Злоба дня

Возможен ли ввод в Украину европейских миротворцев?

Возможен ли ввод в Украину европейских миротворцев?

В последнюю неделю украинские и европейские дипломаты проводят активные консультации по поводу возможного введения миротворческого корпуса ЕС в зону восточноукраинского конфликта. С позиций России эта инициатива, как и следовало ожидать, вызвала жесткую критику — ее называют «эрозией» Минских соглашений, в которых такой вариант решения ситуации не предусматривался.

Однако, с точки зрения украинских политиков, недавние Минские соглашения подорвали сами боевики, начав после них фронтальное наступление под Дебальцево. И теперь введение международных миротворцев осталось едва ли не единственным дипломатическим способом остановить конфликт.

Есть (и обсуждается) еще вариант поставок американских вооружений украинской армии — но это с очевидностью приведет только к эскалации конфликта и резкому столкновению РФ и США, от чего обе стороны все же стараются воздерживаться.

Если же ставить целью не победу одной из сторон, а прекращение (пусть и «замораживание») конфликта, то здесь, как показывает мировой опыт, действительно могут помочь миротворцы, разделяющие противоборствующие стороны. Причем миротворцы вооруженные, в отличие от безоружных наблюдательных миссий ОБСЕ, которые боевики могут куда-то не допустить или даже захватить (как было прошлой весной в Славянске).

Но какого рода миротворческие силы могли бы принять участие в этой миссии? Вариант с «голубыми касками» ООН украинские политики считают маловероятным. Во-первых, потому, что Россия как постоянный член Совета безопасности скорее всего наложит вето на это решение. И во-вторых, важен фактор времени — а ООН являет собой весьма громоздкую бюрократическую структуру, где на все согласования этого вопроса может уйти не менее полугода.

Вариант привлечения российских миротворцев Украиной даже не рассматривается. Как с печальной иронией заметил Петр Порошенко, «они у нас уже есть».

Миротворческие силы из структур НАТО также не считаются подходящим вариантом. Украина не является членом этой организации, и участие представителей НАТО в этой миссии было бы нарушением ее собственного мандата. Кроме того, учитывая традиционно враждебное отношение России к НАТО, ее миротворчество заведомо рассматривалось бы как «агрессия».

Таким образом, остается лишь вариант привлечения миротворческих сил Евросоюза. Интересно, что исторически у них отмечались даже некоторые разногласия с НАТО — руководство ЕС с 1990-х годов стремилось расширить свою юрисдикцию в вопросах коллективной обороны.

Решение о формировании такой миссии, конечно, также не обещает быть простым. Например, на днях еврокомиссар по вопросам политики соседства и расширения Йоханнес Ран исключил направление миротворцев в Украину. Однако голос одного еврокомиссара еще не является решающим. Такого рода решения принимаются консенсусом всех стран-членов ЕС. И со своей стороны президент Польши Бронислав Коморовский, напротив, поддерживает инициативу о введении европейских миротворцев на восток Украины.

Если нынешний председатель Европейского Совета и бывший польский премьер Дональд Туск также не будет возражать против такого решения — вопрос, очевидно, может быть рассмотрен весьма оперативно. А Туск, судя по его участию в недавнем Марше достоинства в Киеве, явно симпатизирует Украине. Кроме того, президент Порошенко уже подписал закон о формировании совместной украино-литовско-польской бригады, которая должна взять на себя миротворческие функции в восточных регионах страны.

Юридических препятствий для создания таких международных подразделений нет. Поскольку они планируют действовать только на территории Украины и границу РФ переходить не собираются, им не нужен даже мандат ООН. Но остается главный вопрос — признает ли противоположная сторона эти силы в качестве именно миротворческих, а не «пополнения» украинской армии?

В этом случае для украинской стороны возникают и другие вопросы. Если миротворцы зафиксируют линию противостояния, это будет означать, что Донецк и Луганск для Украины потеряны навсегда. Смирятся ли с этим сторонники «единой и неделимой» страны? Однако для России это вопрос еще более сложный, поскольку в таком случае ей придется, помимо полуторамиллионного Крыма, взять на свое обеспечение и этот 5-миллионный «пророссийский» анклав. У российских налогоплательщиков, конечно, спрашивать не будут, но очевидно, что пропаганде в этом случае придется изрядно постараться...

Как бы то ни было, если такая операция состоится, она будет первым серьезным испытанием для европейских миротворцев. Пока им доводилось под мандатом ООН урегулировать лишь некоторые африканские конфликты (в Конго и Чаде), наиболее масштабной была миссия в Боснии, где EUFOR разводил стороны, обладавшие тяжелым вооружением. Однако примирять противников, вооруженных «градами» и «ураганами», им еще не доводилось.

Очевидно, что в этом случае экипировка миротворцев должна быть не слабее. Они должны обладать возможностью удержать разграничительную линию и остановить несанкционированное наступление любой из сторон. Но если Украина настаивает на вводе миротворцев, она, похоже, для себя такой вариант исключает. Однако за спонтанные решения лидеров «Новороссии» ответственность на себя никто взять не может...

Тем не менее, как уверен военный эксперт Павел Фельгенгауэр, в случае боестолкновения европейской и российской (или «новороссийской») армий, это будет напоминать «противостояние испанцев с индейцами». Россия, по его мнению, в сфере военной стратегии остается «очень провинциальной страной». Она все еще продолжает мыслить «массовыми» категориями прошлых эпох и пропустила современные технические революции.

Кроме того, такое (пока виртуальное) столкновение будет не только военным. Оно означало бы полный разрыв отношений России с ЕС — но к этому кремлевское руководство, как представляется, готово еще менее, чем к привычной холодной войне с США. И ответ на мучительный цивилизационный вопрос: «Является ли Россия Европой?» будет окончательно ясен. Именно поэтому, в логике парадокса, ввод европейских миротворцев как раз и может оказаться самым эффективным решением — в них все-таки предпочтут не стрелять.

А на тот случай, если России уже все равно — у сил быстрого реагирования Eurocorps есть очень интересная эмблема, где Европа показана в своих полных географических границах — до Урала. И если кому-то такое развитие событий кажется «фантастикой» — вспомните, что всего год назад российско-украинская война тоже казалась чем-то нереальным.

10 281
Вадим Штепа

Читайте также

Перевод
Падение нефти делает Россию даже слабее, чем почивший СССР

Падение нефти делает Россию даже слабее, чем почивший СССР

The Telegraph: У России была возможность по окончании Холодной Войны построить современную, диверсифицированную экономику благодаря энтузиазму Запада до того, как кризис старения не стал сокращать рабочую силу по миллиону в год. Этот шанс был упущен. Мистер Путин принял решение вступить в бой с демократическим миром, что бесконечно ухудшило ситуацию. Дешёвая нефть способна задушить.

Александр Купцикевич
Литература
Екатеринбургский процесс 201* года

Екатеринбургский процесс 201* года

Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются не препятствовать свободному самоопределению российских регионов. Если какая-то республика, область или край пожелает перейти из китайской зоны ответственности в западную, или наоборот, это суверенное право ее граждан, которое мы намерены соблюдать со всей тщательностью. На этих территориях будут проведены свободные референдумы под контролем международных наблюдателей.

Вадим Штепа
Политика
Каким будет конец России?

Каким будет конец России?

Европейский костюм невысокого господина был столь же безупречен, как и его английский. Никаких маоцзедуновских френчей. Больше всего гость походил на профессора — одного из многих профессоров американских университетов, носящих фамилию Ли, Ван или Сяо. И мягкой неторопливой манерой речи он тоже напоминал преподавателя, чья задача — донести мысль до всех студентов, включая и не самых сообразительных.

Юрий Нестеренко