Экономика

Начало конца нефтяной эпохи

Начало конца нефтяной эпохи

При всей значимости углеводородов и, шире, энергетических ресурсов как таковых для мировой политики и экономики, политические прогнозы будущего, как правило, исходят из предположения о том, что фундаментально в энергетике ничего измениться не может. Существующая динамика в области добычи и потребления нефти позволяет предположить что это не совсем так.

Умный к пику не пойдет

Точка зрения, с которой приходится сталкиваться чаще всего, заключается в том, что поскольку запасы нефти ограничены, а спрос на нее будет только увеличиваться за счет экономического роста таких развивающихся стран как Индия или Китай, значение нефти, а, следовательно, и ее цена, в обозримом будущем будет стабильно увеличиваться. Многие даже задаются вопросом о том, что будет, когда нефть кончится, молчаливо предполагая что до этого момента ничего значимого все равно не произойдет.

Предсказанный американским геофизиком Кингом Хаббертом в 1956 году пик мирового производства нефти должен был произойти в начале двухтысячных годов, чего на самом деле не случилось. Модель Хабберта лучше сработала для США: по его прогнозу, пик добычи нефти в Штатах должен был прийтись на период с 1965 по 1970 год. В реальности, добыча нефти в США достигла максимума в 1971 году и с тех пор стабильно снижалась вплоть до последних нескольких лет. Однако, революция в области добычи трудноизвлекаемой нефти привела к тому, что объемы добычи нефти в Соединенных Штатах достигли двадцатилетнего максимума в 2013 году, и продолжают увеличиваться, ставя под сомнение идею о том, что нефть в США закончится уже в ближайшее время. При этом, пик потребления нефтепродуктов в США пришелся на 2005 год (20,8 млн баррелей в день). К 2013 году эта цифра снизилась примерно на 10%, составив 18,886 баррелей в день, что примерно соответствует уровню 1998 года.

Иными словами, в настоящий момент добыча нефти в США увеличивается, а ее потребление снижается. На первый взгляд, такая ситуация принципиально не изменяет картину, просто отодвигая момент наступления пика добычи нефти в будущее. Однако, в свете перечисленных фактов точка зрения Международного энергетического агентства о том, что пик нефти может наступить из-за снижения спроса, а не из-за снижения предложения, начинает выглядеть гораздо более обоснованной. Посмотрим, как обстоят дела со спросом.

Границы роста

По прогнозу Международного энергетического агентства (World Energy Outlook 2013) мировые потребности в энергии вырастут на треть к 2035. По оценкам норвежской государственной нефтяной компании Statoil (Energy Perspectives 2014), этот показатель должен вырасти на 44% к 2040 году (в соответствии с наиболее вероятным из трех предложенных в отчете сценариев). По мнению Администрации по энергетической информации Министерства энергетики США (International Energy Outlook 2013) мировое потребление энергии увеличивается на 56% в период с 2010 по 2040 год. Исходя из этих и ряда других прогнозов, можно предположить, что мировая потребность в источниках энергии в ближайшие двадцать лет увеличится примерно на 35-45%.

При этом, большая часть увеличения будет приходится на развивающиеся страны, в особенности на страны Азиатско-Тихоокеанского региона. В последнем отчете Statoil предполагается, что в странах-членах ОЭСР потребность в нефти будет медленно возрастать в ближайшие пять лет и достигнет пика к 2020 году, после чего начнет снижаться. При этом, по данным последнего отчета компании BP (Statistical Review of World Energy 2014), добыча нефти в США в 2014 году увеличилась на рекордные 1.1 млн баррелей в день. Это самое большое увеличение объемов добычи нефти в мире в 2014 году (для сравнения, в 2014 добыча нефти в РФ увеличилась всего на 150 тыс баррелей в день) и наибольшее увеличение объемов добычи нефти в истории США — американцы побили свой собственный рекорд 2013 года, когда, по данным Международного энергетического агентства, увеличение объемов добычи составило примерно 992 тыс баррелей в день. Основной причиной тому послужила революция в добыче трудноизвлекаемой (в частности, сланцевой) нефти.

Интересно, что последний отчет Администрации по энергетической информации Министерства энергетики США (World Energy Outlook 2014) прогнозирует цены на нефть к 2040 году. В зависимости от оценки перспектив добычи трудноизвлекаемой нефти, цена за баррель нефти в 2040 году должна составить 125$ (оптимистическая оценка) или 141$ (пессимистическая оценка). Заметим, что обе цифры не так уж сильно отличаются от текущей цены примерно в 110$ за баррель нефти марки Urals (все цены указаны в долларах 2012 года).

В соответствии все с тем же World Energy Outlook 2014, ожидается, что возобновляемые источники энергии к 2040 году составят около 16% от общей генерируемой мощности. Этот сценарий не учитывает возможного технологического решения одной из наиболее существенных проблем связанных с возобновляемой энергетикой — проблемы хранения избытков энергии. В случае если эта проблема будет решена, рост доли возобновляемых источников энергии может радикально ускориться.

Экспорт революции

По мнению Международного энергетического агентства (Medium-Term Oil Market Report 2014) революция в области добычи трудноизвлекаемой нефти, вероятно, распространится за пределы США до конца этого десятилетия. В числе стран, в которых ожидается новый нефтяной бум, называются Канада и Аргентина. Значительный потенциал существует и в других странах, в частности в РФ, Китае, Ливии и Австралии. Организация добычи трудноизвлекаемой нефти, впрочем, потребует использования передовых технологий, поэтому практические результаты в краткосрочной перспективе могут сильно колебаться в зависимости от конкретной страны.

Европейский Союз, обладающий довольно значительными запасами как сланцевого газа, так и труднозвлекаемой нефти, до сих пор не продемонстрировал политической воли к разработке новых видов углеводородов, в частности из соображений защиты окружающей среды. В то же время, в Европейском Союзе очень интенсивно развивается возобновляемая энергетика. Можно спорить о том, насколько экономически целесообразной является политика дотирования альтернативных источников энергии, однако уже по состоянию на конец 2012 года возобновляемая энергетика, по данным Eurostat, обеспечивала 14,1% от общего энергопотребления ЕС. При этом, например, Швеция обеспечивала себя возобновляемыми ресурсами на 51%, а нефтедобывающая Норвегия — на 64,5%. Из крупных стран один из самых плохих результатов принадлежит Соединенному Королевству (4,2%), но как раз в Великобритании перспективы добычи нетрадиционных углеводородов выглядят наиболее оптимистичными.

Несмотря на то, что доля возобновляемой энергетики в общем мировом потреблении энергоресурсов составляет менее 10% (2,7% от общего (включая транспорт) энергопотребления на конец 2013 года по данным компании BP (при расчете этого показателя ГЭС не считались возобновляемыми источниками), 13,7% от общего производства электроэнергии по данным Bloomberg), в 2013 году более половины (56%) новых генерирующих мощностей относились к категории возобновляемых (Renewables 2014 Global Status Report).

Интересно, что Китай, который обычно представляется нам страной, не вышедшей из эпохи угля, также поставил в 2013 году рекорд по вводу в эксплуатацию новых генерирующих мощностей, использующих возобновляемые источники энергии — их общая мощность впервые превысила мощность новых традиционных и ядерных электростанций. Кстати, по данным Международного агентства по возобновляемым источникам энергии, Китай является мировым лидером по количеству людей, занятых в секторе возобновляемой энергетики (Renewable Energy and Jobs – Annual Review 2014).

Вообще, власти Китая вполне осознают проблемы, связанные с возрастанием потребности в энергоносителях, и в частности — в нефти. Текущий (двенадцатый) пятилетний план, например, предусматривает ряд мер направленных на снижение импорта энергоресурсов. Так, планом предусматривается увеличение энергетической эффективности в транспорте, развитие отечественного производства гибридных и полностью электрических автомобилей и создание необходимой для электрических автомобилей инфраструктуры.

Также интересно отметить, что хотя Международное энергетическое агентство предполагает, что потребность Китая в природном газе увеличится почти в два раза к 2019 году (2014 Medium-Term Gas Market Report), большая часть этой потребности будет покрыта за счет увеличения собственной добычи природного газа.

Начало конца

Хотя пиковый спрос на нефть, вероятно, будет достигнут еще нескоро, пиковый рост спроса на нефть, вероятно, будет достигнут уже в текущем десятилетии. При этом, развитие, с одной стороны, добычи нетрадиционных углеводородов и, с другой стороны, возобновляемой энергетики являются важными факторами, снижающими спрос на энергоносители. Оба эти соображения особенно справедливы применительно к развитым странам, которые традиционно воспринимаются как импортеры нефти.

Конечно, конкретная картина будущего будет зависеть от многих факторов, не в последнюю очередь — от конкретной энергетической стратегии, которую изберут политики разных стран. Скажем, в соответствии с отчетом Международного агентства по возобновляемым источникам энергии REmap 2030, в зависимости от стратегических политических решений, доля возобновляемых источников энергии к 2030 году может составить от 21% до 36%. Однако нетрадиционные углеводородные ресурсы, по всей видимости, вполне способны дать необходимую «подушку безопасности» для того, чтобы переход к возобновляемым источникам энергии (или к более широкому использованию энергии атомной, в случае другого политического выбора) оказался сравнительно плавным и безболезненным.

Тот факт, что на данный момент развитие возобновляемой энергетики и развитие добычи нетрадиционных углеводородов происходит в одних и тех же странах (в первую очередь, в развитых странах и в Китае), позволяет предположить что в ближайшие десятилетия роль стран-членов ОПЕК и других традиционных стран-экспортеров нефти в мировой экономике начнет необратимо снижаться.

При этом существующее технологическое отставание традиционных экспортеров нефти ставит под сомнение их способность занять ведущие позиции как в области новых способов добычи углеводородов, так и в возобновляемой энергетике без существенных трансфертов технологий и инфраструктурной поддержки со стороны развитых стран. Прогресс в области возобновляемых источников энергии, по видимому, вообще невозможен без концептуального пересмотра базовых принципов работы электрических сетей и фундаментального переоборудования национальных энергосистем.

Описанная в этой статье ситуация представляет собой консервативный сценарий, исходящий из молчаливого предположения о том, что завтра не будет особенно отличатся от вчера. Некоторые из разрабатываемых сегодня технологий, от управляемого термоядерного синтеза до усовершенствованных методов получения и хранения водородного топлива, теоретически, могут оказать колоссальное влияние на развитие мировой энергетики, однако прогнозировать когда эти и другие подобные технологии станут коммерчески доступными достаточно тяжело.

19 636

Читайте также

Политика
Близ есть, при дверех

Близ есть, при дверех

Фразой, вынесенной в заголовок, в свое время запугивали друг друга православные фанатики, имея в виду скорое пришествие Антихриста. Но для того, чтобы покончить с ГОРФ (государственным образованием «Российская Федерация»), целый Антихрист не требуется — слишком много чести.

Юрий Нестеренко
Литература
Протоколы «капитолийских» мудрецов

Протоколы «капитолийских» мудрецов

Мы воскресим в Европе и соседях России все старинные страхи перед «русским медведем», что поможет нам держать в узде эти страны. Мы укрепим в Европе и в соседях России такое негативное представление о русских, чтобы в будущем никакое европейски ориентированное демократическое правительство России не смогло разрушить этот образ. Вечная изоляция России, обрекающая её на вечную отсталость — вот наша главная цель.

Ярослав Бутаков
Политика
Какой бы могла быть антикризисная программа правительства?

Какой бы могла быть антикризисная программа правительства?

Российским властям следовало бы сосредоточиться на выработке и внедрении серьезной антикризисной программы, которая бы позволила предотвратить сокращение реальных доходов населения. Реализация данного сценария окажется возможной только в том случае, если положение дел в экономике будет находиться в центре политической повестки дня. Однако в это верится с трудом.

Кирилл Родионов