковских времен. У Шойгу не так много людей в обойме, чтобы каждый раз, когда его перебрасывают на новое место, полностью менять команду. Так что З, говорят даже, что по личной просьбе Пескова, осталась работать. Ходит теперь в «гражданских погонах», абсолютно неуместно приравнивающих её к генерал-лейтенанту. На минуточку. И так этой теневой шарагой и руководит. Нельзя сказать, что такие фортели как с «днём инноваций» она выкидывает со зла. Негатива в ней нет. И глупости, возможно, тоже, хоть и выходит глупо в результате. Вместо реальной прозорливости министра читатель видит лубок, от которого неизменно тянет блевать. З просто работает с плазмой. И её задача в том, чтобы ничего вообще не попало в красную закладку. Так и действует.

У Шойгу есть ещё одна советница по пиару — К. Её он привел в министерство с собой, она занимается исключительно отображением его фигуры, а не всех Вооруженных сил. Это если широко. А вообще она просто обеспечивает позитивное взаимодействие со своим родным каналом — «Россия 24». Канал тоже служит своеобразной «плазмой». Его обязаны смотреть все чиновники; как там сказали, так со страной и случилось.

И вот картина. Кризис-то в результате пока как-то залили деньгами. Поуспокоилось всё. Стука касок на Пресне не слышно. Но система работает. Плазма горит. Общественные настроения объективным образом доносятся до представителей власти. И до главного держателя власти тоже.

Я подозреваю, что Путин хочет как лучше. Он не хочет, чтобы страна развалилась у него в руках, как она развалилась в руках у Горбачева. Он вообще хотел бы вновь сделать её великой державой. С Олимпийскими играми и сильной армией. Но у него не хватает. Как у школьника не хватает, чтобы защитить докторскую. Образования, понимания, желания, внимания, культуры, усидчивости, правильных клеток мозга. И информации у него тоже не хватает. Будь у него хотя бы настоящая информация, ему бы в голову не пришло летать со стерхами. Он бы знал, что творится вокруг. Но он не знает. И не хочет, по всей видимости.

Предпенсионного возраста прапорщик-еврей (остались такие, представляете?) в учебном центре в Коврове как-то в разговоре со мной назвал руководителей страны космонавтами. Я сначала не понял, а потом поразился меткости аналогии. Они как Гагарин, проносятся мимо в своих спутниках с мигалками. Дистанция и скорость у них такие, что хоть чуть-чуть вникнуть в происходящее на земле они не в состоянии. Плазмы и обслуживающий их персонал, государственные пиар-службы, играющие с ними в пинг-понг, все вместе только увеличивают скорость космонавтов. Скоро те окончательно сорвутся с орбиты и отправятся в сторону Плутона. А мы тут останемся. Может, хватит нам тогда мозгов не запускать очередного гагарина, а привязать таки власть к земле?

16 220

Читайте также

Перевод
Некоторые мысли по вопросам образования

Некоторые мысли по вопросам образования

Манифест современного сциентизма от Доминика Каммингза под названием «Некоторые мысли по вопросам образования и политических приоритетов» наделал немало шума после своей публикации в Guardian в середине октября 2013. Всего «некоторые мысли» насчитывают 237 страниц, мы предлагаем ознакомиться с «введением» — его вполне достаточно для понимания, на каком уровне ведутся дискуссии об образовании в развитых странах.

Русская Фабула
Политика
Ахиллесовы пяты Евромайдана и Владимира Путина

Ахиллесовы пяты Евромайдана и Владимира Путина

Несмотря на внезапность и стремительность того, что происходит сегодня в Киеве, сразу отмечу: всё это — быть может, не в столь густых дымно-багровых тонах, было запрограммировано уже давно.

Даниил Коцюбинский
История
Так что же мы потеряли?

Так что же мы потеряли?

У нас сейчас революции вспоминать не модно. Вот и столетие Первой русской революции в 2005-м прошло почти незаметно. Не помянули толком 9-ое января. Я уж не говорю о Декабрьском вооруженном восстании в Москве. Оно и понятно: власть предпочитает не будить лиха.

Алексей Широпаев