Политика

Какой бы могла быть антикризисная программа правительства?

Какой бы могла быть антикризисная программа правительства?
Соляной бунт, 1648

В конце января российское правительство утвердило антикризисную программу. План первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году включает в себя несколько направлений действий. Наряду с поддержкой импортозамещения, помощью малому бизнесу за счет снижения административных барьеров и компенсацией инфляционных издержек наиболее уязвимым категориям граждан Кабинет министров собирается содействовать эффективной занятости, оптимизировать бюджетные расходы через сокращение неприоритетных трат и повышать устойчивость банковской системы путем санации проблемных финансовых организаций. Более конкретные шаги будут представлены в пакете законодательных актов, подготовку которых правительство рассчитывает завершить к середине марта. В ближайшие месяцы станет известно, насколько эффективным окажется ответ действующих властей на разразившийся кризис. Сейчас же стоит обрисовать контуры плана, который можно было бы реализовать в случае отсутствия значительных политических ограничений.

Отмена продовольственного эмбарго

В первую очередь, необходимо полностью снять ограничения на импорт сельскохозяйственной продукции из ряда стран Европы, Северной Америки и Океании, которые были внедрены в минувшем августе. Продовольственное эмбарго внесло существенный вклад в рост цен. Согласно данным Росстата, в 2014 году инфляция составила 11,4%, при этом продукты, попавшие под «контрсанкции», подорожали на 11,9%. За первый же месяц 2015 года потребительские цены выросли на 3,9%: рост стоимости продуктов достиг 5,7%, непродовольственных товаров — 3,2%, а услуг — 2,2%. Столь высокой инфляции специалисты главного статистического органа страны не фиксировали с февраля 1999 года, когда цены подскочили на 4,1%. Как и пятнадцать лет назад, когда Россия пережила четырехкратную девальвацию национальной валюты, важной составляющей роста цен стало ослабление рубля, потерявшего за последние полгода половину своей стоимости. Однако в условиях запрета на импорт продовольствия из развитых стран у отечественных производителей появилась возможность задирать цены. Как итог — еще более сильный разгон инфляции.

Отказ от стратегии импортозамещения

Одним из мотивов внедрения продовольственного эмбарго стал расчет на замещение иностранных товаров отечественными. Вера правительства в реализацию данного сценария укрепилась после девальвации рубля. Кабинет министров рассчитывал повторить опыт кризисного 1998 года, когда вслед за обвальным падением курса национальной валюты последовал резкий рост промышленного производства, составившего по итогам 1999 года 8,4%, что было выше показателей двух предшествующих лет (1% и −4,8% соответственно). Рост, начавшийся полтора десятилетия назад, был возможен благодаря низкой загрузке производственных мощностей: по оценке Центра макроэкономических исследований «Сбербанка», коэффициент их (мощностей) использования все в том же 1998 году составлял всего 45%. Сегодня же для секторов добычи, обработки и распределения коэффициент загрузки равен 66%, 64% и 56%, при этом 20%, 14% и 12% мощностей в этих сегментах относятся к полностью изношенным. Поэтому использовать их для наращивания промышленного выпуска будет затруднительно.

Улучшение бизнес-климата

Как подчеркивают эксперты ЦМИ «Сбербанка», относительно низкий уровень свободных мощностей и высокая степень их изношенности делает инвестиции необходимым условием промышленного ускорения. Для того, чтобы бизнес начал вкладывать средства в основной капитал, нужен благоприятный деловой климат. Однако с этим как раз у России большие проблемы. Минувшее десятилетие было отмечено серией рейдерских захватов частных компаний и посадок их руководителей — начиная от НК «ЮКОС» Михаила Ходорковского и заканчивая АФК «Система» Владимира Евтушенкова, важнейший актив которой, ОАО «Башнефть», был недавно ре-национализирован. Чтобы предприниматели почувствовали гарантии прав собственности, необходимо напрочь запретить силовым органам вмешиваться в их деятельность, в том числе осуществлять обыски и аресты без санкции суда. Необходима также радикальная де-бюрократизация экономики: ее актуальность подтверждается нахождением России в подвале рейтингов легкости ведения бизнеса (62 место) и экономической свободы (143 место).

Разрешение кризиса корпоративного долга

Общая либерализация условий работы предпринимательского сообщества, безусловно, подстегнет деловую активность. Однако выход на траекторию устойчивого роста будет невозможен без разрешения кризиса корпоративного долга. Стоит напомнить, что вплоть до недавнего времени ключевым драйвером развития российской экономики служили внешние заимствования компаний и банков. К 1 июля 2014 года объем их долга достиг отметки в 650 млрд. долл. После внедрения санкций в отношении РФ предприятия реального и финансового секторов лишились возможности осуществлять перекредитование за рубежом. Чтобы избежать дефолта по заимствованиям, государственные компании стали запрашивать у правительства предоставления средств из Фонда национального благосостояния, а у ЦБ — выкуп облигаций. К сожалению, топ-менеджеры российских голубых фишек забывают о другом варианте решения данной проблемы — распродаже активов. Масштабная приватизация находящихся в госсобственности компаний и банков позволит не только снизить долговую нагрузку, но и создать в экономике конкурентную среду.

Сокращение бюджетных расходов

Кризис корпоративного долга накладывается на расшатывание государственных финансов под влиянием снижающихся цен на нефть. На сегодняшний день отечественная казна критическим образом зависит от стоимости энергоносителей. По данным Минфина, в 2013 году доля доходов, получаемых от экспорта нефти и газа, составляла в федеральном бюджете 46%. Падение цен на «черное золото» отразится на устойчивости фискальной системы, тем более что бюджет-2015 сверстан из расчета базовой стоимости нефти в 96 долл. за баррель. Правда, несколько хеджировать риск острого бюджетного кризиса позволит девальвация рубля: если изначально основной финансовый документ страны верстался исходя из курса доллара в 37 рублей, то позже в основу оценки размера доходов казны был заложен обменный курс в 51 рубль за одну единицу американской валюты. Вместе с тем, полностью избежать разбалансировки бюджета позволит сокращение трат на национальную экономику, объем которых в 2013 году достиг 2,8% ВВП, а также урезание расходов на правоохранительную деятельность (3,1% ВВП) и национальную оборону (3,2% ВВП).

Прекращение конфронтации с внешним миром

Наконец, последним по списку, но не по значению условием выхода российской экономики из кризиса является прекращение конфронтации руководства страны с внешним миром. После присоединения Крыма к России иностранные инвесторы стали пересматривать риски в отношении заемщиков из РФ. Вслед же за эскалацией военно-политического кризиса в Донбассе началась волна жестких санкций, лишивших отечественных корпоративных заемщиков доступа на международные финансовые рынки. Крушение Боинга и последовавшая за ним жесткая реакция стран Запада стали точкой отсчета обвальной девальвации рубля. Дальнейшего ужесточения санкций, к сожалению, исключать нельзя, и это станет ударом для экономики, которая и без того находится в состоянии рецессии: по оценке Андерса Ослунда, известного специалиста в области изучения трансформации стран бывшего социалистического лагеря, в нынешнем году ВВП РФ сократится на 10%. Высокой будет оставаться и инфляция, в январе достигшая максимального за последние полтора десятилетия уровня.

В этой ситуации российским властям следовало бы сосредоточиться на выработке и внедрении серьезной антикризисной программы, которая бы позволила предотвратить сокращение реальных доходов населения. Реализация данного сценария окажется возможной только в том случае, если положение дел в экономике будет находиться в центре политической повестки дня. Однако в это верится с трудом. Если нарастание недовольства экономической ситуацией и выльется в какие-либо политические требования, то это, скорее всего, произойдет ближе к федеральным парламентским выборам. Как показал опыт 2011-2012 годов, высокий уровень протестной мобилизации возможен только в период общероссийских избирательных кампаний. И наоборот, в межвыборный период акции протеста, как правило, ограничены региональными рамками. В этой связи можно ожидать, что в ближайшие полтора года давление со стороны граждан станут испытывать, в основном, мэры городов и губернаторы областей. Федеральное же правительство будет тратить оставшиеся в его распоряжении ресурсы для поддержания на плаву действующего статус-кво.

По всей видимости, серьезные изменения в экономической политике произойдут лишь тогда, когда остаток тучных нулевых будет окончательно проеден, и России придется проводить реформы без денег, как это уже не раз было в отечественной истории.

9 001

Читайте также

Экономика
Начало конца нефтяной эпохи

Начало конца нефтяной эпохи

При всей значимости углеводородов и, шире, энергетических ресурсов как таковых для мировой политики и экономики, политические прогнозы будущего, как правило, исходят из предположения о том, что фундаментально в энергетике ничего измениться не может. Существующая динамика в области добычи и потребления нефти позволяет предположить что это не совсем так.

Иван Спасокукоцкий
Злоба дня
Богатство Китая Россией прирастать будет

Богатство Китая Россией прирастать будет

Визит Путина в Китай трудно назвать триумфальным, как нас пытаются убедить. Однако он, без сомнения, знаковый. Де-юре закреплен евразийский уклон России, наметившийся, впрочем, не вчера. События вокруг Украины, ухудшение отношений с Западом — это скорее фон азиопской тенденции, проявлявшейся все отчетливей с каждым годом правления Путина. Этот «тренд» витал не только в воспаленных умах национал-патриотов, но и во властных кругах.

Русская Фабула
Злоба дня
Мир стоит на острие России

Мир стоит на острие России

Начало XXI века поразительно напоминает начало века XX-го. Первое десятилетие нашего века побило все рекорды по миролюбию. За год на планете в результате вооруженных конфликтов погибало около 500 тысяч человек — и это на семь миллиардов населения! Самоубийств и то совершалось больше — примерно 700 тысяч. Другими словами, скука убивала больше, чем войны. А вот во втором десятилетии человечество словно сошло с ума!..

Александр Никонов