Политика

Я видел Навального (портрет с натуры)

Я видел Навального (портрет с натуры)
Навальный как политик вырос на глазах

Навальный интенсивно колесит по Москве, проводя летучие предвыборные митинги (молодец, безусловно).

На одном из них я побывал — возле метро «Улица 1905 года».

Народу было человек сто (учтем будни, лето, жару, отпуска).

Надо сказать, Навальный довольно двусмысленно (а может и вполне однозначно) смотрелся в своей белоснежной рубашке на фоне темной мятежной скульптурной группы памяти восстания Пятого года.

Да, черно-белая графика мизансцены была вполне выразительной. Но меня гораздо более заинтересовал сам выступавший.

Я увидел совсем другого Навального, очень мало (даже внешне) похожего на того, кто выступал на Болотной и Сахарова. Там был напористый лобастый крикун, чистый популист, оратор громкий, но весьма ограниченный, чуть ли не плоский. Там были отрывистые, очень шумные и туповатые речевки. А тут было совсем другое. Тут был европейского стиля, приятно одетый, соразмерный и пластичный человек, абсолютно свободно общающийся с аудиторией, совсем не боящийся публики, вполне владеющий информацией по Москве, четко знающий, что хочет сказать. НЕ НАШ человек — в хорошем смысле. Тут была налицо отличная (обаятельная и одновременно чуть холодноватая) школа западной политики. Была ли она у Навального и раньше или появилась лишь в последнее время в результате неких премудрых закулисных тренингов — не знаю. Но лично я увидел сейчас другого Навального. В нем было нечто эдакое от Вилли Старка из трехсерийного фильма «Вся королевская рать» (помните его знаменитое митинговое: «Дайте мне топор!»). И, главное — в нем явно проглядывался будущий президент, вполне реальный. Я вдруг ощутил, что Навальный — это то, что будет завтра (или послезавтра) у нас за окном. Я даже подумал, что мне за него и голосовать-то необязательно — с Навальным и так все ясно, как с приходом завтрашнего дня или сменой времен года. «А парень-то непро-о-о-ст», — вот что подумал я. Пожалуй, впервые на нашу политическую сцену вышел политик западного стиля (и это-то мне как раз нравится). Демократ и если надо популист. В меру. Какова мера того и другого, вот вопрос.

Он хорошо говорил о проблемах городской медицины, транспорта. Он намеревается решать проблему миграции, которую понимает как, прежде всего, проблему коррупционную, что во многом справедливо. Он за визовый режим в отношении Средней Азии. Но Северный Кавказ отделять категорически не собирается, называя идею сепарации СК «ерундой». Так что имперщинка в нем сидит, и я в этом убедился, как говорится, непосредственно. Вырастет ли она в нечто столь знакомое кошмарно-уродское или же будет им преодолена (и хочет ли он ее преодолевать) — сие неведомо.

Запомнилась его реплика (цитирую по памяти): «Вы освободили меня, чтобы я мог посадить всех». Ну, зачем же всех-то, Алексей Анатольевич? Я понимаю, что это фигура речи, но снова вспомнился Вилли Старк: «Дайте мне топор!».

Впечатление, короче, непростое, но в целом хорошее. Заинтересованное впечатление, скажем так. В общем, мой выбор — Навальный. Он не идеальный, но он оптимальный. Другого парня у нас в данный момент нет. Ну, нету и все тут.

15 469

Читайте также

Политика
Тест для Навального

Тест для Навального

Ответы на данный тест наверняка прозвучат в той или иной форме, причем скоро. Сама жизнь обязательно заставит Навального отвечать словом и делом. Даже его попытки уклониться от ответов станут своего рода ответом. Очень скоро будет ясно, что такое Навальный: русское лицо буржуазно-демократической революции или лубочная маска, скрывающая физиономию Путина.

Алексей Широпаев
Политика
Леонид Волков: «Мы — европейцы»

Леонид Волков: «Мы — европейцы»

«Сейчас, ребят, сейчас», — Леонид Волков извиняется, не отрываясь от мобильного телефона. Терпеливо ждем, понимая, что руководитель избирательного штаба Навального живет сейчас в режиме нон-стоп. Наконец, все проблемы решены или отложены: «У меня есть час». За это время пытаемся выяснить интересующие нас вопросы: команда Навального — кто эти люди и каковы их взгляды?

Русская Фабула
Политика
О Навальном, провальном и сваливании

О Навальном, провальном и сваливании

Трудно представить себе в эти дни занятие более неоригинальное, чем писать о Навальном, и я поначалу принципиально не хотел этого делать. Но, видя очередной всплеск безосновательной эйфории и иных эмоций, торжествующих над разумом, вынужден таки вступиться за последний и вновь заняться неблагодарным делом — объяснением простых и очевидных вещей.
Прежде всего, «сенсационное» освобождение Навального — это, разумеется, никакая не «победа», не «результат массовых протестов» и не «испуг власти».

Юрий Нестеренко