Политика

Причины Третьей мировой войны

Причины Третьей мировой войны

Для начала постулат.

Все цивилизации на всех планетах проходят этап больших войн, которые мы называем мировыми, в хронологически очень узком диапазоне своего развития — когда цивилизация начинает переходить от аграрности к промышленности. То есть перестает кормиться «с грунта» и строит масштабную техносферу, массово коагулируя в города. Нас интересует именно момент начала демографического перехода, когда сельского населения еще полно, и его можно мобилизовать в многомиллионные армии, а промышленность уже вовсю пыхтит, позволяя делать достаточно производительные орудия убийства, могущие приносить богу смерти многомиллионные «урожаи».

Цивилизованный мир нашей планеты (т.н. «Запад») свои мировые войны уже отыграл. У развитых стран уже нет мобилизационного потенциала для мировых войн, поэтому мы перешли к спецоперациям и гибридным войнам.

Иное дело Третий мир...

Физик Сергей Капица, применивший физические методы для изучения народонаселения и тем самым внесший немалый вклад в науку демографию, как-то в личной беседе сказал мне:

— Я не исключаю, что будет Третья мировая война. Но будет она в пределах Третьего мира. Где-нибудь на Ближнем востоке.

Факт личной беседы я упомянул не хвастовства ради, а исключительно для тех, кто читал работы Капицы, но этого утверждения там не нашел. Может быть, оно где-то и есть, но лично мне не попадалось, потому и ссылаюсь на собственные уши.

Человек, который долго чем-то занимается, начинает чувствовать изучаемый материал — ткань своего предмета, как чувствовал электричество Тесла, как чувствовал механику Архимед. Так Капица чувствовал планету, точнее, материю ее миллиардного народонаселения. И мне кажется, в своем пророчестве он не ошибся.

Почему?

Потому, что, помимо Капицы, есть и другие люди, которые занимаются народонаселением и его поведением в больших (временных и количественных) масштабах. Например, климатолог Владимир Клименко, о котором я в свое время целую книгу написал. Член-корреспондент Академии наук Клименко занимается влиянием климатических колебаний на человеческую историю. И если вкратце, то его выводы таковы: в эпоху ухудшения климата начинается всякая нервотрёпка. А именно — крепнут империи, осуществляются великие завоевания. А в эпоху улучшения климата империи, напротив, разваливаются, начинаются разброд и шатания.

При этом надо четко понимать: колебания климата в одну (похолодание) или другую (потепление) сторону приводят к разным последствиям в разных регионах земного шара. Потому что климат — явление «пятнистое». Например, глобальное потепление, которое мы сейчас переживаем, в каких-то местах планеты приводит к улучшению климата. Так, скажем, происходит в России, где отступление вечной мерзлоты подарит россиянам новые пахотные земли размером с Францию. Именно поэтому мы и живем в распадающейся империи... Ну, а где-то, наоборот, происходит резкое ухудшение климата за счет иссушения. Так происходит в аридных зонах. То есть на Ближнем востоке. Там пахнет интеграционными процессами.

Далее я буду приводить только цифры и факты без всяких комментариев, поскольку цифры эти говорят о происходящем лучше любых комментариев.

Итак.

Знаете ли вы, что только за последний год количество осадков в Иране снизилось на 20%? Две трети (!) иранских городов и городков страдают от катастрофической нехватки воды. Тысячи деревень живут на привозной воде.

Некогда полноводная и широкая река Иранского нагорья Заяндеруд, обеспечивавшая водой сотни тысяч людей, в настоящий момент перестала существовать. Она полностью пересохла! А крупнейшее озеро Урмия за последние двадцать лет потеряло 95% запасов воды. Это напоминает трагедию с нашим Аральским морем. Еще живы люди, служившие там в Среднеазиатском пароходстве. А теперь Арала нет, а огромные корабли лежат на выбеленном солью высохшем дне...

Сегодня в Иране водная катастрофа расценивается, как опасность № 1, обогнав даже такого врага, как Израиль. И ООН с этим мнением иранского истеблишмента согласна, потому что по всему Ирану села и города превращаются в пустыню. Если так пойдет и дальше (а оно так и пойдет), 70% жителей Иранского нагорья будут вынуждены покинуть его, поскольку жить в этой пустыне станет попросту невозможно. А что такое 70% иранцев?

Это 60 миллионов человек — так, на минуточку. Куда им идти?

И такое творится не только в Иране. Пакистан. Сирия, Иордания, Египет... Египет, некогда кормивший зерном всю Римскую империю, сейчас завозит пшеницу из России. В Египте проблема иссушения усугубляется еще и тем, что в страдающей от обезвоживания Эфиопии, откуда вытекает Нил, начали строить плотины, решив удержать у себя драгоценный ресурс. То же самое делает и Турция — перегораживает свои реки, текущие в Сирию. Запрудив Евфрат дамбой, турки на треть сократили приток пресной воды в Сирию. Самим не хватает!

В Йемене, в некоторых районах, пайка воды уже урезана до 1 литра в сутки на человека.

В Сирии высохло более 400 тысяч колодцев. В результате четверть миллиона крестьян были вынуждены покинуть насиженные места.

В Ираке, на севере этой страны, посадки зерновых упали на 95%. Там даже традиционные финики выращивать все сложнее и сложнее — если раньше в Ираке было 33 миллиона финиковых пальм, то сейчас осталось всего 8 миллионов. Поливать нечем!

Иными словами, мы имеем ситуацию ножниц: с одной стороны — стремительно растущее из-за высокой рождаемости население, с другой — стремительно сокращающиеся ресурсы. Резко падает несущая способность территории. И куда девать десятки миллионов лишних ртов?

Они просто обречены сгореть в огне большой войны. Так бывало в истории всегда. Сначала на территории с ухудшающимся климатом происходит жесточайшая междоусобица, в результате которой власть берет кто-то один — самый жестокий и непримиримый (так кристаллизуется империя), а затем следует военный поход вовне, по градиенту увлажненности.

Состоится ли поход вовне на сей раз, учитывая, что самая богатая пресной водой страна — Россия, а также тот факт, что именно на территории России располагаются «традиционно исламские земли», на которые претендует, например, Исламское государство — первый претендент на зерно имперской кристаллизации? Можем ли мы надеяться, что пожар Третьей мировой нас не заденет, а благополучно выжжет лишнее население только внутри аридного ареала?

Полезут ли десятки миллионов лишних людей «наверх» — сначала в мягкое подбрюшье России — Среднюю Азию, а потом и в саму Россию? И сможет ли Россия воспользоваться своим ядерным оружием, если инфильтрация будет происходить как в анекдоте про китайцев — «многочисленными мелкими отрядами по сто тысяч человек»? Ясно одно — демографических ресурсов для такой войны у России нет.

Поможет ли нам в борьбе Запад, учитывая, что с Западом, да и с целым миром мы умудрились рассориться из-за того, что напали на своего ближайшего союзника — Украину, который тоже не станет нам помогать? Не придётся ли нам за это иудино предательство заплатить страшную цену?

37 011

Читайте также

Общество
Плохие последствия улучшения климата

Плохие последствия улучшения климата

Помощи стране ждать неоткуда — никому не будет дела до проблем теплеющей России, когда Европа начнёт замерзать, а на Ближнем Востоке будет вовсю разрастаться кровавое месиво взаимного уничтожения миллионов «лишних» людей. Противоречивые вызовы истории также не будут способствовать лёгкости решения проблем.

Андрей Скляров
Общество
Ювенильное море

Ювенильное море

Я уже писал ранее на Руфабуле о возможности Третьей мировой войны — с климатически-географической точки зрения. Теперь хочу зайти на тему с другого угла — от демографии. Посмотрим, совпадут ли выводы...

Александр Никонов
Злоба дня
PEGIDA — не болезнь. Это симптом

PEGIDA — не болезнь. Это симптом

Прежде чем воротить нос от движений, подобных ПЕГИДА или «Альтернатива для Германии», нужно понять, что их появление — не более, чем следствие собственных ошибок истеблишмента. Нытьё «никаких нервов не хватает» и «о чём с ними разговаривать» не может быть принято в оправдание. И тот, кто не владеет риторическим искусством и не располагает должным самообладанием, чтобы вести дискуссию, должен немедленно прекратить болтовню о «свободе слова», нарядиться в саван и отправиться подыхать в Лугандонию или пакистанскую Зону племён, потому что именно там собрались их настоящие сторонники.

Вадим Давыдов