Политика

Кто взял Берлин?

Кто взял Берлин?

Берлинская встреча в «нормандском формате» (19 октября) — очередной фарс с хорошими минами при плохой игре. Уже тот факт, что никакой бумажки — даже резолюции, за ней не последовало, говорит о том, то это было лишь производство слов, которые каждый волен трактовать в свою пользу. В первых же комментариях сторон это подтверждается сполна.

В осадок выпало два пункта. Пункт первый: согласились о введении полицейской, т.е — вооруженной миссии ОБСЕ на территории ОРДЛО. Пункт второй: поручение дипломатам до конца ноября разработать «дорожную карту» выполнения минских соглашений. Что под этим скрывается? И как это видится с разных сторон? Попробуем в этом разобраться.

Сомнительный триумф

На первый взгляд, если не «триумфом воли», то по меньшей мере — дипломатическим успехом считать результаты саммита у Петра Порошенко оснований больше, чем у других игроков четверки. Хотя бы потому, что он инициировал оба этих пункта. О них, в основном, и шла речь в течение четырех часов. И по ним достигнуто формальное согласие.

Весь вопрос, насколько оно формально?

Но прежде, чем ответить на этот вопрос, уместно напомнить, в чем суть и соль соглашений, названных «Минск-2» (февраль 2015). Условно их можно поделить на две части: вопрос о контроле над границами ДНР/ЛНР и т.н. политический блок. Или можно разделить иначе: суверенитет Украины над «лугандониями» и его условия. Увы, сговорившись по поводу содержания условий, Украина и Россия изначально диаметрально разошлись в вопросе, которую из этих тем считать лошадью, а которую — телегой.

При этом в Минске Порошенко явно попался на крючок. И подписался под российской версией, которую приняли и А. Меркель с Ф. Оланд. А именно: сначала политический блок, потом — контроль над границей. Причем одно из важнейших условий блока — выборы в ДНР и ЛНР — должны были состояться еще в 2015 годy. Цитирую: «Пункт 9. Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться в первый день ПОСЛЕ местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования (местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на основании Закона Украины и конституционная реформа) к концу 2015 при условии выполнения пункта 11 — в консультациях и по согласованию с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трехсторонней контактной группы». Ну, а 11 пункт предполагает — и тоже до конца 2015 года — поправки к Конституции об особом статусе «лугандоний».

Как Порошенко допустил такой прокол, какими обстоятельствами руководствовался — отдельный вопрос. Но при таком раскладе было изначально совершенно очевидно, что украинская сторона будет симулировать выполнение соглашений. Ибо принять их она не могла хотя бы потому, что считает безусловным свое право охранять собственную границу. Ведь государственность ДНР и ЛНР не признана даже Россией. И проводить выборы на территории, где нет никаких гарантий для безопасности, считает нонсенсом и оскорблением. Неудивительно, что в течение целого года (если даже отправной точкой считать последний — Парижский — саммит от 2 октября 2015) ни один из 13 пунктов не был выполнен.

Так что обе инициативы Киева — это попытка вернуть упущенное. То есть — изменить последовательность действий. Если не полностью, то хотя бы частично. Отсюда его требование введения вооруженных наблюдателей. Об этом на ночной пресс-конференции в Берлине заявил Порошенко. И это разъяснил глава украинского МИД Павел Климкин, выступая на следующий день перед Радой. Две цитаты:

Наша позиция во время саммита была последовательной в том, что без выполнения ряда ключевых безопасностных договоренностей, включая полное прекращение огня и, главное, его контроль со стороны ОБСЕ, полный доступ ОБСЕ к территории оккупированного Донбасса (ВС: в понятие „Донбасс“ киевские политики включают и территорию ЛНР), полный доступ ОБСЕ к мониторингу неконтролируемого участка границы, без вывода регулярных российских войск и, конечно, российских наемников, а также российского вооружения переходить к обсуждению других вопросов невозможно.

И:
Для нас „дорожная карта“ выполнения „Минска“ — это в первую очередь четкая последовательность шагов (в частности, со стороны РФ) в сфере создания надлежащей безопасностной среды на Донбассе. И, конечно, гарантии этих шагов. Без четкой последовательности и гарантий говорить о выполнении „Минска“ невозможно...

При этом Порошенко был вынужден в очередной раз признать, что доступ к неконтролируемым участкам границы будет получен только после местных выборов на оккупированных территориях. Об этом упомянул в эфире ток-шоу «Право на власть» зам. главы его администрации Константин Елисеев. Более того, украинский Президент заявил на пресс-конференции, что альтернативы «нормандскому формату» нет. Тем самым, как заметил из Вашингтона Андрей Илларионов, он перепутал цель и средства, и не воспользовался уникальным шансом изменить формат Минского соглашения.

Путин всех обcтавил

Похоже, что если кто и в выигрыше, так это ВВП. С одной стороны, уже самим своим неожиданным согласием приехать в Берлин после продолжительного капризничанья, он разрядил обстановку и смягчил отношение к себе со стороны Меркель и Оланда. Результат аукнулся уже на следующий день на саммите ЕС, где вопрос о санкциях был отложен. Ну, а своей уступчивостью в вопросе о полиции ОБСЕ только укрепил свой имидж в роли переговорщика, всегда готового к реализации проекта «Минск-2». И в то же время, готового подчеркнуть, что в срыве договоренностей виновна не Москва, а Киев. И это, похоже, сработало. Это проявилось даже внешне: по свидетельству «Коммерсанта», в процессе застолья (переговоры проходили в формате «делового ужина») Меркель несколько раз брала «фюнф минутен», чтобы отвести Порошенко и что-то втолковать ему тет-а-тет.

С другой стороны, даже в этой позиции он не уступил в главном — настоял на доступе ОБСЕшников к границе только после выборов. А в том, что бодяга с ними в очередной раз затянется, Путин, видимо, не сомневается. Не прошло и требование Порошенко, чтобы обмен пленными производился не только между Украиной и «Донбассом», но включал лиц, задерживаемых в России.

Ну, а главная победа Кремля была в том, что правила движения в новой «дорожной карте», в сущности, остались прежними. То есть главная задача Порошенко — поменять местами лошадь и телегу — не была выполнена. «Путин сказал, что они согласны на то, чтобы вооружить полицейских, которые будут на линии разграничения и в местах, куда свезут технику. Но он ни при каких условиях не соглашался и не соглашается на то, чтобы Украине, или на первом этапе ОБСЕ, отдать под контроль государственную границу. А это для нас исключительно важно. Поэтому полицейской миссии, в том смысле, которая нужна нам для контроля границы, нет, и не будет. Об этом никто не говорит», — с горечью констатировал экс-министр обороны Украины Анатолий Гриценко.

Фактически все новшества касаются лишь дополнительных «мер безопасности»: прекращения огня, разведения войск, ну и — повышения роли ОБСЕ. Причем Путин заблокировал предложение Порошенко о введении «голубых касок» ООН. Даже по такому чисто военному вопросу, как включение Дебальцево в зону развода войск, Путин не уступил.

Эх, туманы мои растуманы...

Из Берлина той же ночью Порошенко сразу отправился в Брюссель, чтобы заручиться поддержкой генсека НАТО Йенса Столтенберга и главы Европарламента Мартина Шульца, а затем в Маастрихт, где встречался с Жаном Клодом Юнкерсом и Дональдом Туском. Поддержку получил: Столтенберг пообещал включить «украинский вопрос» в повестку очередного заседания Совета НАТО-Россия. В Маастрихте его собеседники порадовали заверением, что вопрос с безвизовым режимом для украинцев будет решен уже в ноябре. Что позволило ему на брифинге злорадно объявить это российскому журналисту.

Но это все слова и эмоции. Если же смотреть в корень, то он по-прежнему с гнильцой. Комментарии хозяйки саммита весьма сдержанные, если не сказать — унылые. Было трудно... Предстоит еще большая работа в этой связи... Можно представить, как надоела Берлину и Парижу эта головная боль. Не случайно, видимо, и то, что обсуждавшаяся вначале очередная встреча «четверки» в конце ноября была под конец замылена и отдана на уровень глав МИД.

Позиция Киева тоже не сулит иллюзий. Порошенко ( в Маастрихте): «Украина продолжает быть абсолютно преданной минским соглашениям. И это было подчеркнуто в течение вчерашних дискуссий. И она готова внедрять свою часть обязательств. НО НЕ ЗА СЧЕТ УКРАИНСКИХ ИНТЕРЕСОВ».

Наконец, существует еще одна переменная, которая на этот раз была вынесена за скобки: реакция Донецка и Луганска. А, между тем, если послушать их главарей, к примеру, Захарченко, то они откровенно не горят желанием идти на компромиссы. Две цитаты:

Эти переговоры — своего рода контактный бой, в котором каждая сторона придумывает все новые неожиданные ходы.

И:
Многие думают, что с выборами все закончится. Ничего подобного. Все только начнется. Поменяются исходные позиции для нового старта . Если наши выборы будут признаны легитимными со стороны международного сообщества, то позиционирование нашей республики (которую наши партнеры предпочитают называть „отдельными районами Донецкой области“) изменится, причем в сторону усиления...После этого мы (ДНР и ЛНР) перейдем к вопросу о том, как мы будем взаимодействовать с Украиной.

Это было сказано в мае. Но судя по контексту последующих событий, вряд ли эта установка принципиально изменилась. Конечно, при желании Кремля, закрыть «новороссийский проект» можно быстро. Только есть ли у него такое намерение? Большой вопрос.`

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости и статьи.

5 417

Читайте также

Политика
Майдан vs. пророссийские инсургенты: сравнительная таблица

Майдан vs. пророссийские инсургенты: сравнительная таблица

Российская пропаганда упорно муссирует тезис о «двойных стандартах»: почему, дескать, вашим на Майдане можно, а нашим на востоке Украины нельзя? Что ж — развернутый ответ на этот вопрос я свел в таблицу, из которой видно, в чем принципиальные различия между этими двумя ситуациями.

Юрий Нестеренко
Фотосет
Республика бродяг

Республика бродяг

Так называемая «Донецкая республика» сконцентрировала в себе все омерзительное, что осталось от постсоветского и постимперского наследия и что, казалось бы, безвозвратно кануло в вечность.
Агрессивный милитаристский настрой, повсеместная совдеповская символика вперемешку с хоругвями, пузатые криминальные авторитеты с фиксами, злобные визжащие тетки, гопники в «адибасе», хмурые кудлатые казаки с нагайками, вездесущие кадыровцы-кавказцы, толпы «мирных» дегенератов...

Русская Фабула
Политика
Донбасс: казнить нельзя помиловать

Донбасс: казнить нельзя помиловать

Неизбежными попутчиками большевистских побед стали — террор, продразверстка, военный коммунизм, принудительная мобилизация, а затем и последующие репрессии против «контрреволюционных элементов», полевых командиров и перманентных революционеров. Готова ли национальная демократическая Украина к созданию подобной армии, к зачисткам и политическим репрессиям?

Русская Фабула