Литература

Свинцовые окна

Свинцовые окна

— Доброе утро, солнышко, проснулась? — муж Костя сидел, примостившись за небольшим столиком, и шумно хлебал чай из любимой кружки, которую они вместе купили в Египте двенадцать лет назад, когда ещё было можно. Кружка уже была с щербинкой, но её любили и не выбрасывали. Да и жалко — ещё послужит.

— Не проснулась. На работе проснусь, — Вера чуть ли не бочком протиснулась к чайнику, взяла свою небольшую чашку, сыпанула в неё солодковый кофе. Залив бурду кипятком, она с громким щелчком выдавила из блистера таблетку кофеина в получившийся ароматный напиток.

Утро началось.

— А чего там за грохот стоит с утра пораньше, а? — за окном и правда, шумели. У крыльца хрущёвки, где на втором этаже в однокомнатной квартирке жили Костя и Вера, подъехала старенькая Газель, и с неё сгружали какие-то плоские коробки матерящиеся мужички. Квартира больше походила на собачью конуру для американской собаки, хозяин которой был стоматологом или адвокатом средней руки. Преуспевающий американский адвокат наверняка обеспечил бы своей собаке большее число квадратных метров, со вздохом подумала Вера, цедя горячий солодковый корень и глядя в окно.

— К Перевертайло с третьей квартиры окна завезли, судя по коробкам. Я его вчера встретил у подъезда, бухого, он похвалился.
— Пластиковые что ли?
— Не, свинцовые.
— Как это?
— Ну там какие-то хитрые окна, сами пластиковые, но со свинцовым напылением. Мол, защитят от радиации, когда начнётся, — Костя встал с табуретки, и тоже подошёл к окну, поглядеть на грузчиков.
— А-а, — протянула Вера, — помню. Неделю назад видела передачу, рассказывали про такие. Очень хвалили. Говорили, что в Ижевске разработали. Или в Туле? Не помню. Никакая вражья радиация не пробьёт. Отечественная разработка. Значит самое лучшее. Не говно китайское.
— Да, у нас умеют делать... Откуда денег взял, они ж стоят поди как самолёт? — Костя почесал щетину на подбородке и отправился в комнату, собираться на работу.
— Так у него же тесть в прокуратуре работает. Наверное он и помог.
— Хорошо прокурорским. Денег завались. Не то, что мы, за зарплату горбимся, — Костя работал оператором пятого шланга на фабрике по разливу китайского пальмового масла. Из видавших виды железнодорожных цистерн масло разливалось операторами в аккуратные бочки из-под авиационного керосина, и развозилось по молокозаводам и сыроварням. Отечественная продуктовая промышленность давно перешла на полное самообеспечение, и даже кофе вспомнили как делать из солодкового корня, но пальмовое масло пока приходилось закупать у китайских друзей.

Вера вошла в комнату и села на краешек дивана. Комната была настолько небольшой, что одеваться вместе на работу никакой возможности не было. Поэтому она ждала, когда Костя закончит натягивать брюки и пиджак.

— А нам что делать, когда бомба взорвется? — не то, чтобы Веру всерьёз интересовал этот вопрос.
— Да ничего не делать. Если во дворе взорвется, то тогда хана. Ну а если подальше — то, может, ничего и не будет. Слыхала, что вчера сказали? Нет у американцев никаких бомб. Так, хлопушки. Бояться нечего. Они пугали всех только, а сами ничего толком построить не могли. Сталин же всех фашистов после Великой Войны (на этих словах Костя поднял голову на угол, где стояли старые лыжи, и перекрестился) вывез, кто атомную бомбу разрабатывал, и американцам ничего не досталось. Там ещё сказали, что пиндосы успели две бомбы всё-таки выкрасть, и на япошек скинули. Но больше у них не было, это точно я тебе говорю. По телевизору видел, — Костя вышел в коридор и, наклонившись, начал обуваться. Вера уже натягивала блузку.

— Ох, Кость, и чё им надо от нас? Чего людям спокойно не живется? Лезут и лезут.
— Пиндосы потому что, они пиндосы и есть. Всегда нам гадили.

Костя начал открывать дверь.

— Зая, ты вечером не хочешь в кино сходить?
— А что там будет?
— То ли Флоренский против Терминатора, то ли Радонежский против Хищника, не помню точно. Православный боевик. Семчуки были, хвалили.
— Ну давай сходим. Ты тогда на работу за мной заходи, не звони, а то все деньги прозвонишь. До вечера.
— До вечера, Зая.

Костя вышел за дверь.

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости, статьи и мнения.

5 771
Егор Иояо

Читайте также

Общество
Тысяча лет или Свинцовые яйца

Тысяча лет или Свинцовые яйца

Сижу тут как-то ночью. Люблю сидеть по ночам. Ночь — она хоть и тёмная, но всё увеличивает, как линза. Включил телик, канал ТВ 1000, где русское кино. И попал на самое начало фильма Андрея Кончаловского «Курочка Ряба». И вы знаете, не пожалел.

Алексей Широпаев
Общество
Стокгольмский синдром русского человека

Стокгольмский синдром русского человека

Русские вроде бы тоже нация абстрактной идеи, тоже идеи свободы, возникшей около 100 лет назад как воплощение мечты о революции социалистической, но — в противовес американской — не свободы капитала, а свободы ОТ капитала. Тут снова нужно сделать очень существенную оговорку. Не русские, а СОВЕТСКИЕ. Свобода от капитала, свобода от собственности на каком-то этапе стала генеральной идеей новой НАД-этничной империи.

Михаил Сарбучев
Политика
Страна вечного ноября

Страна вечного ноября

Есть глубокий символизм в том, что Россию с ее главными патриотическими праздниками неизменно заносит в безнадежно-тоскливый, промозглый и хмурый ноябрь — пожалуй, наиболее мерзкий месяц в и без того нерадостном российском климате.

Юрий Нестеренко