Политика

Оголение «нефтегазового короля»

Оголение «нефтегазового короля»

Как Америка разрушила голубую мечту создателей «Энергетической Державы»

Оппозиция вволю натешилась ироничными комментариями по поводу недавней истерической выходки Кремля, связанной с плутониевым скандалом. Наш Гарант, конечно же, давно уже снискал репутацию человека не совсем адекватного, но на этот раз демонстративный демарш с требованием от США полной отмены санкций выглядел особенно нелепо и комично. Некоторые даже пошутили в том духе, что, мол, Путин намеренно разыгрывает роль душевнобольного, чтобы потом в Гааге сделали на это скидку.

Шутки шутками, но всё же интересно понять, отчего Кремль потерял самообладание, какова всё-таки подлинная причина его недовольство Западом? В принципе, даже африканские людоеды как-то уживаются с Европой (пока, конечно, не начинают устраивать пакости). По большому счету, Запад не мешал большим российским начальникам выдаивать подконтрольное население, пилить бабло, хранить деньги в офшорах, и вообще — сладко есть, мягко спать и наслаждаться всяческими благами. Откуда вылезло вот это убийственное желание вступить в конфронтацию?

Полагаю, что исторические события стали развиваться в таком ключе, что затронули, образно говоря, главный нерв российских властителей, сильно задели что-то реально для них «святое». Итогом как раз и стал окончательный срыв «крыши». Это похоже на то, как если бы кто-то на глазах у капризного ребенка неосмотрительно раздавил его любимую игрушку. Истерика в таких случаях, как мы знаем, гарантирована. Так же и здесь. Попытаюсь на сей счет представить свою гипотезу, кое-что объясняющую.

Начну вот с чего. Где-то в конце 2013 года, когда еще никто и речи не вел ни о каких санкциях, я изучал тему современных технологий нефтедобычи, общаясь со специалистами Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН. Президент Путин меня в этих вопросах не интересовал совершенно, но так случилось, что его персона в обсуждении указанной темы вышла на первый план. И, скажу вам, совсем неспроста. В приемной заместителя директора Института всю стену занимала фотогалерея, посвященная одному-единственному сюжету — «Путин на Севере»: Путин на фоне тундры, Путин с нефтяниками, Путин с геологами, Путин рядом с буровыми, Путин возле вертолета... Замдиректора с нескрываемым восхищением рассказывал о том, какое огромное внимание Владимир Владимирович уделяет освоению северных месторождений, как много времени, сил и денег (да-да — и денег тоже) он на это тратит. Что благодаря его высочайшему вниманию здесь махом внедряются любые инновационные разработки. В общем, всё тут у них шло путем.

Скажу честно: если бы я не знал, кто такой Путин, я бы подумал, что он президент нефтегазовой компании, а не президент страны. Чувствовалось, что к теме освоения северных недр он подходит серьезно, будто он тут — настоящий хозяин. Все эти его поездки — совсем не для галочки, не для показухи. Тут у него, вне сомнений, был хорошо осознаваемый интерес. Именно тогда мне стало окончательно понятно, почему у нас во всех остальных секторах наблюдается такое запустение — дороги, медицина, строительство, благоустройство, ЖКХ и тому подобное. Возникало ощущение, что как раз вот на это всё, что так сильно волнует каждого из нас, глава государства и правительство просто махнули рукой. А вот освоение Севера.... Здесь было всё всерьез.

Как мы хорошо помним, как раз в то время тема покорения Арктики неожиданно вышла на первый план. Она вдруг настолько взволновала российских правителей, что казалось, они готовы были начать войну за шельфы хоть с самой Америкой. Руководство РФ мертвой хваткой вцепилось в эти места, направляя туда сумасшедшие деньги и превентивно адресуя угрозы потенциальным претендентам на освоение наших северных территорий.

Спрашивается, с чего бы вдруг Арктика так овладела сознанием российских верхов?

Здесь мы как раз подходим к самому интересному. Чтобы ответить на поставленный вопрос, еще чуть-чуть углубимся в прошлое. Если вы помните, то где-то лет семь-восемь назад в наших национал-патриотических кругах обсуждалась тема грядущего энергетического кризиса. Дескать, мировые запасы «черного золота» стремительно истощаются, и скоро начнется самая настоящая война за ресурсы. Помню, как один разгоряченный патриот объяснял мне неизбежность войны с Западом как раз на почве этого самого «энергетического истощения»: «Но мы ведь с тобой знаем, — говорил он мне, — что мировых запасов нефти осталось ненадолго. Так что сам делай вывод — война с Западом за недра неизбежна». Свои «знания» мой собеседник, судя по всему, получил из газеты «Завтра», где некие возбужденные «эксперты» регулярно выдают какой-нибудь глобальный хоррор. Понятно, что на страницах наших патриотических изданий вам могут рассказать даже о заговоре рептилоидов, но особенность темы «глобальной войны за энергоресурсы» заключалась в том, что в общественное сознание она забрасывалась не только откровенными шизофрениками. Позже, общаясь с академиками, занимающимися вопросами нефтедобычи (из упомянутого выше Института), я пришел к выводу, что к формированию данного сюжета вполне могли приложить руку вполне себе статусные и уважаемые представители отечественной науки.

В академическом варианте этот сюжет выстраивался так. Все разработанные нефтеносные районы исчерпаны почти до донышка, углеводородов там осталось с гулькин нос, поэтому нефтедобыча начнет неизбежно сокращаться, а значит цены на «черное золото» резко пойдет вверх. Человечеству в этой ситуации реально будет хреново, но у него (у человечества) есть надежда. Этой надеждой является наш российский Север, где нефти и газа — выше крыши! Вопрос лишь в том, как добраться до этих кладовых, как их освоить. Впрочем, освоение — это лишь вопрос сочетания трех компонентов — денег, технологий и «политической воли». Главное, что тот, кто сумеет запустить в северные недра свою загребущую длань, получит главный приз.

О чем идет речь, думаю, догадаться несложно. Если российский Север реально обещает вам такие богатства, то всё человечество однажды будет валяться у ваших ног. В этом случае у «Энергетической Державы» вырисовывались просто сказочные перспективы. Я абсолютно уверен, что наши мудрые спецы по нефтегазовой геологии оперативно «прогнали» этот сюжет в высоких кабинетах, дойдя до самого верха. Я был лично знаком с одним заслуженным академиком, который приложил немало усилий на указанном направлении, неоднократно встречаясь с Путиным и засылая ему соответствующие аналитические записки (кстати, он по сию пору стучится в двери Кремля). В начале 2014 года он уверенно заявлял о том, что «нефть никогда уже не будет дешёвой!». Судя по тогдашним разговорам (включая заявления главы Роснефти Игоря Сечина), ожидалось, что в 2016 году цена барреля дойдет до 150 — 200 долларов. Подчеркиваю, эти оценки исходили со стороны заслуженных академиков.

В общем, мое мнение такое: российские руководители однажды наивно повелись на упоительные академические рассказы о северных кладовых. Причем не просто повелись, а возбудились и воодушевились. Дело, как мы понимаем, оставалось за технологиями, деньгами и этой самой «политической волей». В «политической воле», как выяснилось, дефицита не обнаружилось. В деньгах... тоже. Что касается технологий, то их легко можно было купить у наших «геополитических конкурентов». У них же — приобрести оборудование. В общем, процесс пошел.

Северная эпопея несколько лет разворачивалась у нас на глазах, но этот короткий исторический этап почему-то не привлёк должного внимания со стороны широкой общественности. Мало того, его до сих пор не учитывают, пытаясь выяснить причину неожиданно возникшей конфронтации с Западным миром. Многие привычно списывают всё на панический страх Путина перед украинским Майданом, из-за чего он якобы полез в Крым и на Донбасс. На самом деле, как мне кажется, здесь причину путают местами со следствием.

Я напомню, что украинский Майдан стал следствием тупого давления Кремля на Януковича, собиравшегося подписать соглашение об ассоциации с ЕС. Казалось бы, для Москвы эта бумажка не играла особой роли. Но это только в том случае, если в столичных кабинетах сидят адекватные люди, не одержимые сверхценной идеей «выйти в дамки» через освоение северных недр. Казалось бы, какая тут связь между российским Севером и украинскими делами?

Обращу внимание вот на какой факт. Как раз в 2013 году, изучая всю ту же тему современных технологий нефтедобычи, я несколько раз натыкался на сообщения о том, будто недалеко от побережья Крыма обнаружено газовое месторождение, на которое будто бы положили глаз западные компании. Параллельно сообщалось и о месторождениях сланцевого газа на Донбассе. Впоследствии «газовый» мотив российско-украинского конфликта задвинули на задний план, видимо, посчитав такую версию слишком примитивной для искушенных политологических умов. Однако мне как раз представляется, что именно «газовая» тема подхлестнула Москву к решительным действиям по украинскому вопросу.

Представьте: уже вбуханы гигантские суммы в освоение северных недр, создается дорогостоящая инфраструктура, завлекаются инвесторы, зарубежные партнеры. Правительство и ЛИЧНО САМ президент РФ курирует данный вопрос. И тут выясняется, что кто-то планирует в ближайшее время с помощью иностранцев гнать по нашим трубам совсем «неправильный» газ. Я понимаю, что люди, находящиеся в адекватном состоянии, не устроят по этому поводу такую гопническую вылазку с «зелеными человечками». Но мы-то сейчас говорим о ком? О тех не в меру самоуверенных ребятах, в припадке эйфории решивших, будто еще немного, и в их руках окажется весь мир.

Отмечу на всякий случай простую арифметику: окупаемость наших северных месторождений возможна лишь в условиях полумифического «энергетического кризиса», обещанного светлыми академическими умами от российской науки. То есть в условиях, когда у человечества нет иных вариантов, как черпать углеводороды из наших северных недр. А тут вдруг появляются Крым и Донбасс с какими-то своими природными кладовыми. Я вполне допускаю, что некие «аналитики» из кремлевского пула сделали на сей счет печальные выводы, изложив их нашим верхам в стиле душераздирающего «патриотического» хоррора. Устройство мозгов у этих «интеллектуалов» сложностью не блещет. Какой они выдали расклад, догадаться не сложно: дескать, в случае подписания соглашения об ассоциации с ЕС Юго-Восток Украины «оккупируют» западные компании, что, безусловно, нанесет нашей «Энергетической Державе» непоправимый вред. Отодвигать в далекое будущее окупаемость наших северных проектов из-за «какой-то там Украины» в Кремле нашли делом недопустимым... Иррациональная власть великой мечты оказалась сильнее доводов рассудка. Так с людьми бывает, согласитесь.

Что было потом, мы все хорошо помним — давление на Януковича, Майдан, «зеленые человечки», «Крымнаш!», «Новороссия», ЛДНР. Ну а дальше Запад включает санкции...

Вот тут мы подходим к еще одному интересному моменту. Я сейчас о западных санкциях. Казалось бы, неужели кремлевские деятели не предусмотрели подобного развития событий? Судя по всему, они подобный вариант до последнего момента совершенно не принимали в расчет. Делаю выводы на основании своих бесед с идейными вдохновителями северной эпопеи.

Так, беседуя с упомянутым выше академиком в мае 2014 года, я поразился непробиваемости нашего заслуженного деятеля науки. Его самоуверенность была на таком уровне, что начинала напоминать безумие. Как раз в это время «Роснефть» с помощью технологий от Exxon Mobil занималась бурением скважин в Карском море. На мой вопрос: «Не потеряет ли наш нефтяной гигант своих партнеров из-за санкций?» — академик ответил скептически. Суть его высказываний сводилась к тому, что такие компании, как Exxon, настолько сильны и самостоятельны, что любые санкции будут для них пустым звуком. Как мне показалось, заслуженный ученый верил в советскую байку о том, будто акулы западного капитализма (особенно из нефтянки) сами вертят своими правительствами, как хотят (как вы знаете, согласно коммунистической догме «буржуазное государство» существует исключительно для обслуживания интересов крупной буржуазии). В общем, какие там, на фиг, санкции? Академик был уверен, что на освоении северных месторождений пустые угрозы западных политиканов (как он, видимо, полагал) никоим образом не скажутся. Повторяю, дело было в мае 2014 года.

Дальнейшее развитие событий показало, что объявленные санкции — совсем не пустой звук. В результате наши нефтегазовые гиганты потеряли и партнеров, и технологии, и оборудование, и деньги... При этом цены на нефть — вместо ожидаемого роста — поперли вниз, а вместе с ними стала трагически рушиться светлая мечта посадить всё человечество на свою нефтегазовую трубу. Можно сказать, что «подлый» Запад покусился на самое светлое, на самое трепетное, что было у российских верхов. Сегодня уже совершенно понятно, что вся эта северная эпопея зашла в полный тупик. Как в этих условиях не впасть в истерику?

И напоследок, чтобы стало еще веселее. Вот недавнее информационное сообщение:

Caelus Energy нашла на Аляске крупные запасы нефти. Малоизвестная энергетическая компания, поддерживаемая фондом Apollo Global Management, заявила, что обнаружила запасы нефти на шельфе залива Смита, примерно в 480 км к северу от Северного полярного круга. Caelus Energy оценивает объем возможной добычи на месторождении в 1,8−2,4 млрд баррелей нефти.

Похоже на мистику. Но это факт.

13 730
Олег Носков

Читайте также

Общество
А не пробовал Путин ходить по воде?

А не пробовал Путин ходить по воде?

Лет пять назад наш президент назвал бы дураком того, кто предложил бы ему вот так — за пару недель, с помощью трех бумажек — присоединить эту территорию к РФ. Да чего там пять лет назад! Если бы я за пару месяцев до этих событий высказал такую возможность в присутствии моих интеллигентных, уважаемых и статусных знакомых, меня бы назвали если и не дураком, то уж точно наивным и безграмотным простачком.

Олег Носков
Перевод
Наука бьёт традиционную энергию, приближая доминирование солнечной

Наука бьёт традиционную энергию, приближая доминирование солнечной

Через тридцать лет будет много нефти, но не будет покупателей. Нефть будет оставаться под землёй. Каменный век закончился не потому, что кончились камни, так и нефтяной век подойдёт к концу не потому, что у нас не будет нефти.

Александр Купцикевич
Экономика
Начало конца нефтяной эпохи

Начало конца нефтяной эпохи

При всей значимости углеводородов и, шире, энергетических ресурсов как таковых для мировой политики и экономики, политические прогнозы будущего, как правило, исходят из предположения о том, что фундаментально в энергетике ничего измениться не может. Существующая динамика в области добычи и потребления нефти позволяет предположить что это не совсем так.

Иван Спасокукоцкий