Злоба дня

Я — московский оккупант

Я — московский оккупант

Здравствуйте. Я — московский оккупант. Так сложилось исторически.

Я оккупировал Сибирь. Там жили дикие народы, до которых никому не было дела. Мне тоже не было до них дела, но мне нужна была пушнина, чтобы торговать с Западом. Теперь вместо пушнины в Сибири добывают нефть, газ, алмазы и ещё кучу всего полезного для Сечина и Абрамовича, чтобы они могли покупать, что им хочется на Западе. До народов исторически населявших эту территорию мне как не было дела так и нет теперь — да и кто знает, в самом деле, эти народы? Это было интересно разве что в первые века оккупации, когда местные продавали мне своих женщин за калым.

Я оккупировал Эстонию. Сначала я признал ее независимость, но потом я наплевал на нее, потому что договоры со мной не стоят и бумаги, на которой написаны. Немцы это хорошо знали, поэтому и сами наплевали на договор который мы подписали когда делили Восточную Европу. Я пришел в Эстонию, выселил десятки тысяч эстонцев к черту на кулички, а вместо них ввез русскоязычных «братишек» со всего Союза. Сейчас «братишки» пьют водку на развалинах советского старья, в то время как эстонцы запускают спутники с электрическим парусом и разрабатывают «Скайп». За это я называю их фашистами и мечтаю о том как вновь въеду в Таллинн на танке.

Я оккупировал Украину. Собственно, я оккупировал ее несколько раз, вселяя туда все больше «братишек» и одновременно вымаривая местное население голодом. Когда меня попросили оттуда уйти, я снова ввез в Украину «казаков», «евразийцев», ряженых «белогвардейцев», чеченцев и бурят. Последних, кстати, я оккупировал еще раньше, истребив всех кто мне сопротивлялся, а ненависть оставшихся переключил на тех, кого раньше называл «братьями». Не правда ли, я могу быть очень хитрым и изобретательным, когда хочу развязать очередную войну?

Я не оккупировал остров Сингапур. У меня до него не дошли руки и Сингапур заняли англичане. Зато я оккупировал полуостров Крым, со временем выселив тамошнее население, а тех, кто сумел вернуться теперь обвиняю в экстремизме. Англичане из Сингапура ушли, но научили местных, как сделать свой остров одним из мировых финансовых центров, с развитой наукой и промышленностью, почти лишенным коррупции. А в Крыму почему-то получилась только дотационная дыра, населенная потомками «братишек», живущими прошлым и возглавляемыми бандитами.

И ещё знаете что? Меня достало извиняться за то, что я оккупант. Хотя стоп, я же никогда и не извинялся. И никогда не стыдился. Я горжусь тем, что я оккупант. Я горжусь каждой изнасилованной женщиной, умершим от голода ребенком, каждым ссыльным, расстрелянным, сгноенным в лагерях, горжусь тем, что поломал судьбу миллионам людей, за то, что они не хотели жить по-моему.

Вы хотите, чтобы я извинялся за чужих, когда мне плевать даже на «своих»?

Это я резал носы и уши новгородцам, выкалывал им глаза и топил в Волхове, я выселял псковичей с родных мест, вселяя вместо них «братишек» из-под Москвы.

Это я травил газами крестьян Тамбовщины.

Это я морил голодом Кубань, выселяя казаков целыми станицами, а на их место вселял «братишек»-красноармейцев. Ныне потомки тех «братишек» надевают папахи и называют себя «казаками».

Это я выгонял солдат на Тоцкий полигон, чтобы проверить на них действие радиации.

Повторяю — всего этого я не стыжусь. Я этим горжусь и ни перед кем не извиняюсь. Я считаю себя правым всегда и везде. Весь мир у меня в долгу за то, что я —Московский Оккупант. Я всегда это говорил и буду говорить, меня возмущает только то, что моими деяниями не восхищаются все остальные.

Я был, являюсь и буду оккупантом .

Я буду пользоваться достижениями западной цивилизации, сидя в американских джинсах и поливая грязью Америку через изобретенный ею компьютер, по созданному кровавым Пентагоном Интернету. Я буду смотреть и ругать ваши фильмы, играть в созданные вами игры, слушать вашу музыку — ведь ничего сопоставимого я никогда не смогу сделать. Но, несмотря на это, я буду считать себя лучше всех.

Мне не нужна ваша «лицемерная свобода» — свобода быть человеком. Мне не нужны ваши независимые суды, права человека, свобода слова, мне чужды ваши понятия демократии и ответственности власти перед народом. Мне нравится наша коррупция, продажные чиновники, менты-беспредельшики и пузатые попы на мерседесах. Мне нравится наша грязь, наша водка, наша лживость, жестокость, наше лютое презрение к тем, кого мы считаем ниже себя и предельное раболепие перед «царем-батюшкой». Я живу по принципу «Вор всегда кричит «держи вора» и приписываю всем, кто мне не нравится, собственные отличительные качества. Так появляются мифы о «еврейском шовинизме», «американском мессианстве», эстонском и украинском «фашизме».

Я Московский Оккупант, я Царь Мидас наоборот. Все, к чему я прикасаюсь, превращается в фекалии и единственное, что меня волнует — что у меня может не хватить сил залить весь мир смесью из крови и говна.

Без уважения, всему миру. Московский Оккупант.

22 290

Читайте также

Общество
Почему Донбасс не Чечня

Почему Донбасс не Чечня

Так сложилось, что в перерывах между моей журналистской деятельностью мне довелось побывать на войне в Чечне. Не как журналисту, а как бойцу оперативного отряда, выполняющего в те годы «задачи в рамках контртеррористической операции».
С началом войны в Украине ко мне неоднократно обращались разные люди с вопросом: «А чем попытка отделения Чечни от России отличается от попытки отделения Донбасса от Украины?»
Двойные стандарты? Нет, разные войны.

Дмитрий Флорин
Злоба дня
О маркерах

О маркерах

Если кто-то не имеет ничего против советских символов и выступает против демонтажа памятников коммунистическим упырям — перед нами совок, какой бы демагогией про «вандализм» и «нашу историю» он ни прикрывал свою сущность. Истории, особенно самым позорным и кровавым ее страницам, место в исторических музеях, а не на улицах и площадях, где все эти таблички и истуканы устанавливаются вовсе не с историческими целями, а именно с целями пропаганды и прославления — и нужно быть идиотом даже не в бытовом, а в медицинском смысле, чтобы этого не понимать.

Юрий Нестеренко
Политика
Близ есть, при дверех

Близ есть, при дверех

Фразой, вынесенной в заголовок, в свое время запугивали друг друга православные фанатики, имея в виду скорое пришествие Антихриста. Но для того, чтобы покончить с ГОРФ (государственным образованием «Российская Федерация»), целый Антихрист не требуется — слишком много чести.

Юрий Нестеренко