Политика

Повернется ли Украина лицом к черкесам?

Повернется ли Украина лицом к черкесам?
The Illustrated London News. June 3, 1854. Черкесы.

Недавнее обращение черкесских организаций Северного Кавказа к украинскому парламенту наконец получило ответ — пусть и не совсем оттуда, откуда ожидалось. Народный депутат Верховной Рады, эпатажный Олег Ляшко, обратился к украинским парламентариям с призывом признать геноцид черкесов. Учитывая рост популярности этого политика в Украине (который продемонстрировали недавние президентские выборы) нельзя исключать, что лидер «Радикальной партии» сможет пролоббировать принятие законопроекта по достаточно больному для Кавказа вопросу.

Напомним, что 19 мая с просьбой о признании геноцида черкесов во время Кавказской войны к исполняющему обязанности президента Украины, председателю Верховной рады Александру Турчинову обратился ряд общественных деятелей Северного Кавказа и Израиля. Авторами обращения выступили представитель Черкесского международного национально-культурного центра «Фитинга», политолог Авраам Шмулевич (Израиль), главный редактор информационно-аналитического агентства «Натпресс» Аслан Шаззо (Республика Адыгея, РФ), историк, заслуженный работник культуры Республики Адыгея Альмир Абрегов, координатор Всемирного горского конгресса Магомед Магомедов (Мухаммад Авари, Республика Дагестан, РФ), а также член партии «Западный выбор» Эльвира Кулокова (Республика Адыгея, РФ).

Авторы обращения указывают на то, что поддерживают украинский народ «в борьбе за сохранение самобытности и суверенитета Украины» и просят парламент страны «признать страшное уничтожение, через которое прошел черкесский народ».

Некоторых подписантов этого обращения затем потянули в «Центр Э», но эти жертвы были не напрасны:

Братский черкесский народ, пострадавший от геноцида со стороны России, нуждается в нашей поддержке, — говорится в обращении депутата Верховной Рады Украины Олега Ляшко, опубликованном на его странице в Facebook, — поэтому в ближайшее время я зарегистрирую в Раде проект постановления о признании геноцида черкесов, осуществленного российскими царями и их войсками в XVIII и XIX веках.

Это сообщение было встречено с удовлетворением черкесскими деятелями:

Олег Ляшко и сегодня считается одним из авторитетных политиков, — говорит главный редактор информационно-аналитического агентства «Натпресс» Аслан Шаззо, — На выборах президента Украины он занял третью позицию. На выборах в парламент Киева его партия была на втором месте. То есть это растущая фигура, причем рост происходит стремительно...Мы, черкесы, по своей природе демократы. Как, возможно, все люди на земле. Мы обратились к тем, кто сбрасывает с себя ярмо тоталитаризма. И нас услышали. Это, на мой взгляд, главное.

Черкесское обращение в Верховную Раду было приурочено к 150-летию окончания Кавказской войны, отмечавшееся черкесскими и иными национальными организациями чуть ли не по всему Кавказу. В том числе и в Тбилиси, где Черкесский культурный центр организовал презентацию монографии профессора Сухумского госуниверситета Бежана Хоравы «Черкесы». Офис народного защитника Грузии распространил заявление, в котором призвал «не допустить где-либо повторения геноцида».

Кстати, данный геноцид Парламент Грузии признал еще в 2011 году, что вызвало одобрительный отзыв от «Черкесского Конгресса»:

Парламент Грузии, давший юридическую, правовую, моральную оценку трагедии черкесского народа, признавший геноцид черкесов на международном уровне — на уровне государства-члена ООН, поставил точку в этом вопросе... Выражаем искреннюю благодарность народу, общественности, Парламенту, всему руководству Грузии. В истории Черкесии навсегда останется тот факт, что ее возрождение после Русско-Черкесской войны началось в Грузии.

Стоит отметить, что и сам Ляшко в своем обращении отмечает, что «Грузия была первым государством, которое ответило на подобное обращение, еще в 2011 году». Учитывая ту роль, которую играли и играют грузинские политики в новой Украине — напоминание, скажем так, не лишнее. Достаточно вспомнить о деятельности в Украине экс-президента Грузии Михаила Саакашвили, одного из главных раздражителей российских «охранителей» всех мастей: его неоднократных выступлениях на Майдане, встречах с украинскими политическими деятелями (такими, как губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский), чтение им лекций перед украинскими студентами. Напомним и то, что советником президента Украины Петра Порошенко стал грузинский предприниматель и политик Каха Бендукидзе, считающийся одним из творцов реформ современной Грузии.

Учитывая это — а также возросшее влияние Олега Ляшко и его партии, имеющей неплохие перспективы на досрочных парламентских выборах, — можно согласиться с Асланом Шаззо, что «шанс признания геноцида черкесов, скажем так, не мал». Тем более, что по информации ряда украинских и российских СМИ, законопроект о признании геноцида черкесов уже зарегистрирован в Верховной Раде .

Конечно, даже если этот закон и будет принят, каких-то радикальных изменений ждать не стоит. Созданный Олегом Ляшко батальон «Украина», равно как и поддерживаемый им батальон «Азов» не переправится через давшее ему название море, чтобы поддержать восставших черкесов. Которые, впрочем, и не восстанут — черкесские национальные деятели не боевики и не шахиды, а черкесский национализм относительно светский — насколько это возможно на Кавказе.

Тем более, что не все адыги поддерживают обращение: ряд черкесских общественных деятелей, такие как председатель Краснодарской «Адыгэ Хасэ» Аскер Сохт или ведущий ГТРК «Карачаево-Черкесия» Ашемез Пхешхов, уже заявили, что вопрос геноцида «сугубо внутрироссийский». Но недооценивать возможность этого признания тоже не стоит — черкесский вопрос в Адыгее, Краснодарском крае и Карачаево-Черкессии с Кабардино-Балкарией достаточно болезненный и поддержка этой темы на международном уровне может изрядно подстегнуть местных радикалов. Тем более, что национальная тема и без того периодически поднимается в регионе: сравнительно недавно черкесскую общественность всколыхнуло убийство адыгейского подростка в краснодарской пиццерии, с неизбежным раскручиванием жупела «русского фашизма».

Ближайшее будущее Краснодарского края, равно как и тесно связанной с ним Адыгеи, в общем и целом выглядит не сильно радужным. Как бы ни хорохорился кубанский губернатор, говоря о «Крыме, как новом сильном конкуренте», очевидно, что «новый субъект РФ» оттянет часть курортников Краснодарского края. Края, где доходы от черноморских портов и курортов и по сей день составляют главную доходную часть краевого бюджета. Который, кстати, изрядно просел из-за Олимпиады в Сочи. Уже сейчас Законодательное собрание Краснодарского края внесло в Госдуму законопроект об изменении Бюджетного кодекса: после Олимпиады в Сочи Краснодарский край столкнулся «с проблемами в финансировании региональных социальных программ», в связи с чем кубанские депутаты опасаются «социальной напряженности»

Социальная напряженность в любой момент может переплестись с напряженностью национальной — особенно на Кубани, с ее этнической пестротой. Тот же Крым сейчас может быть источником и более серьезных неприятностей, нежели утраченные «курортные деньги». На состоявшемся в начале лета краевом Совете Безопасности Александр Ткачев заявил — «есть опасения, что с притоком беженцев из Украины могут проникнуть и провокаторы». И хотя он уточнил, что имеет в виду пресловутый «Правый сектор» — кто бы сомневался! — думается, кубанскому руководству следует опасаться совсем иных «беженцев». Чем бы ни закончилось все на Донбассе, рано или поздно те, кто действует там сейчас, захотят вернуться домой — а ведь есть немало свидетельств, что там есть жители и Краснодарского края — в основном те же «казаки».

Ткачев уже сообщил, что Краснодарский край готов принять у себя «беженцев», в «35 районах края работают оперативные штабы, занимающиеся размещением и оказанием гуманитарной помощи». И добавил, что когда ситуация на Донбассе стабилизируется, они могут вернуться домой, но «тем, кто захочет остаться, жить и работать в нашем крае, в Ростовской области, мы обязательно поможем». Кто прибудет под видом «беженцев» в Краснодарский край и сопредельные регионы  — можно только догадываться.

Кубанское «нереестровое казачество» в давнем контакте с разного рода «имперцами» и «националистами» из Крыма — иные из которых, опять же, нынче под Славянском и Краматорском. Где гарантия, что уже отвыкшие от мирной жизни боевики не захотят навести «Русский порядок» уже где-нибудь в России? Например, в той же Адыгее, где русские, составляющие свыше шестидесяти процентов населения, считают — и не без основания — что подвергаются национальной дискриминации? Кто помешает «вернувшимся с войны» попытаться и здесь «восстановить справедливость»? Обмен обращениями между черкесскими активистами и Ляшко неплохой повод — «адыгов поддерживают бандеры, а значит они враги». Уже никто не будет разбираться — какие именно активисты подписали это обращение и насколько существенна их поддержка у адыгейцев. Украинский кризис наглядно показал, как ненависть к носителям определенных политических взглядов переносится на весь народ. А есть еще побережье, есть юго-восточные районы края, где пустеющие станицы заселяются кавказцами, в ходе чего нет-нет, да и случаются межнациональные конфликты.

Всякое действие рождает противодействие — чье «национальное пробуждение» будет следующим? Черкесы уже зашевелились, кто дальше? Армяне? Курды? Или крымские татары, которые вполне могут вспомнить, как их ханы роднились с черкесскими князьями. Кстати, Ленинский район Крыма, над которым «взял шефство» Краснодарский край, как раз и отличается большим, по сравнению с общим населением полуострова, процентом крымско-татарского населения. Не оттуда ли ждет провокаторов губернатор Александр Ткачев? Представлен этот народ и в Краснодарском крае — крымским татарином, например, был фермер Серевер Аметов, убитый во время знаменитой резни в Кущевской. До сих пор вроде никто не смотрел на это преступление в межнациональном контексте, но ведь дурное дело не хитрое. Могут вспомнить, например, что «цапки» кичились своим православием и выставляли себя «защитниками русских». Да и вообще — чем уж так принципиально отличаются «кущевские» от «донецких»?

Очень бы хотелось ошибиться в своих прогнозах — мне совсем не нравится мысль, что на Кубани может начаться что-то хоть отдаленно похожее на донбасские события. Однако сейчас наступает такое время, что даже самые безумные и мрачные прогнозы обретают плоть и кровь.

Ну и возвращаясь к тому, с чего, собственно, начиналась эта статья. В иных блогах условно «правой» направленности мне уже доводилось встречать новость о законопроекте Ляшко с осуждением, типа: вот, мол, посмотрите, украинцы уже с черкесами готовы брататься. И хотя «блокировка» украинских националистов с кавказцами не нова, но в общем контексте истории Кубани все-таки коробит. Хотя бы потому, что черкесы — и особенно черкесские националисты — оперируя терминами типа «геноцид» ( мягко говоря, небесспорная оценка событий Кавказской войны), обвиняя в нем российскую армию нередко переносят свои оценки и на славянское население в целом. В том числе и на кубанских казаков — потомков запорожцев. Признание геноцида поставит на повестку дня вопрос о возвращении на «историческую родину» черкесской диаспоры — что кое-где уже и происходит. И логичным завершением вполне может быть выдвинут лозунг: «Оккупанты вон!» Со всеми печальными вытекающими.

Можно, конечно, осудить закон, предлагаемый Ляшко, можно будет поговорить об очередном «предательстве славянского братства», если закон будет принят, но, если честно, у меня язык не повернется сказать что-то подобное. После активного участия кубанских казаков в событиях в Крыму, после всей агрессивной «антибандеровской» риторики наших чиновников и «атаманов» сложно осуждать украинских «свидомых» за то, что с их глаз постепенно спадает пелена наивно-ностальгических иллюзий о «Малиновом Клине».

Я наблюдал немало людей, позиционирующих себя «казаками» — «реестровых» и «нереестровых», русофилов и казакофилов, ненавистников «чурок» и солидаризирующихся с «кунаками-горцами», чинуш в черкесках и вполне «идейных». Но вот казаков-украинофилов мне еще как-то не попадалось. То есть может такие и есть, но себя они никак не проявляют. В лучшем случае можно услышать стандартную риторику о «братском народе, обманутом бандеровской и западной пропагандой», в худшем — стандартную риторику типа «Спутника и Погрома». Стоит ли удивляться, что при таких раскладах в Украине уже потихоньку начинают понимать бесплодность надежд на то, что у потомков запорожцев проснется «голос крови» и начинают искать точки соприкосновения с теми, с кем кровного родства нет, но есть взаимопонимание. Уже не казаков, не русских, а черкесов Ляшко зовет «братским народом»! И все это ожидаемо, хотя и прискорбно — ибо своим законопроектом Ляшко рискует углубить и без того ширящуюся день от дня пропасть между украинцами и их далекими потомками на Кубани.

14 702

Читайте также

Политика
Око за око

Око за око

Недавно в городе Санкт-Петербурге толпа выходцев из крупнейшего российского туристического кластера напала на охрану ночного клуба. В полиции города ситуацию решили просто — устроили рейд по клубам. Но тех, чье мозговое кровообращение не нарушено многолетним ношением фуражки, вряд ли удовлетворит такая мудрая мера. Как же нам действительно обеспечить крепкий межнациональный мир?

Михаил Пожарский
Политика
О праве наций на самоопределение

О праве наций на самоопределение

Чаще всего в рассуждениях на эту тему приходится слышать о неком неразрешимом противоречии между двумя фундаментальными принципами: собственно правом наций на самоопределение и принципом нерушимости границ. На самом деле это чепуха, ибо никакого принципа нерушимости границ не существует и не может существовать.

Юрий Нестеренко
Общество
С чего начинается Европа  или Ни кровь, ни почва

С чего начинается Европа или Ни кровь, ни почва

Передо мной две фотографии. На первой турецкая молодежь в начале протестов, ныне уже, как известно, жестоко разогнанных правящими в Турции умеренными исламистами. На второй— русские люди среднего и старшего возраста на прошлогоднем молитвенном стоянии у Храма Христа Спасителя.
Если сравнить два этих фотокадра, и задать себе вопрос, на каком из них запечатлены европейцы, то ответ будет однозначным — на первом, стамбульском. Представить этих девушек в хиджабе не легче, чем их сверстниц — шведских или австрийских блондинок.

Дмитрий Урсулов