Политика

Тест для Навального

Тест для Навального
Quo vadis, камо грядеши?

В результате прошедших в Москве выборов Алексей Навальный, начинавший кампанию с рейтинга в 8% и получивший в итоге почти 28% голосов избирателей, заявил о себе как о безусловном лидере протеста. И далеко не всем это понравилось — прежде всего, многим из тех, кто стоит в оппозиции к путинскому режиму. Навального хором обвиняют в вождизме, сквозящем в его публичных выступлениях и самой их стилистике. И правда, настораживает восторженно-религиозная реакция его почитателей на уже ставший знаменитым выкрик с трибуны: «Навальный любит вас!» (какая-то секта Муна, ей-богу). Но главное даже не это, а устойчивые подозрения в подставном характере феномена Навального. Действительно: приговор, затем неожиданное освобождение под выборы, помощь властей на этапе регистрации в качестве кандидата, очевидное наличие больших финансовых возможностей — все это наводит многих на вполне определенные мысли.

Я не отношусь к числу фанатов Навального — а такие, увы, уже появились. Я не отношусь и к числу его противников и обличителей. Мой взгляд на Навального — чисто практический, без пафоса и лирики. На московских выборах НАДО было поддерживать Алексея, поскольку его победа, я считаю, могла существенно изменить политическую ситуацию в стране. Шанс был. Теперь же, после выборов, Навальный должен находиться в прицеле нашего постоянного и пристального наблюдения. Тем паче, что он собирается строить свою партию.

Существует ряд вопросов, являющихся своего рода политическим тестом для Навального (и для любого политика). Тестом на подлинную оппозиционность, проверкой на системность, на «подставу». Любой «засланный» и «подсунутый» у нас легко выявляется своей позицией по перечисленным ниже вопросам (хотя, разумеется, нельзя исключать и возможность добросовестного заблуждения). Итак.

— Отношение к агрессии Кремля против Грузии в августе 2008-го. Тот, кто ее поддерживает, данный тест не проходит. В том числе и Навальный. В 2008-м он однозначно поддержал действия Путина. В июле 2013-го — на пути к московским выборам — он вновь одобрил путинскую агрессию, правда, уже не столь однозначно: на сей раз не стал обзывать грузин «грызунами». Что ж, уже прогресс. Будем внимательно следить за дальнейшей эволюцией оппозиционера № 1 в этом вопросе. И теперь без скидок.

— Отношение к суверенитету Украины. В «белоснежно-революционном» 2012-м Навальный заявил украинскому телевидению, что русские и украинцы, по его мнению — один народ. Украинцам эта избитая великодержавная лажа, естественно, очень не понравилось. Очевидно, что имперская позиция Навального по отношению к российско-грузинской войне вполне логично увязывается с его шовинистической позицией по отношению к Украине. Очень такое цельное имперско-шовинистическое мировоззрение. С трепетной надеждой на лучшее будем отслеживать Алексея Анатольевича и в этом — очень важном — пункте (показательно, что имперец Дмитрий Галковский — разумеется, со своих позиций — считает отношение к Украине оселком для русского политика вообще и для Навального в частности). В случае неверного ответа — как в голливудских фильмах с их мрачно-роковым «Ответ неверный!», без снисхождения. И заодно хотелось бы узнать отношение Навального, например, к т.н. проблеме Крыма и, скажем, к идее признания в Латвии русского языка вторым государственным.

— Отношение к проблеме Северного Кавказа (СК). Вряд ли для Навального являются секретом результаты недавнего опроса Левада-центра: 51 процент россиян не против
выхода Чечни из состава России. Таким образом, свыше половины наших граждан готовы к решению проблемы СК путем его сепарации как цивилизационно чуждого региона. Однако в своих предвыборных выступлениях Навальный категорически отвергал такой подход. Что им двигало — нежелание прослыть «расчленителем России», новым Горбачевым-Ельциным, или другие, неведомые нам соображения — сказать сейчас трудно. Так или иначе, Навальный за сохранение СК в составе РФ, что возможно лишь на основе существующих порочных имперско-криминальных взаимоотношений центра с Северным Кавказом, прежде всего с Чечней и Дагестаном. Однако нереально, имея в составе России средневековый шариатский СК, ставить вопрос о перестройке страны в подлинную равноправную федерацию и модернизации. Именно Северный Кавказ сегодня является гарантом дальнейшего пребывания России в состоянии исторически бесперспективной, архаичной империи. Что роднит Путина и Кадырова? Тип авторитарной власти, основанной на насилии, криминале и мракобесии. Понимает ли оппозиционер Навальный, что своим стремлением сохранить СК в составе Федерации он, по сути, поддерживает власть «жуликов и воров», упрочивает всю существующую систему? И именно из отношения к проблеме СК логически следует очередной (возможно, главный) пункт нашего теста.

— Отношение к переучреждению РФ путем созыва Учредительного собрания и заключения федеративного договора между равноправными субъектами федерации. Речь идет о демонтаже т.н. исторической российской политической системы с ее имперско-централистским характером. Навальный явно хочет стать президентом. Его ответ на эту позицию теста покажет нам КАКИМ президентом КАКОЙ страны он намеревается быть: президентом обновленной парламентской федерации, где центр имеет ограниченные и четко очерченные полномочия, или все той же империи, где президента уместнее было бы называть царем? Если второе, то Навальный — будущий и, возможно, еще худший Путин, просто не поделивший с нынешним власть и, соответственно, собственность. Впрочем, внятного ответа на эту позицию теста пока не последовало, так что не будем спешить с какими-либо выводами, тем более конспирологическими.

Ответы на данный тест наверняка прозвучат в той или иной форме, причем скоро. Сама жизнь обязательно заставит Навального отвечать словом и делом. Следите за событиями. Даже его попытки уклониться от ответов станут своего рода ответом. Очень скоро будет ясно, что такое Навальный: русское лицо буржуазно-демократической революции и ее классового содержания, или лубочная маска, скрывающая физиономию Путина (Путина в широком, историческом смысле). Кто-то скажет: мы, дескать, не вправе требовать от Навального, чтобы он немедленно раскрыл все свои политические карты. Нет, вправе. Мы не можем позволить себе пустые надежды и игру втемную. Мы не можем выдавать кому-либо столь безумно-щедрые политические авансы. Мы не можем позволить себе роскошь в очередной раз ошибиться и просрать будущее. Мы должны загнать Навального в угол, прижать к стенке и спросить: како веруеши? В глаза смотреть! Кстати, глаза у Навального хорошие, голубые. Как сама правда.

14 379

Читайте также

Политика
Леонид Волков: «Мы — европейцы»

Леонид Волков: «Мы — европейцы»

«Сейчас, ребят, сейчас», — Леонид Волков извиняется, не отрываясь от мобильного телефона. Терпеливо ждем, понимая, что руководитель избирательного штаба Навального живет сейчас в режиме нон-стоп. Наконец, все проблемы решены или отложены: «У меня есть час». За это время пытаемся выяснить интересующие нас вопросы: команда Навального — кто эти люди и каковы их взгляды?

Русская Фабула
Политика
Москва против Кремля

Москва против Кремля

Империя долго взращивала Москву, напитывая ее экономическими и культурными ресурсами — и в итоге, как мы видим, взрастила своего врага и, возможно, свою погибель. Имперская логика централистской концентрации ресурсов в результате обернулась против самой же империи.

Алексей Широпаев
Политика
Кремль, выборы, конспирация

Кремль, выборы, конспирация

Сегодняшняя власть действует более открыто, чем сталинская. Но в ее деятельности и сегодня есть открытая и закрытая линии. И эта закрытая линия касается не вопросов национальной безопасности, что можно было бы как-то понять, объяснить, оправдать, а действий в отношении собственного населения.

Ирина Павлова