История

Когда Иран был наш

Когда Иран был наш
Борис Кустодиев (1878–1927) «Сказка о Разине»

Что объединяет Степана Разина, Сергея Есенина и президента Курдистана Масуда Барзани

Степан Разин — несостоявшийся персидский Ермак

Походы за военной добычей («за зипунами») для вольного казачества XVII века были обычным делом. В перерывах между военной службой польскому королю или московскому царю казаки занимались самообеспечением, для чего регулярно опустошали Поволжье, Урал и черноморские владения турецкого султана. Но самым впечатляющим и по масштабам, и по результатам был рейд Степана Разина в 1668-1669 гг. вдоль западного и южного побережья Каспия, принадлежащего Персии.

Стремясь уклониться от прямого военного столкновения с отрядами стрельцов, посланных царем Алексеем Михайловичем покарать казаков за грабежи на Нижней Волге, в марте 1668 года Разин со своей ватагой с берегов Яика ушел вдоль побережья Хвалынского (Каспийского) моря на Терек. Здесь он соединился с другими отрядами, прибывшими с Дона, которыми руководил атаман Сергей Кривой. Это воинство численностью несколько тысяч человек опустошило прибрежные земли Дагестана и Северного Азербайджана. Как писал историк Николай Костомаров,

весь берег от Дербента до Баку был страшно опустошен. Казаки сжигали села и деревни, замучивали жителей, дуванили их имущества. Жители не предвидели этой беды и разбегались; казакам легко доставалась добыча: погромив город Шабран, они со стороны жителей встретили такой ничтожный отпор, что сами потеряли только тринадцать человек. Плавая вдоль берега, налетом они наскакивали на поселения, делали свое дело и опять бросались на суда. Так достигли они до Баку, и здесь им удалось разорить посад, перебить много жителей, разграбить имущества, набрать пленных и потерять не более семи человек убитыми и двух ранеными.

Дойдя до Решта, главного города провинции Гилян на южном берегу Каспийского моря, где казаков встретило большое персидское войско, Разин принял бой и победил, но его отряд понес тяжелые потери, сам атаман был тяжело ранен. Затем последовали переговоры с персами, в ходе которых казаки заявили, что хотели бы вступить в подданство шаха. Успеха Разину его дипломатические усилия не принесли — высадившийся в Реште казацкий десант вступил в конфликт с местным населением и был почти весь перебит. По свидетельствам современников, не последнюю роль в этом сыграло то, что казаки обнаружили в городе обширные винные запасы и значительно их опустошили. Московское правительство сразу открестилось от действий Разина. Прибывший к шаху Сулейману посланник русского царя Пальмар привез царскую грамоту, где персам предлагалось, чтобы «воровских людей» они «побивали бы их везде и смертию уморяли без пощады».

После неудачи в Реште разинцы принялись грабить и разорять все южное побережье Каспия, следуя с запада на восток. На зиму 1668-1669 гг. казаки закрепились на полуострове Миянкале в юго-восточной части Каспийского моря, попутно опустошая окрестные туркменские земли. Здесь в одной из стычек погиб ближайший сподвижник Разина атаман Сергей Кривой. Пережив зиму и страдая от тяжелого местного климата, казаки двинулись на своих стругах в обратный путь. В июне 1669 года в юго-западной части Каспийского моря возле Свиного острова произошел морской бой между разинцами и преследующим их многочисленным персидским флотом. Казаки совершили обманный маневр, выйдя на своих судах в открытое море. Персы поддались на уловку и окружили их, предварительно сомкнув борта своих кораблей цепями. Резко развернувшись, струга Разина атаковала флагман неприятельского флота, обстреливая его зажигательными снарядами с пропитанной нефтью ватой. Корабль с находившимся на борту командующим шахским флотом Мемед-ханом загорелся и пошел ко дну, увлекая за собой другие суда. Разгром был полный — из 50 персидских сандал, которым противостояло, по разным данным, от 23 до 30 русских струг, спастись бегством удалось только трем. Сам Мемед-хан уцелел, но его сын Шабын-Дебей был пленен. Существует предание, что вместе с ним в руки Разина попала и его сестра, дочь Мемед-хана, которая стала прототипом княжны из знаменитой песни «Из-за острова на стрежень». Однако документальных свидетельств тому нет — скорее всего, это позднейшая легенда.

Уничтожив шахский флот, Разин сам потерял много людей, поэтому ему с большой добычей пришлось вернуться на Нижнюю Волгу. Астраханский воевода Иван Прозоровский вынужден был пропустить разинских казаков на Дон, откуда они вернулись на следующий год, повернув оружие уже против московского царя.

Персидский поход Петра I

Победоносно завершив Северную войну со Швецией, Петр I обратил свой взор на Восток. Чтобы установить контроль над торговыми путями из Индии в Европу, России необходимо было овладеть Закавказьем и Прикаспием. Персия в это время была ослаблена, на западе ее теснила Османская империя, на востоке — воинственные афганские племена. В Дагестане и Гиляне регулярно вспыхивали суннитские восстания, от которых страдала международная торговля. В 1721 году при захвате азербайджанского города Шемахи суннитским ханом Чолак-Сурхаем погибли все русские купцы, а их склады с товарами на 4 млн. рублей были разграблены. Суннитские повстанцы ориентировались на Турцию, чье усиление в регионе категорически не устраивало Россию.

Петр планировал пройти почти по тому же маршруту, что и Разин — выступив из Астрахани вдоль западного берега Каспийского моря, занять Дагестан и Азербайджан, затем повернуть в Грузию и вернуться в Россию. Поход планировался задолго до окончания Северной войны и был серьезно подготовлен.

В июле 1722 года двадцатидвухтысячная русская армия на 274 кораблях выдвинулась из Астрахани. В августе уже был взят Дербент. Но дальнейшее продвижение на юг остановила морская буря, которая уничтожила корабли с провиантом во время якорной стоянки возле острова Чечень. Оставив в Дербенте гарнизон, Петр с остальной армией вернулся в Астрахань, чтобы начать подготовку к кампании 1723 года. Это был последний поход, где император принимал личное участие. В письме к Сенату он так оценивал его результаты:

И тако можем мы, благодаря вышнего, сею кампаниею довольны быть: ибо мы ныне крепкое основание на Каспийском море получили.

В ноябре того же года отряд из 14 судов под командованием капитан-лейтенанта Федора Соймонова высадился возле того самого города Решт, где более полувека назад чуть было не погибло воинство Степана Разина, и занял его. Имея трехкратное преимущество в живой силе, персы потом будут много раз безуспешно пытаться вернуть город.

В июле следующего, 1723 года, небольшой русский отряд под командованием генерал-майора Михаила Матюшкина на 15 судах подошел к Баку. После трехнедельной осады город капитулировал без боя. Успехам русским войск способствовало не только их превосходство над противником, но и одновременное вторжение турок в Западное Закавказье, которое совсем обескровило Персию. Нападение Османской империи вынудило Петра отказаться от экспансии в Грузию и Армению, но, в то же время, заставило шаха подписать в сентябре 1723 года Петербургский мирный договор, по которому к России отходило все западное и южное побережье Каспийского моря с провинциями Дагестан, Северный Азербайджан, Гилян, Мазендеран и Астрабад.

Довольно быстро выяснилось, что завоевать персидские провинции оказалось проще, чем управлять ими. Как отмечает современный историк Игорь Курукин,

предстояло думать не о путях в Индию, а об установлении реального контроля над полосой в 50-100 верст по западному и южному берегам Каспия.

Местное население враждебно относилось к русским войскам, в регионе фактически началась партизанская война. Внес свою лепту и тяжелый местный климат, непривычный для русского человека. Содержание войск на отторгнутых у Персии территориях требовало огромных средств, которых у Российской империи после разорительного для ее экономики петровского царствования просто не было. Сразу после смерти Петра I, напоминает российский писатель и историк Евгений Анисимов, генерал-прокурор Павел Ягужинский публично усомнился в необходимости нахождения этих земель в составе России. В своей записке он указывал, что

надлежит не токмо рану пластырем одним лечить, но и разсуждать, как бы рана еще и хуже, а, наконец, и неисцеленною не показалась, и сему делу план положить настоит необходимая и время не терпящая нужда.

Для преемников Петра, продолжает Анисимов,

задача прикаспийской политики сводилась к следующему: как бы поскорее уйти из Персии, но так, чтобы не дать за счет этого усилиться Османской империи, что как раз было непросто — развал Персидского государства был почти состоявшимся фактом и передать новозавоеванные территории было... некому.

Провести ревизию петровской внешней политики десятилетие спустя решилась его племянница императрица Анна Иоанновна. В преддверии войны с Турцией по Рештскому договору 1732 года и Гянжинскому трактату 1735 года Россия обязалась вывести свои войска из прикаспийских провинций и вернуть их Персии.

Персидские казаки

К концу XIX века древнее Персидское государство, как и многие азиатские страны, одряхлело и стало объектом империалистических амбиций великих европейских держав, прежде всего Великобритании и России. Обеим империям доминирование в Персии было необходимо для поддержания своих геополитических и экономических интересов. Влияние Петербурга значительно выросло после 1879 года, когда в столице страны Тегеране под руководством русских офицеров по образцу Терского казачьего войска была сформирована Персидская казачья бригада. Она предназначалась для охраны шаха, правительственных и дипломатических объектов и являлась важным инструментом усиления позиций России в этой стране. Выходцем из бригады, дослужившимся в ней от рядового до генерала, был предпоследний иранский шах Реза Пехлеви.

В 1907 году, после многих десятилетий ожесточенной борьбы, Россия и Англия, ставшие союзниками по Антанте, заключили в Петербурге соглашение, по которому разделили Персию на сферы влияния: север страны отошел в русскую зону, южная — в британскую, а центр оставался нейтральным.

За год до этого, в 1906 году, в Персии произошла революция, после которой страна погрузилась в хаос. В 1909 году началась гражданская война и ситуация в государстве вышла из-под контроля официального Тегерана. Под предлогом защиты русских подданных и российских учреждений в страну были введены подразделения 1-й Кавказской стрелковой бригады, которые взяли под контроль северо-запад и каспийское побережье Персии — провинции Гилян, Мазендеран и Астрабад. В 1911 году интервенция повторилась; поводом к ней послужило приглашение в качестве главного казначея и финансового советника революционным правительством Тегерана американского финансиста Моргана Шустера. После начала Первой мировой войны англичане оккупировали свою зону интересов в Персии.

Советский Гилян

К 1920 году внутреннее положение в Персии продолжало оставаться нестабильным. В горах Гиляна под руководством националиста и исламиста Мирзы Кучек-хана скрывались дженгелийцы (от перс. дженгель — лес) — подпольные полубандитские формирования, терроризирующие местное население. В апреле 1920 под руководством шейха Мохаммеда Хиабани началось восстание в Персидском Азербайджане.

В это же время, преследуя остатки войск Деникина, части Красной Армии разгромили вооруженные формирования Азербайджанской Демократической Республики и вошли в Баку. Неизвестно, читали ли руководители большевистской партии про каспийские походы Разина и Петра Великого, но в Москве сочли, что угнетенный народ Персии созрел для установления советской власти, и решили ему в этом помочь.

В мае 1920 года по приказу командующего советской Каспийской военно-морской флотилией Федора Раскольникова советский десант занял порт Энзели в провинции Гилян. Предлогом для этой акции стало нахождение в гавани города кораблей деникинской флотилии. Одновременно границу с Персией под видом партизанского отряда пересек советский кавалерийский дивизион и, не встречая сопротивления, также двинулся на Энзели. Писатель Владимир Генис в монографии «Большевики в Гиляне: провозглашение Персидской советской республики» цитирует выдержки из доклада Раскольникова Троцкому и Ленину:

Вначале мною было заявлено, что мы пришли только за своим военным имуществом и белогвардейским флотом, но вчера я передал губернатору заявление, что ввиду восторженного приема красных моряков местным населением и раздающихся с их стороны просьб о том, чтобы мы остались с ними и не отдавали их на растерзание англичан, красный флот останется в Энзели даже после того, как всё военное имущество будет вывезено.

Далее Раскольников, сообщает Генис, просил разъяснений, развязаны ли у него руки для продвижения вглубь страны, «если в Персии произойдёт переворот и новое правительство призовет нас на помощь». Член Кавказского бюро ЦК и Реввоенсовета Кавказского фронта Серго Орджоникидзе просил разрешения выехать в Персию, обещая Москве, что

без особого труда можем взорвать весь Персидский Азербайджан... провозгласить Советскую власть, занимать города за городами и выгнать англичан. Это произведёт колоссальное впечатление на весь Ближний Восток. Всё будет сделано с внешней стороны вполне прилично.

Авантюрные устремления будущего сталинского наркома тяжелой промышленности в Москве не разделяли, там опасались обвинений в «красной интервенции» и вооруженного столкновения с Британской империей. В ответной директиве Раскольникову Троцкий приказывал:

Никакого военного вмешательства под русским флагом. Никаких экспедиционных корпусов. Всемерное подчеркивание нашего невмешательства... дабы не вызвать подозрений в стремлении к захвату. Оказать всемерное содействие Кучек-хану и вообще освободительному движению в Персии оружием, инструкторами, добровольцами, деньгами и прочим, сдав Кучек-хану занимаемую нами ныне территорию... Тайно помочь поставить в Персии советскую агитацию и организацию.

В начале июня дженгелийцы при поддержке Красной Армии взяли город Решт, в котором 5 июня 1920 года была провозглашена Гилянская Советская Социалистическая Республика во главе с Кучек-ханом.

Как это часто бывает, среди победителей тут же началась борьба за власть. Недавний исламист Кучек-хан не был готов к радикальным преобразованиям по советскому образцу, особенно в аграрном вопросе. Довольно скоро, в июле, ему пришлось опять уйти в горы, а председателем советского правительства Гиляна стал персидский большевик Эхсанулла-хан, при котором начался дележ земли и борьба с мусульманским духовенством.

Активную помощь гилянским революционерам в установлении советской власти оказывали московские эмиссары. Одним из них был небезызвестный чекист и террорист Яков Блюмкин, тот самый, который в июле 1918 года лично застрелил в Москве германского посла Мирбаха. Он входил в руководящие структуры персидской компартии и принимал участие в создании гилянской ЧК. Культурную составляющую процесса советизации Персии обеспечивали поэты Велимир Хлебников, который был лектором при Персидской Красной Армии, и Сергей Есенин, написавший затем свой знаменитый цикл стихов «Персидские мотивы». Документальных свидетельств пребывания Есенина в Гиляне не осталось, но некоторые исследователи сомневаются, чтобы, никогда не посещая страну, «в таком возрасте и без знания персидского языка Есенин с помощью всевозможных символов персидской культуры создал такой изумительный цикл».

Быстрый успех в Гиляне вскружил голову местным коммунистам. В августе 1920 года подразделения Гилянской (Персидской) Красной армии начали наступление на Тегеран, чтобы установить Советскую власть во всей Персии. Путь им преградила Персидская казачья дивизия под командованием русского полковника Всеволода Старосельского, которая не только остановила красных, но и выбила их из Решта. Спасти гилянских большевиков от полного разгрома помогло только свежее пополнение, присланное из Баку.

К этому времени положение российских большевиков осложнилось — в августе войска Тухачевского были разгромлены под Варшавой. Эскалация внутриперсидского конфликта была чревата прямым военным столкновением с Англией. В начале 1921 года на заседании ЦК РКП (б) было принято решение «ликвидировать Советское Правительство Гиляна и ориентироваться на договор о дружбе с Персидским Правительством». 26 февраля был заключен советско-персидский договор, и к концу года после длительных проволочек и препирательств с местными властями все подразделения Красной Армии были выведены с территории Персии.

Между Сталиным и Черчиллем: «Согласие» без согласия

В августе 1941 года Великобритания и СССР обратились к иранскому шаху Реза Пехлеви с просьбой о размещении своих войск на территории страны. Шах, которого небезосновательно подозревали в симпатиях к Гитлеру (именно по инициативе Пехлеви в 1936 году страна изменила наименование на Иран — «страну ариев»), отказал. После этого в рамках операции, которая, наверное, по иронии получила название «Согласие», великие державы вновь, как в Первую мировую, совместно оккупировали страну. Вторжение с севера осуществлялось силами пяти общевойсковых армий под общим руководством командующего Закавказским фронтом генерал-лейтенанта Дмитрия Козлова. На юге в Иран вошли британские одна танковая и одна пехотная бригады при поддержке трех пехотных дивизий и одного кавалерийского полка.

Иранские войска не смогли оказать союзниками серьезного сопротивления, вскоре Реза Пехлеви был смещен и на престол вступил его старший сын Мохаммед, правивший страной вплоть до исламской революции 1979 года.

После окончания войны Сталин планировал отторгнуть Иранский Азербайджан и включить его в состав Советского Союза в рамках «воссоединения азербайджанского народа». Немаловажную роль играли иранские месторождения нефти на севере страны, контроль над которыми ему не хотелось терять. С этой целью СССР, как и в 1921 году, стал затягивать вывод своих войск из Ирана, а также поддерживать сепаратистские движения внутри страны, в основном среди азербайджанцев и курдов. При прямой поддержке Советского Союза в ноябре 1945 года в Тебризе (Иранский Азербайджан) была провозглашена Демократическая республика Азербайджан, а в январе 1946 года — Мехабадская республика (Иранский Курдистан). Любопытно, что главнокомандующим вооруженными силами Мехабадской республики был генерал Мустафа Барзани, отец нынешнего президента Иракского Курдистана Масуда Барзани.

В марте 1946 года советские танки двинулись на Тегеран, а также к границам с Турцией и Ираком. Все это вызвало жесткую реакцию не только властей Тегерана, но и США и Великобритании, которые к тому времени свои воинские контингенты из страны вывели. Оставшись без международной поддержки, СССР в мае 1946 года был вынужден свернуть военное присутствие в Иране, а к концу года самопровозглашенные республики были разгромлены шахскими войсками, их лидеры были казнены или сбежали в Советский Союз. События весны 1946 года, получившие название «Иранский кризис», стали одной из причин охлаждения отношений между недавними союзниками во Второй мировой войне и начала «холодной войны». На долгие годы были также омрачены отношения СССР с самим Ираном. Когда в 1979 году в стране победила исламская революция, ее лидер аятолла Хомейни назвал Советский Союз «малой сатаной» (под «большой сатаной» подразумевались США).

12 320

Читайте также

Политика
К югу от России

К югу от России

Введение виз, создание лагерей для нелегалов и прочее строительство китайских стен — это крайне наивная попытка решения проблемы. Грубо говоря, почти с таким же успехом можно накрыться одеялом и говорить себе и окружающим, что, дескать, «я в домике». На каждую тысячу не сумевших легально въехать в Россию или высланных из нее мы получим сопоставимое количество нелегалов.

Денис Билунов
Политика
Из Египта с цинизмом

Из Египта с цинизмом

«Мы допустили ошибку. Нам казалось, что если мы скинем с трона жирного бандоса и немного покричим на центральной площади, все тут же изменится к лучшему. А на самом деле менять надо по-другому, и совсем в других вещах: например, не мусорить на улицах; строить школы, а не мечети; не обманывать и не воровать; вести себя вежливо и сохранять достоинство; и уж ни в коем случае не сотрудничать с блядями...»

Дмитрий Аль-Руси
Политика
Иран: худо, обращенное в добро

Иран: худо, обращенное в добро

Прежде, чем говорить об Иране в контексте санкций, следует уточнить, о чем идет речь в этом тексте. Ведь Иран под ними находится десятки лет. Если подходить формально, то с начала 50-х годов, когда Вашингтон поддержал Лондон в нефтяном бойкоте в ответ на национализацию Англо-иранской нефтяной компании. А после Исламской революции 1979 года они стали хроническим явлением. Менялся лишь состав, набор участников и продолжительность периодов, но стране был обеспечен режим и атмосфера военного лагеря.

Владимир Скрипов