Политика

Молдова притомилась от «майданов»

Молдова притомилась от «майданов»

20 июня исполнилось полгода после того, как молдавский парламент утвердил кабинет Павла Филипа. Процедура присяги проходила в обстановке, когда двери дворца трещали под напором бушующей толпы, протестующей против этой кандидатуры президента Николая Тимофти. Пафос протеста: Филип — ставленник олигархов, персонально — Влада Плахотнюка, в массовом сознании по аналогии с Украиной ассоциируемого с Игорем Коломойским. Накал страстей был столь велик, что депутатов из здания пришлось «эвакуировать», переодев в полицейскую форму.

Казалось бы, что власть, сформированная в такой атмосфере, повластвует недолго. Что ее быстро сметет волна очередного «майдана», начавшаяся в начале минувшей осени и парализовавшая политическую жизнь страны на несколько месяцев. Да она и до сих пор не угасла совсем, напомнив о себе всплеском 24 апреля с.г., когда толпа штурмовала Дом правительства и дом Плахотнюка. Да и палатки кишиневских майданщиков все еще присутствуют в центре столицы.

В этих реалиях полгода — срок немалый. И дает повод присмотреться, что же за власть родилась в пекле осенних катаклизмов 2015-го. И как она себя позиционирует, если сумела продержаться так долго.

Между Сциллой и Харибдой

Молдавский «майдан» очень специфичен. Главное его отличие от украинского в том, что он инициирован и подпитывается двумя батареями с противоположными политическими знаками — правыми (платформа «Достоинство и правда» Андрея Настасэ — DA ) и левыми (Партия социалистов Игоря Додона). Кроме того, между ними болтаются националисты Рената Усатого («Наша партия»), ратующие за самостийную Молдову, не тяготеющую ни в Европу, ни к России. Выступая за смену власти, эти силы настолько далеки друг от друга в лозунгах и манерах, что и не пытаются координировать свои действия. И даже такой атрибут «майдана», как палаточные лагеря, разбивают на разных площадях.

Этот дуализм отражает раскол молдавского общества, в котором примерно равными половинками сосуществуют еврофаны и евроскептики. Причем, в отличие от той же Украины, молдавский евроскептик вовсе не обязательно русофил. Он может быть униатом, т.е сторонником слияния с Румынией. Или националистом, ратующим за нейтралитет и варку в собственном соку. Вся эта запутанность и многослойность проявляется в том, что выборы зачастую не сопровождаются сменой курсов с определенным политическим окрасом.

Яркий пример тому — итоги последней кампании 2014, когда к власти пришли две левых партии (социалисты и коммунисты) и три правых ( Демпартия (ДП), Либерально-демократическая партия(ЛДП) и Либеральная партия (ЛП), места между которыми распределись практически поровну (46 и 45 соответственно).

Такой дуализм способствует тому, что политический профессионализм выражается в способности маневрировать между Сциллой и Харибдой двух полюсов. Особенно когда политикой заправляют «деловые люди». То есть те, кому по барабану идеологическая чистота. Да и вообще всякая политика, выходящая за рамки интересов приумножить свои капиталы. А именно такие люди создали «либерально-демократические» партии и заправляют ими. Прежде всего, это, конечно, обосновавшийся в нефтяном секторе вице-председатель ДП Плахотнюк. Не менее экзотичной фигурой является и такой политический долгожитель и богатый человек, как лидер ЛП Михай Гимпу, 18 лет возглавляющий эту партию, шесть сроков отсидевший в парламенте и даже более года в кресле президента в ранге ВРИО после ухода Владимира Воронина. Ну, а ЛДП верховодил вплоть до недавнего времени Владимир Филат, тоже бывший бизнесмен на поприще торговли бумагой и сигаретами.

Люди такого склада, рассматривающие страну как своего рода ЗАО, стараются играть политические роли тусклых, расплывчатых тонов. Этаких «умеренных националистов», которым по большому счету не нужна ни Европа, ни Румыния, ни Россия. А важно, чтобы население не сильно бузило. Поэтому они прикидываются то «либералами», то «народниками», то центристами — почти что левыми. Например, Гимпу играет образ этакого открытого и искреннего «человека из народа», способного грубовато сказать «правду-матку». Напротив, Плахотнюк лепит из себя образ интеллектуального либерала, пошедшего в политику (он — вице-спикер парламента) ради того, чтобы построить в Молдове общество по западным стандартам.

Именно такого рода политики пришли на смену восьмилетнему режиму нью-коммунистов во главе с В. Ворониным в 2009 и завладели исполнительной властью после выборов 2014 года. Они были «красной тряпкой» второго молдавского майдана (первый был в 2009). Но, вопреки всем прогнозам, выдержали напор майдана 2015 года, отдав на заклание по обвинению в коррупции премьера Влада Филата, которому грозит 19 зарешетчатых лет.

Слабость нынешних молдавских «майданщиков» не только в том, что они расколоты на два непримиримых лагеря. Но еще и в том, что у их противников при власти есть весьма резонные аргументы, указывающие: все эти DA и социалисты — лишь ширмы, за которыми скрываются дирижеры — такие же олигархи, только отодвинутые от кормушки. И потому алчные и обиженные. При этом называются Виктор и Виорел Цопы, бывшие партнеры Плахотнюка по банку Victoriabank, в свое время не только им «разутые», но отданные под суд и вынужденные скрываться в Германии. Или Илан Шор, которого сейчас прессуют, пытаясь сделать из него козла отпущения за «исчезнувший» из трех ведущих банков республики в 2014 миллиард долларов. Отнюдь не бедным является и предприниматель Ренат Усатый.

Ария Филипа

Фигура Павла Филипа, которому триумвират вручил руль управления страной в январе с.г, выглядит в нынешней политической компании несколько неожиданной и чужой. 50-летний инженер по образованию, он в своем биографическом досье — типичный производственник, прошедший, что говорится, по всем ступенькам — от станка до директора. Причем 17 лет на одном месте — обычной кондитерской фабрике, затем — еще три года на табачной. Оттуда он и попал в политику, став в 2011 министром по ИТ и связи в кабинете Юрия Лянкэ. На этом посту он пересидел четырех премьеров, пока 15 января с.г. не получил предложение от президента. Предложение, от которого уже отказались несколько персон, не желающих стать камикадзе.

Начнем с того, что Филип принял руль, не имея бюджета. Он был согласован лишь в середине июня с дыркой в 5%, покрывать которую придется за счет внешних источников.

Источники финансирования — другая проблема, которую приходится решать новому правительству. Реальность же была такова, что при предшественниках были заблокированы отношения как с МВФ и Всемирным банком, так и с Румынией. Филип преуспел и здесь: первый транш из 150 млн. румыны обещают выделить в ближайшее время, с МВФ начаты переговоры о подписании нового меморандума, а ВБ выделил кредит на ремонт дорог.

Кроме того, правительство приняло целый ряд поправок, призванных укрепить банковскую систему и, прежде всего, полномочия Национального банка Молдовы.

При этом провозглашен явно либеральный курс, признаками которого являются такие, в частности, шаги:

— правительство объявило трехмесячный меморандум на проверки предприятий и намеревается втрое сократить число контролирующих инстанций;

— принята Национальная программа экономической поддержки молодежи, согласно которой предприниматели смогут получить финансирование на развитие бизнеса на селе в размере до 300 тыс. леев на срок до 5 лет. А тем, у кого возникли задержки с платежами по погашению кредита, продлены сроки с 5 до 30 дней. При своевременном погашении 40% кредита, остаток суммы становится грантом, а процентная ставка не начисляется. Важно и то, что, в госбюджете на 2016 год на эти цели предусмотрено финансирование.

Кроме того, новая власть затеяла конституционную и административную реформы. Приняты поправки в части президентских выборов, главная из которых — возвращение к прямой процедуре голосования. Административно-территориальная реформа предполагает возврат к жудецам (уездам), существовавшим до 2003 г. и отмененным коммунистами, замененившими их 9 уездами.

Внешнеполитические акценты стали более четкими. Выбивая козыри у DA, новая власть резко усилила западный крен. С начала года в Молдове прошло сразу несколько совместных с США учений, страну посетили 17 генералов и адмиралов США, в том числе главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе американский генерал Филип Бридлав. А военный бюджет этого года увеличен на треть. Возобновил работу Совет ассоциации Молдова — ЕС, фактически ставший органом внешнего управления страной.

Оживился и процесс «румынизации» Молдовы. Новый лидер ЛДП Виорел Чиботару, сменивший арестованного Филата, сразу же заявил, что интеграция Молдовы в Румынию «является естественным процессом и лишь вопросом времени». Другой штрих: в связи с грядущими президентскими выборами в качестве возможного преемника Тимофти раскручивается бренд экс-президента Румынии Траяна Бэсеску, которому он в начале июня предоставил гражданство. Правда, шансы у «варяга» пока невелики. Мало того, что он не пользуется популярности в Молдове, есть и две юридические закавыки. Во-первых, по закону для участия в президентской гонке, требует стаж проживания 10 лет. Во-вторых, на родине против него заведены уголовные дела.

И что особенно важно, Филипп возобновил после двухлетнего перерыва переговоры о статусе Приднестровья.

Все это нравится Вашингтону и Брюсселю, которые подбадривают и поощряют нового премьера. В Кишиневе ожидается прибытие миссии МВФ, которая готова взять над ним свое шефство. Но, идя по пути либеральных преобразований, правительство уже сделало целый ряд движений, чреватых новыми социальными брожениями.

Угли спящего майдана

Свой дебют Филип отпиарил рядом социальных поблажек: добился снижения тарифов на газ и электроэнергию, цен на бензин и лекарства и даже вернул на прилавки т.н. социальный хлеб.

Но при этом он провел целый ряд мер, которые сильно не понравились публике. Чего стоит, например, принятие закона, обязывающего владельцев недвижимости раз в три года переоценивать ее стоимость. Сама по себе мера вполне разумная, если бы не совершенно драконовское положение о штрафе за непослушание — в 100 тыс. леев. Сумма эта дикая при молдавской бедности, практически означающая лишение жилья. Да и можно ли вообще карать за процедуру, о которой какие-нибудь старички в глухой деревне и слыхом не слыхивали.

Другой образчик возбуждения недовольства — отклонение парламентом очередной попытки увеличить гарантии банковских вкладов. По их уровню — 6000 леев, т.е. 270 евро — Молдова позади Европы всей. Для сравнения: в ЕС она — 100 тыс. евро, в России — 18 тыс., в Украине — более 12 тыс. Было предложено их поднять хотя бы до 900 евро. Но и эта скромная сумма не прошла, причем — под давлением правительства.

Еще более напряженный ропот вызывает вынесенный на публичное обсуждение законопроект о кондоминиуме, перекладывающий обязанности по содержанию и ремонту многоквартирных домов на жильцов. Для этого им предлагается создавать специальные фонды, формируемые за счет взносов владельцев квартир.

Да и вообще либеральный курс в смеси с евроориентацией — тема для Молдовы взрывоопасная. Слишком бедна, слишком социально нестабильна страна, чтобы приветствовать «путь к капитализму». И, тем не менее, Филип оказался серьезной находкой для правящей обоймы. И довольно уверенно действует в системе заданных координат. Да и сама Молдова, похоже, притомилась от майданов. Во всяком случае, можно с большой уверенностью прогнозировать, что до осени, до выборов эта власть продержится. А для Молдовы это уже немалое достижение.

3 665

Читайте также

Политика
Повернется ли Украина лицом к черкесам?

Повернется ли Украина лицом к черкесам?

Недавнее обращение черкесских организаций Северного Кавказа к украинскому парламенту наконец получило ответ — пусть и не совсем оттуда, откуда ожидалось. Народный депутат Верховной Рады, эпатажный Олег Ляшко, обратился к украинским парламентариям с призывом признать геноцид черкесов.

Игорь Кубанский
Злоба дня
Молдова. Затишье перед бурей?

Молдова. Затишье перед бурей?

«Оранжевые» всполохи, начавшиеся в центре Кишинева 6 сентября, недолго приковывали внимание мировых СМИ: два-три дня — не более. Поскольку протест пошел без особых эксцессов, без драк и поджогов, без человеческих жертв, он быстро выпал из новостной ленты. И это естественно, когда есть более яркие события. Но это не значит, что он закончился. Целый ряд тенденций свидетельствуют о том, что в Молдове еще не достигнут градус закипания.

Владимир Скрипов
Политика
Языковой сепаратизм молодых наций

Языковой сепаратизм молодых наций

Влияние языкового фактора на длящийся вот уже несколько месяцев конфликт в Украине сложно переоценить.
Моим главным тезисом является убеждение, что высокий статус русского языка в Украине не мешает становлению украинской политической нации.

Антон Сусов