Общество

Почему Россия не Европа

Почему Россия не Европа

Ответ на этот вопрос искали и ищут многие поколения думающих людей. Людей не думающих этот вопрос находит сам: подкарауливает в неподходящий момент в неподходящих местах — в аэропорту, в поликлинике, в темном проулке, в кабинете чиновника — и тогда человек начинает испытывать волнение и беспокойство, несопоставимое с гондурасским.

В поисках ответа одни уходили в запой. Другие уезжали и издалека критиковали или же воспевали (кто как устроился) непонятную, но великую родину. Третьи спускались в глубокое прошлое, ступень за ступенью — от «балов и лакеев» к лучинам и бычьим пузырям, собачьим головам и барщине, от Петра Великого до Чингисхана, скифов и алмасты, этрусков и рун, очень похожих на свастику. Четвертые, наоборот, пытаясь отыскать и вскормить Европу в себе, жадно копировали и поглощали все европейское: до заворота кишок наглатывались слизью устриц, с шовным треском впихивались в узенькие голландские сюртучки, облюбовывали немецкие средства передвижения, аглицкий сленг и французский парфюм, многие даже сменили ориентацию, короче, до мельчайших подробностей воспроизвели европейскую оболочку. Но так и не поняли суть. Поэтому оболочка подводила нередко: вдохнул полной грудью, или от души высморкался, или нагнулся чересчур резко — и лопалась ткань. И тьма рвалась сквозь прореху. Как у восторженного классика: «Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы. Попробуйте, сразитесь с нами! Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы, С раскосыми и жадными очами!»

Пока, правда, сражаться не готовы, пока что устрашаем. То пьяный в дупель субпродукт истеблишмента упадет с трапа самолета, то депутат в припадке греко-римского законотворчества выронит из серебристых итальянских брючек золотой пистолет, то в обустроенной евроремонтом двухсотметровой квартире обнаружится золотой писсуар в форме перевернутой тюбетейки Мономаха. Еще одна такая — меховая — прибита над кроватью между ружьем и саблей. К месту сказать, в самой Европе понятия «евроремонт» не существует, сей странный термин есть хитрая выдумка строителей-молдаван.

Если перейти от людей к институтам (материальным сооружениям, ментальным конструкциям, социальным и общественным отношениям), то мы увидим один большой ботанический сад, вся растительность коего вырублена, распилена и вывезена, оставлены только таблички, опять же европейского образца: демократия, свобода личности, свобода печати, высокие технологии, инновации, инвестиции и прочие ля-ля-ля.
И лишь возле цветового табло «дзюдо-Forbs» густо и беспорядочно разрослась сныть из бывших борцов и представителей силовых государственных механизмов. Это тренд, который еще не крах, но уже критический крен.

Ректорский корпус университетов составляет отставной генералитет ФСБ, которому в каждом углу мерещятся шпионаж и измена, который переквалифицирует кафедры в оперативно-тактические штабы и набирает туда настоящих проверенных в деле людей — отставных полковников, майоров, сержантов.

Реформировать армию отправляют «товароведов товаров непродовольственных групп». Министерством культуры заправляет рекламный агент. Роснефтью распоряжается филолог-романист. Газпромовские менеджеры руководят футболом. Футболисты становятся трейдерами. И все с одинаковым примерно успехом. Кавычки приветствуются.

И наконец еще один, архетипический архипример: Губернатор Санкт-Петербурга. Они (их сиятельство) опять-таки назначенец и опять-таки генерал, хоть и в отставке. Совокупность должности и звания, казалось бы, обязаны инвестировать оптимизм в бледных и нервных обитателей культурной столицы, «напидорить» до блеска улицы, зачистить порядок, но нет... У генерал-губернатора неземная забота. Мчится по городу губернаторская кавалькада, гудит и сверкает всеми прибамбасами, причитающимися высокому сану, разбивая вдрызг кислотные зимние лужи, от молельной комнаты, расположенной дома, до молельной комнаты, обустроенной на работе. Истинная вера достойна истинного уважения. И оно, разумеется, есть. Только вот генерал-губернатора нет. Вместо губернатора грязь, незаконная точечная застройка, уличная преступность, общий бардак и коррупция.

Впрочем, проблемы не только у «колыбели трех революций и одной вертикали». Самопоедает себя Москвабад. Зарастает лопухами суперпуперпроект острова Русский. Градом Китежем обернулся наукоемкий наноград Сколково, так и не привлекший ученых. Растворяется в инфосфере рукотворный мираж — город Сочи. Растут черные дыры госкорпораций. Удручает техническая и технологическая отсталость, аварийные объедки инфраструктуры, что достались неоварварам от разграбленной ими цивилизации.

В общем, как и двести, и пятьсот лет назад, так и сейчас всякий иностранец, не разыскиваемый Интерполом, и особенно европеец, не рассчитывающий поживиться на общем упадке, повторяет вслед за маркизом де Кюстином:

Нужно жить в этой пустыне без покоя, в этой тюрьме без отдыха, которая именуется Россией, чтобы почувствовать всю свободу, предоставленную другим народам в других странах Европы, какой бы ни был принят там образ правления.

Как же хочется верить, что это паскудный пасквиль, но если найти в себе силы и преодолеть путь в две сотни миль, и миновать то, что называют границей, поневоле признаешь, что маркиз был прав. В лучшие свои годы Россия справедливо считалась жандармом Европы, в худшие — сырьевой базой.

И вот ты за ее пределами, и ощущение такое, что проехал через столетия. Сныти нет. Вообще нет сорняков. Чистота и порядок, спокойная, размеренная, рационально организованная жизнь. И такая же спокойная, размеренная, но дающая высокое качество и результат работа. Чистые, будто бы только что вымытые либо недавно отстроенные дома. Чистые комбинезоны дорожных рабочих. Уверенные в себе благодушные люди, априори считающие себя хозяевами своей судьбы, своих жилищ и своей страны...

Ты смотришь на все это и в очередной раз спрашиваешь себя: почему?
Почему Россия не Европа?

Скажете, такой народ: психология, менталитет, коллективное бессознательное, порча-сглаз Ведуна Ярилы — все это неправда, подделка, лубок, ставшее официальной доктриной вранье. Есть Северная Корея, есть Южная. Одна нация, и коллективное бессознательное одно, а страны разные. Япония до сорок пятого года и после — две страны и две как бы ментальности, а народ один — японский. Две страны на одном острове: Республика Гаити и Доминикана. И в одной стране танцуют и поют, а в другой — едят друг друга. Значит, дело не в психологии и не в менталитете, дело в политике и сопутствующей ей пропаганде. Эту пропаганду называют иногда традицией, иногда историей, иногда особой миссией, иногда и долгом.

Скажете: «Хорошо там, где нас нет». Нет, так говорить не надо. Вообще не стоит употреблять фразы, вырванные из контекста, и перевирать, в данном случае Грибоедова. Там, где нас нет, — хорошо. Если не верите мне, спросите у Лужкова, Абрамовича и прочих «перелетных птиц».

А почему хорошо? А потому, что всему там отведено строго определенное место. Бизнес там — это только бизнес, не боле. Спорт — не больше чем спорт. Культура — просто культура. Религия — только религия. Домохозяйства управляются сами, без оглядки на муниципалитеты. Муниципалитеты — без оглядки на «центр». И во власть там не назначают, а выбирают. И никому в голову не придет нарисовать себе третий срок, если только ты не рецидивист. И политика там — не более чем политика: внешняя для защиты интересов страны вовне, внутренняя для обеспечения конституционных норм и гарантий и безопасности граждан. И ни одна из указанных областей не заполняет, не подменяет собой другую.

В России политика везде и вместо всего. Ее нет только там, где действительно надо быть — на выборах, в праймериз, в конкуренции партийных программ. Зато политики государственной (государственного вмешательства) в изобилии в местах, где ей быть противопоказано. В науке и в школе. В цирке и в церкви. В культуре, которая сводится к вакханалии силиконовых поп-андроидов, ряженых казаков и сумасшедших псевдопопов. В подборе хозяйствующих субъектов, который аукается переполненными помойными баками и аварийным общественным транспортом. В большом и маленьком спорте, где она своим ложным пафосом выкачивает из спортсменов энергию, которой потом не хватает для достижения результатов. В коррупции как способе управления. В насилии как форме контроля.

Политика нависла над экономикой, практически маузером дирижирует свободно-монополистическим рынком, процентными ставками и курсом валют. Открытые тендеры все больше походят на раздачу супа для бедных. А для своих по-прежнему есть распределители: «Березки» и «Альбатросы». Знаменитая русская биржа реагирует не столько на индексы, сколько на выкрики из Кремлевских бойниц.

И даже после этого некоторые еще продолжают утверждать с нотками гордости в голосе: «Политика меня не интересует». Зато политика интересуется ими вовсю. Она на вашей работе. Она в вашей кровати. В вашем ночном горшке и вашей тарелке. Политика обволокла всю вашу жизнь своей паутиной, фактически обездвижив. Она управляет вашим рождением, жизнью и смертью.

И что особенно плохо: ее силовые линии, минуя шеренги трансформаторных будок: Думу, СК, ФСБ, ВЧК, ГУЛАГ и УФСИН, тайный и холопский приказы, управы и их исторические и доисторические аналоги, вот уже пятьсот лет замыкаются в одной голове, как правило, самопомазанной и нездоровой. А это уже психиатрия.
Но психиатр здесь не поможет.

Обрубить эти линии можно лишь политической волей. Убрать метастазы авторитарной политики из всех сфер общественной жизни. Заимствовать у Запада не фасон брюк и форму париков, но содержание — политическое устройство. Тогда заработает теория малых дел, теория и практика экономики, реанимируется самоуправление, а гражданин с упоением займется очисткой прилегающих территорий и обустройством дворовых клумб.

P.S. Больную же голову желательно предоставить себе самой. Она — эта голова — в общем-то, никому не нужна.

31 925

Читайте также

Общество
«Русская идея» как зеркало большевизма

«Русская идея» как зеркало большевизма

После революции разные апологеты «русской идеи» получили удобный повод развести по разные стороны баррикад красивые теоретические построения русских философов-богоискателей и социальные эксперименты коммунистических вождей. Но так ли это на самом деле?

Олег Носков
Общество
О стране, где сигареты дешевле школьного завтрака

О стране, где сигареты дешевле школьного завтрака

Что за страшная сила заставляет контролирующие органы врать, будто повышение акцизов породит контрафактный рынок, который ни одна полиция не сможет побороть? Сколько нулей у силы? Где эта полиция, что опровергает всемирный опыт и объявляет контрафакт заведомо непобедимым врагом?

Анастасия Миронова
Технологии
Пятый элемент возобновляемой энергетики

Пятый элемент возобновляемой энергетики

Широко распространены две диаметрально противоположные точки зрения на возобновляемую энергетику: с одной стороны, это представление о том, что при наличии политической воли уже сегодня возможно полностью перейти на «дешевые и неисчерпаемые» источники энергии, а с другой — что вся эта возобновляемая энергетика — просто дорогая игрушка для богатых стран, «подвинутых» на экологии. Технологическая сторона вопроса при этом остается в стороне от обсуждения — и зря.

Иван Спасокукоцкий