Злоба дня

Непраздничные заметки: День Победы или эйфория от оккупации Крыма?

Непраздничные заметки: День Победы или эйфория от оккупации Крыма?

За семьдесят лет, прошедших со дня окончания Второй мировой войны, на планете произошло немало войн, военно-политических конфликтов и кризисов. Но ни разу, ни одна из стран не позволила себе оккупировать и присоединить к себе часть территории другого, суверенного государства. И только в марте прошлого года это позволила себе Россия, аннексировав Республику Крым, развязав сепаратистскую войну на Донбассе. Тем самым она нарушила международное право, разрушила архитектуру европейской и мировой безопасности, сложившуюся на протяжении последних десятилетий.

Прежде всего, произошло нарушение положений Будапештского меморандума 1994 года, по которому Россия вместе с другими ведущими государствами обязалась оберегать политический и территориальный суверенитет Украины в обмен на ее безъядерный статус. Был также перечеркнут Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и РФ от 1997 года.

Цинично и дерзко проигнорировав международное право, проявив агрессию и захватив Крым, Россия вернула ситуацию к той, что сложилась в Европе накануне Второй мировой войны, когда в 1938 году фашистская Германия аннексировала Судетскую область Чехословакии, где проживало значительное количество этнических немцев, разделила с Гитлером Польшу, напала на Финляндию...

Пафосно отмечая 70-летие Победы Советского Союза над Германией, россияне удивляются: почему к ним на 9 мая отказались приехать лидеры ведущих мировых держав, в том числе стран — участниц антигитлеровской коалиции? Или почему на территорию Европы не пускают участников прокремлевского клуба байкеров «Ночные волки»? В Москве не желают понимать того простого правила, что нельзя праздновать победу над агрессором и одновременно самим являться агрессором относительно других соседних независимых государств, аннексируя их территорию, ведя войну, направленную на дестабилизацию этих стран.

Преступная практика отторжения-присоединения чужих территорий под надуманными предлогами и образования фейковых квази-государств (Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Крым) ставит Россию в ряд агрессивно волюнтаристских государств, которым не писаны международные законы, основанные на праве стран и народов на независимость, выбор своего собственного пути развития. Нельзя, в частности, угрожать миру ядерным оружием, достигая желаемого воздействия на те или иные государства и военно-политические блоки, и возмущаться тем фактом, что скажем, НАТО усиливает свое присутствие в странах, граничащих с Россией и являющихся потенциальными жертвами российской внешней политики, основанный на идее «русского мира».

Ген имперскости в русских — неистребим. Какой бы общественный строй не господствовал в России, здесь всегда на первом плане было стремление к мировой гегемонии и территориальной экспансии. Неважно, что империя не может «переварить» захваченные земли и они деградируют, зарастая сорняками, — важен сам факт оккупации новых территорий, что питает имперский дух власти и народа.
Однако следует понимать, что геополитическое доминирование в XXI веке — это роскошь экономически развитых государств. Страны, которые целиком зависят от цен на нефть и газ (к тому же имеют примитивную сырьевую экономику) — находятся в состоянии риска, даже если они обладают ядерным оружием и мощной армией. Именно разнонаправленность векторов, определяющих прирост ВВП и расходы на вооруженные силы, является дестабилизирующим фактором для экономически слабых государств. А это означает лишь одно — Россию ожидает участь бывшего СССР.

Наблюдая за радостью россиян по поводу аннексии Крыма, а затем и в день празднования годовщины этого позорного события, ловишь себя на мысли: все увиденное напоминает наркотическую эйфорию, момент наивысшего счастья, которые толпа может проживать совместно, например, на стадионе, когда любимая команда забивает гол в ворота соперника. Нечто подобное можно увидеть и на кадрах кинохроники, снятых после подписания в Потсдаме Акта о капитуляции Германии, то есть — Победы над ней и всеми участниками гитлеровской коалиции. Неужели россияне ставят эти два события — взятие Берлина и оккупацию Крыма — на одну доску?

Именно этой бесчеловечной радости от кражи у соседа земли украинцы не простят россиянам — если и будет прощение, то очень нескоро. Получается, что Гитлер был относительно «порядочным оккупантом», ведь нападал он на страны, где жили народы чужого ментального поля, а не «братский» народ, о чем, по крайней мере, часто любили утверждать кремлевские идеологи во все исторические времена. А ведь именно украинский народ, который потерял по разным свидетельствам от 8 до 10 млн. жизней, и вся территория которого была оккупирована немцами, ковал эту победу вместе с другими народами Советского Союза. А теперь сам оказался под оккупацией «старшего брата».

Нынешнее милитаристски-помпезное празднование дня Победы в России чем-то напоминает прошлогоднюю Олимпиаду в Сочи: такой же пафос, такие же чрезмерные и нерациональные бюджетные затраты, что свидетельствует об имиджевой и идеологической составляющей этого юбилея — лучше бы вспомнили о малочисленных ветеранах, которые ежегодно уходят из жизни так и не дождавшись обещанных властью щедрот.

Собственно, Победа — это единственный российский бренд за последние десятилетия, которым россияне не перестают гордиться — ведь больше особо нечем (экономика в яме, ракеты не взлетают или падают после старта, жизнь граждан становится все хуже). Нынешний «праздник со слезами на глазах» очень напоминает ширму, которой, как правило, пытаются закрыть обшарпанный фасад старого дома, нуждающегося в ремонте. Сверху красиво, а за самой декорацией — ужас...

Массовый национал-патриотический психоз, захлестнувший Россию (везде враги — внешние и внутренние!), это феномен, который еще предстоит в совершенстве исследовать специалистам по социальной психологии и политологам. Ясно лишь одно: государственные средства массовой информации и пропаганды в РФ вполне отрабатывают свой хлеб и ждать какого-то просветления в головах россиян можно только тогда, когда Украина победит и продемонстрирует первые весомые плоды своего экономического развития и общественного согласия, чего так боится Кремль.

Итак, война на Донбассе — это ожесточенная борьба за реальную независимость Украины. Ни больше, ни меньше. Именно осознание этого постулата должно объединить страну, стать главной национальной идеей на ближайшие годы.

11 914

Читайте также

Политика
Россия + Крым: «новая страна» или архаика?..

Россия + Крым: «новая страна» или архаика?..

За последние сто лет понятие «Украины» обрело новое, национально-культурное и политическое содержание. Представления о России, наоборот, мало изменились. Причина одна — русская национальная идентичность за годы Советской власти оказалась законсервированной, в то время, как украинская — стала более современной.

Владимир Кравченко
Общество
Травмы России в ХХI веке

Травмы России в ХХI веке

Путинский проект сегодня представляет собой союз крупных монополий с государством; ориентацию общества на создание колониальной империи (за счет внешних врагов); сплочение общества против этих внешних врагов для экспроприации их бизнесов и аннексии их территорий; нагнетание в обществе агрессии против внешних врагов и готовность к войне с внешними врагами; опора на полицию и армию против общественных протестов, доведенная до создания военно-полицейского режима и тотальное оболванивание населения через СМИ. Это — имперско-фашистский проект.

Сергей Дацюк
Политика
Майдан vs. пророссийские инсургенты: сравнительная таблица

Майдан vs. пророссийские инсургенты: сравнительная таблица

Российская пропаганда упорно муссирует тезис о «двойных стандартах»: почему, дескать, вашим на Майдане можно, а нашим на востоке Украины нельзя? Что ж — развернутый ответ на этот вопрос я свел в таблицу, из которой видно, в чем принципиальные различия между этими двумя ситуациями.

Юрий Нестеренко