Злоба дня

«Финская война» Путина

«Финская война» Путина

Ну что, апокалипсис пока отменяется.

Попробуем подвести баланс.

Как мне видится, этот баланс не в пользу Путина, о чём говорил его бледный вид на пресс-конференции в Ново-Огарёво 4-го марта. Великий «освободительный поход» на запад (как своего рода продолжение триумфальной Олимпиады) не состоялся. Мир так и не увидел усыпанные цветами русские танки в Харькове, Донецке и Луганске. Вулканическая пропагандистская гора о «фашистской хунте в центре Европы», о страшных «бандеровцах», стеной идущих вырезать юго-восточные области Украины и Крым, родила военно-политическую мышь.

Путин дал отбой. Замахнулся — и не ударил. Российская реакция, мечтавшая о великом противостоянии с проклятым Западом и о новом средневековье внутри страны, в трауре. Их имперско-милитаристские надежды рухнули в одночасье. Ну да и хрен с ними, с мракобесами, и их чёрными упованиями. Что же получил в сухом остатке Путин?

Во-первых, он теперь будет иметь дело с несколько иным Западом. Запад сплотился в противостоянии Путину как новой «красной угрозе», «угрозе с востока». Путин отныне — изгой в «восьмёрке», и не известно, удержится ли он в ней вообще. После всего, что произошло, Сочинский саммит немыслим. Путин, сам того не желая, отрезвил Западный мир и, надеюсь, несколько оздоровил его. Запад отныне готов к любым выходкам Путина.

Но самое главное — Путин сплотил Украину, усилил её морально и политически. Чем дальше, тем всё более нереальными будут планы новой попытки вторжения. Путин хотел уничтожить Украинскую революцию или, по крайней мере, отодвинуть её от себя, а в итоге Революция теперь с новой силой плещет в рубеж Российской империи. Более того: эта Революция вскоре вооружится членством в НАТО. Об этот щит Путин легко сломает зубы, как в случае с Прибалтикой. Путин получил ещё одну «Прибалтику». Единственная как бы добыча Путина — Крым, но и тот начинает «сдуваться». Крымские власти в лице спикера ВС Константинова уже заявили, что на предстоящем референдуме не будет ставится вопрос об изменении территориальной целостности Украины. Да и сам Путин сказал, что присоединять Крым к России не собирается. Спрашивается, чего ж ты тогда этот безумный огород городил, болезный? Зачем же Госдума «думала» об ускоренном порядке присоединения новых территорий? Но мало того: этот верховный главнокомандующий еще и собственных солдат, посланных им в Крым, кинул. Не знаю, мол, кто такие, ведать не ведаю, в Крыму только силы самообороны и больше никого. Получается, что российские военнослужащие в камуфляже без знаков различия — это теперь попросту международные бандиты, эдакие кондотьеры без роду и племени. Что ж, знали, кому служат...

Мне пришла в голову такая аналогия. Мой друг Вадим Штепа уже отмечал, что стилистика пропагандистской подготовки вторжения в Украину поразительно напоминала «освободительную» риторику советского агитпропа в канун Зимней войны (пример — известная песня «Принимай нас, Суоми-красавица...»). Сталин, как известно, намеревался «освободить» всю Финляндию, однако из-за стойкости финского народа ему пришлось ограничиться только Карельским перешейком. Вот и Путин решил совершить свой «освободительный поход» с целью «воссоединения» Юго-восточной (по крайней мере) Украины и Крыма с Россией. Благодаря стойкости украинского народа и единодушию Запада поход провалился — к счастью, без горы трупов, наваленных Сталиным в Зимнюю войну. Путин хотел заглотить Юго-восточную (а то и Центральную) Украину вкупе с Крымом, а в результате получил только Крым, да и то это теперь под вопросом. Как бы и из Крыма не пришлось убираться — вместе с доблестным Черноморским флотом. Сталину хоть Карельский перешеек достался, а Путину, получается, вообще ничего, кроме политических и моральных потерь, санкций со стороны Запада, международной изоляции и возросшей праведной ненависти украинцев. Они теперь к нему относятся как «белофинны» к Сталину. Таковы результаты путинской агрессии.

Конечно, расслабляться нельзя. Путин по-прежнему считает новую украинскую власть «нелегитимной» и «фашистской». Он по-прежнему не исключает возможность ввода российских войск на территорию Украины. Он по-прежнему будет ненавидеть свободную Украину и стараться всячески ей гадить. Однако главное уже произошло: воздух, ещё сутки назад сгущённый, как в казарме, до предела, явно стал чище.

28 512

Читайте также

Политика
Валерий Пацкан: «Европейский выбор Украины неизбежен»

Валерий Пацкан: «Европейский выбор Украины неизбежен»

Валерий Пацкан — один из лидеров партии УДАР (Украинский демократический альянс за реформы), председатель Комитета Верховной Рады по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений. В интервью «Русской Фабуле» Валерий Васильевич рассказал о мнимых и реальных угрозах для Украины, плюсах ассоциации с ЕС и о своей партии, активисты которой составляют костяк Евромайдана.

Русская Фабула
Злоба дня
Будет ли «Мюнхенский сговор» по Украине?

Будет ли «Мюнхенский сговор» по Украине?

Возможно ли повторение между Россией и Западом в отношении Украины чего-то вроде того, что имело место между Германией и Западом в отношении Чехословакии в 1938 году? С точки зрения Кремля, очевидно, что не просто возможно, но представляет собой главную надежду на благоприятный выход из ситуации.

Ярослав Бутаков
Политика
Ахиллесовы пяты Евромайдана и Владимира Путина

Ахиллесовы пяты Евромайдана и Владимира Путина

Несмотря на внезапность и стремительность того, что происходит сегодня в Киеве, сразу отмечу: всё это — быть может, не в столь густых дымно-багровых тонах, было запрограммировано уже давно.

Даниил Коцюбинский