Злоба дня

Русский замкнутый круг

Русский замкнутый круг

Свежий обзор русской блогосферы: квантовомеханическая война, русская ирредента на просторах Ближнего Востока, святая Мотрола и сакральная промежность.

Компромиссное предложение

Раз уж саудитам и американцам так не нравится Асад, то президентом Сирии можно сделать Януковича.

Павел Пряников

Наше управляемое

Ну нет у нас управляемых бомб, чего вы пристали? У нас только оппозиция и СМИ управляемые.

Экономика РФ 

Очередная путинская афера

Я не знаю, надо ли писать, что я считаю всю эту путинскую сирийскую аферу невероятной глупостью?
Почему?
1. Во-первых, потому, что война в Сирии не будет так популярна в народе, как война в Донбассе. Война в Донбассе имела очевидный националистический оттенок: «защитим русских братьев против бендеровских фашистов».
Такое всегда нравится обывателям: им нравится ничего персонально не делая, ощущать себя частью огромной силы, способной защищаться и даже нападать, быть жестокой и активной, неумолимой и мощной.
Война в Донбассе давала обывателю такую возможность. В том числе не только с помощью официальных средств пропаганды, но и в еще большей степени всей этой националистической швали: Прилепин, Шергунов, Лимонов и пр.
Помимо этого, война в Донбассе считывалась еще и как продолжение сюжета с захватом Крыма. Как средство закрепления этого приобретения. А в силу архаичности российского национального менталитета, территориальные приобретения имеют по-прежнему в массовом сознании самый большой вес. Намного больший, чем даже просто стабильный рост доходов, например.
Ничего этого сказать про Сирию нельзя. Сирийские алавиты и тем более вообще — мусульмане не воспринимаются большинством россиян как братья. Никаких территориальных приобретений Россия там заведомо получить не может. Война никогда не будет воспринята как своя, важная и геополитически ценная.
Она будет напоминать Афганистан, Анголу, Вьетнам и прочие малопонятные и невдохновлящие авантюры позднего совка. Отсюда злорадство, с которым среднестатистический россиянин комментирует предложение Кадырова направить в Сирию сухопутные войска: мол вот и иди туда со своим войском! Счастливо там сдохнуть!
2. Даже если предположить, что российская армия добьется там значительных успехов, то совершенно очевидно, что это произойдет нескоро и ценой огромных потерь не только в утилитарном военном смысле, но и с точки зрения международного позиционирования. Конфликт со всем суннитским миром не пройдет России даром.
А США точно не допустят того, чтобы Россия получила в результате этого успеха какие-то существенные дивиденды. Асад в любом случае не удержится в своем кресле, а пришедший ему на смену персонаж предпочтет договориться с саудитами и американцами, а не с Путиным. Как это сделал, в свое время, Анвар Садат. Хоть бы даже новый сирийский вождь будет ставленником Москвы.
Если же на место Асада удастся поставить своего в доску парня, то издержки удержания его у власти сильно превзойдут затраты на удержание у власти Бабрака Кармаля и Наджибуллы во времена афганской эпопеи.
Россия сегодня находится не в том финансовом положении, чтобы позволить себе роскошь поддержания таких нежизнеспособных режимов из-за исключительно лишь своих собственных (довольно экзотических) представлений о легитимности и приоритете государственного суверенитета над правами человека.
3. Вступив в конфликт в Сирии на стороне алавитского меньшинства мы провоцируем суннитские нефтянные арабские монархии (и прежде всего Саудовскую Аравию) на повторение демпинга образца 1986 года. Чем все это кончилось в прошлый раз — всем известно.
С той только разницей, что сегодняшняя Россия имеет экономику и человеческий потенциал почти в два раза меньше советского и к тому же ее нынешнее экономическое состояние и прежде всего — состояние ее промышленных производственных фондов значительно хуже, чем в конце восьмидесятых. А значит экономическая катастрофа и наступит быстрее и масштаб ее будет куда более глубокий.
4. Международная изоляция России будет углубляться. Санкции никто отменять не собирается. Доступ к инвестициям будет закрыт наглухо. Ирану (сотрудничеством с которым в сирийском конфликте так гордится Кремль) выгодно углубление этой изоляции: ведь Иран, после снятия санкций, рассчитывает занять место России на нефтяном и газовом рынках.
Разумеется, международная изоляция России тут как нельзя кстати! Не исключено, что Иран демонстрирует солидарность с Россией в сирийском вопросе лишь для того, чтобы поглубже втянуть Россию в этот конфликт на заведомо проигрышной стороне. Ведь главным бенефициаром превращения России в страну-изгоя будет именно он...

Кох Альфред

«Крутой парень» в кольце фронтов

Путин, выступавший в ООН впервые за последние 10 лет, считает имидж «крутого парня» на международной арене главным аргументом, который остался у него для сохранения его власти в России. Негласный путинский контракт с российским народом пятнадцатилетней давности предусматривал стабильное повышение жизненного уровня в обмен на права человека и демократию. Но сегодня прославлять экономические достижения России не под силу даже кремлевской пропагандистской машине. И легитимизация диктаторского правления Путина базируется только на тезисе о его незаменимости в тот исторический момент, когда крепость «Русского мира» оказалась в окружении врагов, в создании которых он является экспертом. Когда стало очевидным, что дальнейшие боевые действия в Украине чреваты серьезными политическими издержками в виде нескончаемого потока «груза 200», Путину понадобились новые фронты. И он нашел их в Сирии и в ООН.

Гарри Каспаров

Поцреотические шизики опять всё

А между тем российский телевизор уже захлёбывается от восторга, расписывая триумф путинских соколов в небе Сирии. Выясняется, что Россия не только всех переиграла, добровольно нырнув в ближневосточную кровавую кашу, но и уже добилась в этом выдающихся успехов. Интересно, когда дело дойдёт до посылки сухопутного ограниченного контингента воинов-интернационалистов?
А «Новороссия» — всё.
Поцреотические шизики заламывают руки и льют горькие слёзки. Оказалось, что русская ирредента теперь будет разворачиваться на привольных просторах Ближнего Востока.

Илья Лазаренко

Враг моего врага не всегда мой друг

Уже начался вой недалекой рукопожатной общественности в стиле Ахеджаковой: «ай прости нас ИГИЛ, ай прости нас Фронт ан-Нусра (филиал Аль-Каиды), ай прости нас травоядная сирийская оппозиция»! Иначе как безумием это назвать нельзя. Путин конечно может быть сто раз плохим, но замечательные бородатые люди из ИГИЛ и Нусры с компанией в миллион раз хуже, по сравнению с ними Путин светоч либерализма и светскости. Здесь не действует принцип «враг моего врага — мой друг», логичнее придерживаться нейтралитета в этом конфликте.
Тут еще важно заметить, что никакой «демократической оппозиции» в Сирии нет в привычном для нас понимании. Это никак не благообразные белоленточные болотники, образ которых может предстать перед мысленным взором любого, кто услышит словосочетание «демократическая оппозиция». Демократы в таких регионах это обычно в сухом остатке разного рода «братья мусульмане». Не стоит серьезно воспринимать попытки ряда политических эмигрантов из арабских стран, получивших высшее образование в Европе, создать образ этаких либералов в западном понимании, которых преследует «кровавый диктатор», эти вестернизированные люди в явном меньшинстве и их влияние на соплеменников незначительно. Более того, как правило, весь западный лоск быстро слетает с этих арабских «либералов» и записных сторонников мультикультурности, когда дело доходит до вопроса взаимодействия с этническими и религиозными меньшинства у себя на родине. Война в Сирии это не война абстрактных демократов и либералов против условного диктатора, это война арабов суннитов против алавитов, христиан и этнических меньшинств, вроде курдов. Победа наименее светской силы, а это мусульмане сунниты, закончится резней и разрушением памятников искусства и архитектуры. Такие полиэтнические и полирелигиозные общества вообще малопригодны для либеральной демократии, подходящей для гомогенных национальных государств европейского типа.
Решить проблему может только или распад Сирии на алавитско-христианску, курдскую и суннитскую части, или светская диктатура с ограниченным пропорциональным представительством. Фактически на примере того же Египта в США уже поняли, что все альтернативы диктатуре светских военных еще хуже, сейчас наметилось изменение позиции и даже по Сирии, о чем недавно признался госсекретарь Джон Керри.
Стоит парировать еще один странный аргумент, что, дескать, Россия, начав операцию в Сирии, испортила отношения со всем арабо-мусульманским миром, будто со времен Афганистана и Чечни они были хорошие? Иметь устойчивые хорошие отношения с мусульманами вообще невозможно, особенно с учетом их концепции «территории войны», а это почти все, что не дар аль-ислам, сказки сторонников евроислама можно оставить для бедных. Никакого евроислама или либерального ислама не существует, поэтому ИГИЛ это не искажение исламского учение, а как раз дословное ему следование в духе 7 и 8 веков.
Безусловно, наземная операция против ИГИЛ и прочих подобных организаций необходима, но ее должны проводить развитые страны с сильной экономикой, Россия по целому перечню показателей к ним явно не относится. Когда вымирают города, разваливается экономика, а рождаемость бьет рекорды только среди мигрантов, это явно не самое время проводить дорогие операции за морем с сомнительным результатом, но даже при таком раскладе лить крокодильи слезы по бородатым младенцам не стоит, так как они вас бы убили не задумываясь.

Антон Громов

«Бог умер для нас так давно, что это уже не имеет вообще никакого значения»

В библиотеке не всегда можно найти, то, что ты хочешь. А если найдешь, тебе могут не дать. В тюремной библиотеке, к примеру, нам почему-то нельзя было заказывать книги по психологии и управлению. Видимо, боялись, что мы, начитавшись профильной литературы, загипнотизируем охрану и начнем ими манипулировать. Зато можно было заказывать многое другое. Террористические статьи моих сокамерников не стали препятствием, чтобы запросить в срочном порядке к нам в камеру «Записки террориста» Бориса Савинкова, а вслед за ними его же «Конь бледный» и «Конь вороной».
Мне хотелось познакомить моих «террористических» сокамерников с работами их предшественников-практиков. Литература пришлась кстати, ребята читали ее запоем днем и ночью. Лежащий на соседней со мной койке Ваня, перебирал страницы библиотечным книги с просветленным лицом ангела. Святой, с упоением читающий о старом русском терроре.
Никакого озлобления, ожесточения. Только светлая идея положить «свою душу за други своя».
Юра, лежащий внизу, читал эти книги по-другому. Суровый, ожесточенный, с мрачным отчаявшимся взглядом, он хмуро перелистывал страницы, вздрагивая и сжимаясь, находя что-то важное для себя или что-то с чем он был не согласен.
Для них Савинков устарел. «Слишком много рефлексии», — говорил Иван. «Слишком много соплей», — поддерживал Юра.
«К чему все эти полурелигиозные метания?», — спрашивали оба. «Разве не понятно? Есть враг и он должен быть уничтожен».
Однажды уже стемнело и мы разливали чай в металлические кружки, продолжая спорить о совести и террористах прошлого и настоящего.
Иван натянул рукав кофты, чтобы не обжечься о кружку, подхватил ее и выдал:
«Понимаешь. Бог умер для нас так давно, что это уже не имеет вообще никакого значения».

Даниил Константинов

Возможно всё!

В гибридной войне возможно и вместе, и против. Знаете, такая квантовомеханическая война, суперпозиция двух состояний: война против пиндосов и война вместе с пиндосами.

Андрей Пионтковский

Беспрецедентная наглость, граничащая с отчаянием

В течение многих веков Россия являлась отнюдь не гегемоном, а лишь исправным поставщиком пушечного мяса для различного масштаба военных разборок.
70 лет назад, пройдя через ад второй мировой войны и заплатив за право голоса на Ялтинской конференции десятками миллионов жизней, мрачная наследница СССР в настоящее время навязчиво и беспардонно предлагает свои услуги по урегулированию крупного ближневосточного кризиса.
И это, перед лицом всего мирового сообщества, говорят те самые горе-миротворцы, которые в прошлом году сбили малайзийский «Боинг» и вторглись в Украину, где остаются и по сей день.
Критикуя ООН как организацию, якобы неспособную эффективно решать конфликтные вопросы, российское руководство представляет собой жалкое подобие былого могущества. Даже комедийный Хрущёв с его ботинком по трибуне — для нынешних евразийских чиновников — поистине недосягаемая величина.
Эта беспрецедентная наглость, граничащая с отчаянием, является осознанием полной невостребованности России в прежних её нехитрых качествах, даже в виде мирового пугала.
Гигантская политическая пропасть между «этой страной» и цивилизацией проступила ясно и отчётливо.

Алина Витухновская

Компания кровавого Влада

Ну и чтобы немного понимать масштабы: начиная с сентября прошлого года и по настоящий момент, США нанесли пять тысяч пятьсот девяносто авиаударов по Сирии и Ираку. Ещё полторы тысячи нанесено другими членами коалиции, включающей, в том числе, Австралию, Канаду и Данию. Вот в такую кровожадную компанию вписался Путин.

Артем Северский

Бежать из «Великой России»

Каждый раз, когда Владимир Владимирович произносит «Великая Россия», в мире становится больше на одного российского эмигранта.

Усы Пескова

Опять переиграл или все же нет?

Если все противники Путина так уверены, что бомбежки Сирии приближают его крах, то происходящему нужно радоваться дружно! А радости что-то не видно. Значит, не уверены. Выходит, он опять всех переиграл?
Радость только у т.н. патриотов. Одно из двух: или они имеют на то основания, или они и есть та самая пятая колонна, организованно толкающая государство к гибели. Что верно — не знаю.

Ярослав Бутаков

Русский замкнутый круг

К сегодняшней «сенсации».
Ничего нового. Типичное воспроизведение алгоритма русской истории. Ничем не ограниченная верховная власть не желает вступать на путь структурной модернизации страны, ибо она предполагает в перспективе её ограничение. Величие страны ищется в той сфере, где такое ограничение не только не угрожает, а, напротив, кажется чем-то неуместным — в войнах.

сергей сергеев

Снисходительное отношение к предрассудкам

Характерна история памятника погибшим морякам, расположенного на лиепайском побережье. В 1977 году его построили латышские скульпторы — и хотя с архитектурной точки зрения это грубая, рубленая советская поделка а-ля «Родина-мать», в ее основе заложена правдивая и в общем трогающая душу история — олицетворение матери, жены и дочери, всматривающихся в горизонт в ожидании сына, мужа и отца, которые, кажется, вот-вот должны вернуться, но не вернутся уже никогда. На табличке памятника латышское лирическое четверостишие соседствует с надписью на русском — «Рыбакам и морякам, погибшим в море». Получилась красивая и идиллистическая вещь — большинство моряков (по понятным причинам) в Лиепае были русскими, а рыбаков — латышами.
И вот, в 2000-м году латвийский политический истеблишмент решил уважить поколения курляндских рыбаков, установив на этом памятнике еще одну табличку, в которой сообщается, что отныне памятник стоит в честь экипажа американского шпионского самолета, сбитого советскими ВВС в 1950-м году возле лиепайского берега. Произошло это спустя год после того, как президентом Латвии стала гражданка Канады Вайра Вике-Фрейберга. У многих моих сограждан подобные эпизоды вызывают негодование, но по большому счету для обывателя единственно правильное отношение к политике, национальным и государственным предрассудкам — снисходительное. В глобализированном XXI веке их значение исчезающе мало, и что в Могадишо, что в Сан-Паулу ты создаешь себя сам.

Pavel Nesterov

Святая Моторола

Ольшанский объяснил, почему он против участия России в войне с ИГ
[Кстати, в самом деле объяснил, на РСН, там короче такой смысл, что вот когда «мы» — говорит Ольшанский — воевали в Украине, то против нас был весь мир, душили санкциями и прочее, ещё немного и кремлёвским мразям был бы пиздец, и правил бы нами святой Моторола, а это охуенно. Зато теперь Россия воюет в Сирии и весь мир снова на её стороне, и значит кремлёвским упырям не пиздец, вот же какое горе, не надо в Сирии воевать. Но я ведь уже говорил, надо просто взять святую Моторолу и отвести домой к Митеньке, пусть он правит Митенькой уже сейчас, очень весело получится, вот увидите]

Станислав Яковлев

Россию побеждать бесполезно

Нас не убить! Если Tesla и Apple заполонят мир электромобилями, и нефть перестанут покупать, мы снова перейдём на мёд и соболиные шкурки!

Мuнистерство Любви

Идейные скины с пейсами

Насчет заявления господина Носика на тему «чем больше арабов убьют, тем лучше, включая женщин и детей, потому что дети вырастут, а женщины новых арабов нарожают» имею сказать, что такую лютую правость на русской почве я ушами слышал последний раз где-то в средней школе, когда тусил с идейными скинами, а среди них было много людей суровых, немирных, бесстрашных, не шибко умных, прямых как линейка и однозначных как Владимир Вольфович. Не могу сказать, что нынче совсем уж не вижу такого глазами, ибо имею ходы на тематические теплые ламповые форумы, но там люди такое под кличками-псевдонимами пишут, в глаза другим не глядя, а зная их уровень паранойи, не исключаю, что через Тор.
Впечатлен. Дружественно зигую малой.

Дмитрий Бавырин

«Так им и надо, и ни разу не жалко. Осталось только все выходы заминировать, чтобы не экспортировали джихад в Европу»

Ко мне — как и к любому израильтянину — эта реплика относится лишь отчасти, потому что Сирия много лет была для нас не потенциальным, а совершенно реальным военным противником, и знать про неё пришлось больше, чем хотелось. Кто б ни бомбил сегодня Сирию, я это горячо приветствую, а если её вообще сотрут с лица Земли — не огорчусь ни разу, только спасибо скажу. Сапрыкин давеча укорял меня за то, что я напрасно сравниваю Сирию с нацистской Германией, но с чем ещё сравнивать страну, в которой за места в первом после обретения независимости парламенте боролись национал-социалистическая партия и коммунисты, причём нацисты с огромным перевесом победили? С чем ещё сравнить страну, принявшую у себя беглых нацистских преступников, чтобы перенять их опыт геноцида?! За последние 70 лет Ближний Восток не видел от Сирии ничего, кроме агрессии, войн, людоедства, разрухи и горя. До 2011 года они весь этот ужас экспортировали в сопредельные государства, с 2011 года сами жнут ими же посеянную бурю. Так им и надо, и ни разу не жалко. Осталось только все выходы заминировать, чтобы не экспортировали джихад в Европу.
Министерство обороны РФ хвастается, что наши самолёты козырно вчера отбомбились по сирийским целям — ну и ура. Что эти цели не имели никакого отношения к Исламскому государству, совершенно плевать. По целям Исламского государства коалиция уже сделала 9000 вылетов, и сделает ещё несколько раз по столько же, если потребуется. Любые бомбардировки гражданских объектов имеют один результат: они уничтожают ту страну, на территорию которой падают бомбы. Разрушаются дома, дороги, инфраструктура, гибнут жители. Избиратели Национал-социалистической партии Сирии получают ровно то, за что они проголосовали — как получили их немецкие кумиры 70 лет назад. Меня во всей этой истории радует то, что ВВС Израиля никак в ней не задействованы, и не тратят на боевые вылеты бензин, который в Израиле очень дорог. В России бензин подешевле, и есть какая-то высшая справедливость в том, что за уничтожение гражданской инфраструктуры Сирии платят сегодня россияне по дешёвке, а не израильтяне задорого.
Безотносительно к сказанному, я не готов сказать, чем живопись Мантеньи круче полотен Ван Эйка. Но могу проиллюстрировать пост картинами обоих, что и делаю. А сирийцы пусть готовятся к новым бомбардировкам: нехуй было за нацистскую партию голосовать и геноцид христиан в Ливане устраивать. Хуячь, Владимир Владимирович, ковровыми, не стесняйся, be my guest. А что дети, которые погибли при бомбёжках, с тебя на том свете спросят, зачем ты их убил — лично я в загробную жизнь не верю, так что просто прими иудаизм и расслабься, не спросят они тебя ни о чём. Придёт Машиах, и все, кому положено, воскреснут, включая сирийских детей. И никаких глупых вопросов задавать не будут, а отправятся навеки в Эдемский сад.

Антон Носик

Секта псевдоправославных бандитов с уголовной этикой Петербурга девяностых

В современном российском обществе любой, даже самый очевидный вопрос о добре и зле оказывается неразрешимым. Можно ли воровать? Можно ли обманывать? Убивать — это этично или нет? На каждый такой вопрос в России теперь принято отвечать, что все не так однозначно. Вашими стараниями нация деморализована и дезориентирована. Ложь и лицемерие — удобный для вас инструмент управления массами, вам это выгодно и удобно, но каждый случай использования этого инструмента становится болезненным ударом по всему обществу, и каждый очередной удар может оказаться смертельным. Вы решаете свои текущие проблемы, не обращая внимания на то, что роете яму самим же себе. «Все не так однозначно», — это вам хором ответит толпа, от которой вам когда-нибудь придется убегать. Я догадываюсь, что вы боитесь этой толпы, но просто имейте в виду, это же вы ее создали, и винить кроме вас самих — некого. Высшая доблесть для вас — говорить «это не мы», даже если вас ловят за руку. Вы всерьез хотите остаться в истории положительными героями, будучи носителями такой повадки?
Изолировав себя и свой номенклатурный класс от общества, вы изолировали себя и от реальности. Мы, по нашу сторону разделяющей нас с вами стены, каждый раз вздрагиваем, когда очередной ваш соратник, желая показать себя мыслителем, выходит на трибуну и рассказывает о «чипизации населения», «евроатлантическом заговоре» или «клеточной войне». Мы еще сохранили способность удивляться таким словам, вы же, в своей изоляции, только их и слышите и только им и верите. Ваши суеверия и мистицизм, картина мира читателя восьмидесятнического самиздата «про масонов» и ваше псевдоправославие, от которого пришел бы в ужас и Христос — все это давно превратило вас в тоталитарную секту, и, что важно, ваше сектантство помножено на знакомую вам, вероятнее всего, по Петербургу девяностых уголовную этику. Именно это сочетание сектантства и гангстерских представлений о благородстве по отношению к «своим» заставляет вас между законом и Турчаком выбирать Турчака.

Олег Кашин

Дело Гайзера важнее Новосирии!

История про Гайзера лично мне интереснее всякой Сирии. И все больше убеждаюсь: Гайзера закозлили потому, что он один из немногих губернаторов без федеральной крыши. Которые с крышей — воруют больше и наглее, но их трогать не будут.

Фёдор Крашенинников

Крах иллюзии демократического среднего класса

Самые сильные показатели потенциала протеста были во время кризиса 1998 года, дальше монетизация, посткризисные протесты 2008–2009 годов, слабее — массовые протесты 2011–2012 годов, потому что они все-таки затронули только население крупных городов, а дальше устойчивое снижение, указывающее на крайне низкий потенциал консолидации и солидарности.
В последнем таком всплеске, связанном с Крымом и усилением пропаганды, интересен крах самой идеи среднего класса, потому что этот всплеск происходил практически полностью за счет той среды, которая была захвачена массовыми протестами 2011–2013 годов, то есть за счет того городского класса, который считался носителем антипутинских настроений и требовал реформ. Он раскололся на неравные части, а большая часть присоединилась к Путину — это и дало прирост от 60–64% поддержки, вплоть до 87%. И протестная часть — прозападная демократическая либеральная часть российского общества — сократилась буквально до минимума. Устойчивое ядро можно оценить не более чем в 8–12%, максимум — 15%. Пузырь надувался за счет наиболее демократически и наиболее прозападно ориентированной части общества. Это интересно, потому что растаяли все надежды на то, что рыночная экономика потянет за собой формирование российского среднего класса с соответствующими установками и требованиями институциональных реформ.

Лев Гудков

Сакральная промежность

Ну, чего — местное население можно поздравить. С ним обошлись, как с толпой даунов (такой коллективный мединский). В один день поменяли болтовню про Украину на демагогию про Сирию. Теперь нашинская сакральная промежность там. Это даже не пропаганда — это просто убогое уличное кукольное представление в деревне 15-го века. Ну, ничего: спасли режим Януковича — спасем и режим Асада!! Главное, чтобы какой-нибудь Шлосберг не бегал с лопатой по безымянным кладбищам. Побольше водки, телесериалов, плакатов, транспарантов — и все шито-крыто, сакральненько.

Евгений Понасенков

Даже Сомалиленд лучше Новороссии!

Непризнанная Республика Сомалиленд относительно стабильно существует уже два десятилетия. В 2003 г. Международная кризисная группа рекомендовала предоставить Сомалиленду временный статус наблюдателя в международных организациях, в т. ч. в Африканском союзе.
Как видим, сомалилендцам удалось построить наиболее стабильное и свободное государство из всех «осколков» Сомали, опережающая по уровню своей демократичности не только своих неспокойных соседей, но динамично развивающуюся Кению. При этом за плечами северян не стоит чётко выраженного «государство-покровителя» (игравшая роль временного союзника SNM Эфиопия, напротив, стремилась достичь соглашения с «едино-неделимым» Сомали), а основу их экономики составляет животноводство и грузоперевозки через порт Бербера. Почему то же самое не удаётся (и не удастся) «новороссам» в индустриальном, более перспективном с экономической точки зрения Донбассе?
Ответ кроется в «особом пути» донбасского сепаратизма. Уже давно выявлена закономерность, отличающая все непризнанные государства: все они как один заявляют о своей приверженности демократии, стараются развивать демократические институты и в перспективе обогнать по уровню свобод «материнские» государства. «Тотальная» демократизация является для них единственной «лазейкой» в Свободный Мир, залогом их грядущего признания международным сообществом. Поэтому Сомалиленд, будучи страной с крепкими исламскими ценностями, тем не менее, ведёт продуманную стратегию, поддерживая свой имидж наиболее демократического, прозападного образования на руинах Сомали. И это при том, что Запад не играл никакой роли в обретении Сомалилендом независимости в 1991 г.! Особенную роль в этой стратегии играют британские традиции, которые ассоциируются с парламентаризмом, рыночной экономикой и соблюдением прав меньшинств. Перед нами тот редкий случай, когда власти «освобождённой от пут колониализма» страны сознательно апеллируют к колониальному, имперскому прошлому. Увы, но мечты красно-коричневых сепаратистов о «Российско-Советской Империи» не похожи на ностальгию сомалилендцев по британской короне. Террористические республики Донецка и Луганска не раз противопоставляли себя «гнилым», по их мнению, демократическим ценностям, да и что говорить — сама война на Донбассе вспыхнула из-за нежелания советизированного населения данного региона подпадать под демократическое «иго» Киева. Сепаратисты умышленно мешают своему признанию и не пытаются создать даже декорации демократии, не говоря о реальных шагах по обеспечению прав и свобод своего народа.
В патологической ненависти к идеалу политической свободы, пожалуй, и состоит главная особенность постсоветских непризнанных государств. С почином в далёком 1990 г. здесь выступило Приднестровье, почти сразу же реанимировавшее советский «серпасто-молоткастый» герб и все атрибуты кондовой советчины. О каком международном признании в таком случае может идти речь? Осознавало ли «государство», выводящее свою государственность из красного тоталитаризма, то, что никто не будет с ним разговаривать? Или, быть может, всё дело в осознанном желании стать изгоем в современном мире? По крайней мере, программные заявления криминальных «отцов-основателей» ДНР и ЛНР оставляют за собой впечатление какой-то утробной ненависти ко всему «демократическому». Даже Абхазия с Южной Осетией, оставаясь такими же марионеточными пророссийскими псевдо-государствами, куда больше отвечают современным требованиям; их «государственности» покоятся хотя бы на этнических, клановых принципах, что само по себе заставляет серьёзно прислушаться к их позиции. «Новороссия» же чужда всякой этничности, русской или украинской. Своими архитекторами она задумывалась и реализовывалась как «многонациональная» страна. Следовательно, «Новороссия» лишена даже той шаткой опоры, на которой покоятся Абхазия и Южная Осетия. Вместе с Приднестровьем она выходит за рамки типичных непризнанных государств и представляет яркий пример «изгоя среди изгоев». Так что не оскорбляйте сомалийцев (по крайней северных) сравнением с «новороссами». Как мы теперь знаем, непризнанная республика непризнанной республике рознь.

Фёдор Мамонов

Стилистика анекдотов эпохи Брежнева!

Сквозь риторику, стилистику и фактуру нынешней телепропаганды, где президента разве что не называют «изумрудом яхонтовым» и неуклюже имитируют сладчайшее умиление по поводу любого его кивка и междометия, явственно проступает подтекст даже не самой брежневской эпохи, а скорее многочисленных анекдотов того времени. Что-то вроде: «Леонид Ильич прибежал вторым, а президент Никсон — предпоследним». Помните такое?
Эти, нынешние, настолько уже забили болт на всякие представления о приличиях, что ничуть не стесняются копировать стилистику анекдотов сорокалетней давности и не испытывают ни малейшего неудобства от того, что и сами становятся персонажами старых анекдотов.
Ну, а чо такого-то в самом деле? Живем-то один раз, а бабки капают. Какие вопросы, алё?

Лев Рубинштейн

Ублюдки из числа системных «борцов» с системой

А я вот очень хорошо могу себя представить лет так через пять всех этих соловьевых, киселевых, эрнстов и прочих, имя же им легион, нахмуривших бровки и дающих интервью. Примерно такими словами:
— Это было очень страшное, мрачное, тяжелое время. Это ведь, понимаете, были самые темные годы путинизма. И мы, каждый на своем месте, боролись, как могли. Конечно, нельзя было выступать открыто против. Но мы приняли сознательное решение остаться на телевидении, чтобы сделать его хоть немного лучше. Чтобы хоть намекам дать понять телезрителю, что происходит катастрофа. Мы сознательно доводили до абсурда все мэссиджи власти. Вы ведь, конечно, понимаете, что все эти «сердца геев», «радиоактивный пепел» — все это был просто гениальный троллинг!.. И он внес очень важный вклад в нашу победу, победу свободы и демократии, которой мы по праву гордимся!
И будут, ублюдки, жрать шампанское и дальше ошиваться по фуршетам. И будут собой гордиться. И те, кому сейчас двенадцать лет, будут потом мне рассказывать, что настоящими борцами против Путина были именно Эрнст, Соловьев и Киселев... А другие? А другие были настолько ничтожны, что про них они ничего и не слышали.

Димитрий Саввин

Няшная РПЦ

Если РПЦ примет для себя квир-богословие, улицы Москвы станут чище, воздух России наполнится весенней негой и свободой, мэр Новосибирска поедет на работу на велосипеде, по дороге завезя в корзинке мешок на станцию раздельного сбора мусора. Дети будут визжать от радости на новых крафтовых площадках, а кошки России станут самыми лоснящимися и ласковыми кошками мира.
Господи, заставь РПЦ принять квир-богословие.

Nadya Tolokonnikova

От «Русской Фабулы»: возможные очепятки, орфография, пунктуация и стилистика авторов сохранены в первозданном виде.

13 452

Читайте также

Злоба дня
Косплей и заместительная терапия

Косплей и заместительная терапия

Помню я лежал на нижней шконке, ближе к двери, полузанавесившись простыней. За моей головой на тумбочке лежала гора книг — самых разных. Среди них был Сорокин «День опричника» и «Сахарный кремль». «День опричника» я давно уже прочитал и отдал своему соседу сверху — молодому националисту, а по совместительству боевику одной из подмосковных ОПГ. Мы называли его «Анабол» — он ведь был очень накачан и знал все о стероидах. Закончив читать «День опричника», «Анабол» свесися с верхней полки и спросил: «А есть что-нибудь еще о ВОЗРОЖДЕНИИ РОССИИ? Мне очень понравилось». Я не знал, что ответить.

Русская Фабула
Злоба дня
Вымирайте спокойно

Вымирайте спокойно

Ну ладно элитка, 1000 семей — у неё ресурсы для потребления всегда будут, но остальное население? Кто-то из думающих людей такой стресс-тест сегодня уже продумывает? Лично вот вы как думаете выживать?
Думаю, «после» уже и помощи Запада «Нефть в обмен на продовольствие» не будет. «Сколько можно вас спасать от голода и дураков», — скажут на Западе, — «вымирайте уж спокойно».

Русская Фабула
Злоба дня
Белая Африка

Белая Африка

А я ведь ещё 5-7 лет назад говорил, что надо смотреть на опыт Африки, Россия неизбежно пойдёт по их пути.
Что роднит Африку и Россию? Оба региона сейчас — постколониальные, без институтов Первого мира, с примитивной сырьевой экономикой, но при этом уверенные — что вся сила и правда их осталась в том доколониальном мире, и надо вернуться в условный XV век, чтоб оттуда зажить правильно без всех этих заморочек Белого Мира.

Русская Фабула