История

Филимонова война

Филимонова война

Что в России знают о Молдове? Кроме кучи дурацких анекдотов? В основном эта страна ассоциируется с виноделием, цыганским криминалом и песней Софии Ротару «Хуторянка». Некоторые знают, что самым «долгоиграющим» президентом в истории Молдовы был коммунист Владимир Воронин, а только что победил путинист Игорь Додон. Но вряд ли кто заметит, что именно Молдова раньше всех стран СНГ установила парламентскую систему с демократическим чередованием власти. И уж тем более никто не вспомнит, что 16 ноября 2016 года — 66-я годовщина боя, в котором молдавские коммунисты убили православного молдаванина. Коммунисты были совсем не воронинского типа. И убитый был парень не промах. Звали его Филимон Ефтимович Бодиу (иногда фамилия произносится Бодю).

Мужик сердитый

Было ему лет сорок. Родился он в Российской Империи, году примерно в 1910-м, но точная дата неизвестна. Сознательные годы Филимона пришлись на времена, когда Бессарабия принадлежала Румынии (не забудем, что Бессарабия — это современная Молдова без Приднестровья зато с полоской Украины). Как и все крестьяне, с созданием семьи Филимон не тормозил: в 24 года женился и завёл сына с дочерью. Жил где родился — в селе Мэндрешти Оргеевского уезда.

В 1940-м Бессарабия захватил СССР. Советскую власть Бодиу возненавидел тут же. Чем он занимался в годы войны, источники умалчивают. Но после возвращения коммунистов Филимон сколотил антисоветскую группу. В своём роде почти уникальную. Состояли в организации всего 8–10 человек, но раскинулась она на три уезда — Оргеевский, Бельцский, Сорокский. Следует заметить, что новый режим упразднил уездное деление, но крестьяне именовали свои края по старинке.

Если посмотреть на современную административно-территориальную карту, то группа Филимона Бодиу так или иначе действовала на территории восьми районов. В каждом из них Филимон имел тайный форпост. В Каларашском районе их опорой стало село Калараш (сейчас это город и центр района). В Страшенском районе антикоммунисты базировались в селе Войнова. В Унгенской районе филимоновцам помогала Картофлянка (ныне в составе села Тешкурень), во Флорештском районе — Капрешты, в Шолданештском районе — Погорна, в Лазовском районе — Елизавета (сейчас это часть города Бельцы). В Сынжерейском районе у филимоновцев было аж три причала — сёла Препелица, Мэринешть и Мэндрештий-Ной. А главные базы находились в Теленештском районе, в сёлах Хиришень, Чулукань, Мэндрешть и Старые Кицканы.

Секрет такого размаха кроется в том, что повстанцев истово поддерживали местные крестьяне. Такие же, как сам Бодиу. Коллективизация жестоко ударила по землепашцам. И они с готовностью прятали партизан в своих избах.

Филимон ведь был по сути типичным крестьянином своей земли. Его отличала подлинная набожность (не как сейчас в России), и поэтому искренне возмущала антирелигиозная пропаганда коммунистов. Колхозы его тоже не устраивали. А ещё у Бодиу был очень вредный характер. Например, он не выносил, когда при нём употребляли советскую лексику: «Называйте меня господином, а не товарищем». И вообще был консерватором до мозга костей.

Главный герой (справа в шляпе) и его жена (справа в белой косынке)

Поначалу филимоновцы обходились без жести. Боролись правдивым словом. Объясняли крестьянам, что почём и как жить дальше. Собирали сходки, зачитывали декларации. Местные качали головой и соглашались. И правда, что за беспредел коммунисты тут устраивают? Церкви, понимаешь, закрывают. А детей крестить где? Да они вообще кресты с детей снимают, богохульники! Да ещё в колхоз сгоняют. Тьфу на вас, коммунисты!

Грамота защиты

Филимон Бодиу, несмотря на всю типичность, всё же выделялся среди местных. Он умел дельно изложить свои мысли. Мог ввернуть в разговор литературные образы, поражавшие окружающих. Формулировал крестьянские чувства в законченной программе. Весть о не в меру грамотном защитнике разнеслась по всему северо-западу Молдовы. У него появилось множество подражателей, которые подписывали свои прокламации «Филимон Бодиу» или «Бодиу, сын моей Молдовы». Эти подражатели, как правило, не имели к Бодиу никакого отношения, но чтили его как наставника.

В общем, люди труда заценили проповеди Филимона, его товарищей и тех, кто выдавал себя за его товарищей. Потому не возражали, когда люди Бодиу секли прутьями тех, кто вступил в комсомол или участвовал в разграблении церквей. А когда филимоновцы предупредительными выстрелами заставляли уполномоченных по хлебозаготовкам убираться восвояси — тем более одобряли.

После войны оружия было навалом, и неудивительно, что повстанцы орудовали гранатами, пистолетами, автоматами и пулемётами. Вся семья Бодиу была увешана оружием как гирляндами. И жена Олимпиада, и сын Ион, и дочь Юлия. Юлия, кстати, дабы не раскрыть себя, всегда ходила в чёрном шерстяном свитере и юбке.

Собственно, арестовали Бодиу именно за незаконное хранение оружия. Случилось это в 1945 году. Ему удалось бежать, а затем уйти в подполье.

Тролль в пещере

Филимон всерьёз взялся за конспирацию. В восьми километрах от села Мэндрешть, в посёлке Комаки, он вырыл пещеру, в которой периодически прятался от преследований. Об этой пещере не знал никто, даже жена. Олимпиаде, а тем более остальным, он вообще мало говорил о себе. Никто не знал, где он окажется через час, через сутки, через месяц. Несмотря на популярность, Бодиу понимал, что агенты госбезопасности не дремлют. Поэтому избегал откровенничать с людьми.

Пока было тепло, Филимон отлёживался в своей «норе». С наступлением холодов он перебирался к кому-нибудь из единомышленников. Всё это были проверенные лица. Неоднократно проверенные. Бодиу умел находить надёжных людей.

До мая 1946 года он жил в заброшенном доме в Погорне, работая у кузнеца Никифора Рудого. Покинув Погорну, Бодиу получил документы с фамилией Гросу. Помог ему в этом секретарь мэндрештинского сельсовета Штефан Волонтир. Олимпиада стала Любой, сам Филимон — Андреем. А иногда он называл себя Димитрием (почти как Энтео, тоже, кстати, яростный антикоммунист).

Затем Филимон на некоторое время покинул Молдову и уехал в Черновицкую область, где трудился разнорабочим. Надо сказать, он был панрумынистом и говорил исключительно на румынском языке. Легко предположить, что Черновицкую область Бодиу не воспринимал как нечто отдельное от Молдовы; до войны и Бессарабия, и Северная Буковина входили в состав Румынии.

Вернувшись в Молдову, Бодиу до весны 1947 года успел много раз сменить место жительства, скрываясь то в одном селе, то в другом. Это могли быть и родственники, и просто сочувствующие. Чувствуя, что чекисты вышли на его след, Филимон отправил детей в Калараш, к сестре своей жены — Елизавете Будей. Сам Филимон сначала жил у лесника Афанасия Губки в Калараше, затем у Антона Барбы в Войнове, затем в Чулукани — у Петра Драгуса и Михаила Йосану. Затем обосновался в Препелите у Михаила Аппарату, секретаря местного сельсовета. Бодиу мог несколько раз сменить место жительства в пределах одной деревни, иногда по нескольку раз в месяц и даже в неделю. В общей сложности он побывал более чем в пятнадцати сёлах. Он жил в домах более чем пятидесяти людей. У многих по нескольку раз.

Короче, с конспирацией у Бодиу был полный порядок. Но это не единственное, чем он занимался. Филимон умудрялся, говоря современным языком, «троллить» Советскую власть. Из разных мест коммунисты получали от него письма. За злоупотребления он угрожал расправой: «Вам не поможет даже полк милиции. От меня не избавиться, даже если меня повесить». Важно отметить: Бодиу не считал нужным бороться против коммунистов только потому, что они коммунисты. С собой, как говорится, делайте что хотите, но к нам не лезьте. Таков был его принцип.

Пуля убеждает

Поначалу Бодиу ограничивался агитацией и телесными наказаниями. Но в 1947 году начались убийства. Ликвидации филимоновцы проводили точечно. Первой жертвой стал Лука Барбарош — начальник милиции села Бешени (рядом с Кишкэренем). 10 декабря 1947 года его поймали, связали и кинули в подвал. Позже труп обнаружили в 500 метрах от села. 15 декабря того же года Филимон Бодиу и Василе Гаврилицэ застрелили Николае Райляну — советского активиста из села Тузара (недалеко от Калараша). Летом 1948 года пришла очередь милиционера Иона Богоноса. Его поймали прямо в поле. Через какое-то время труп обнаружился в колодце.

Были и непонятные убийства. Например, в ночь с 7 на 8 июня 1948 года недалеко от Бравича кто-то двумя выстрелами убил Сару Бурд. Кто именно, неясно. Но убитая была секретарём сельсовета в Ходжинешти...

В ночь с 27 на 28 октября 1949 года недалеко от села Чулуканы люди обнаружили повешенным Василе Георгитэ — ещё одного мэндрештинского милиционера. Чуть менее чем через месяц, ночью 20 ноября, Бодиу вместе с Онисимом Рошкой наведался к колхозному активисту Леонтию Касьяну. Ему разъяснили, что сотрудничать с Советской властью неприлично. После чего Бодиу предложил Рошке оставить активиста в покое: мало ли, вдруг исправится? Но, увы, на следующий день Касьян был мёртв. Кто его убил, до сих пор загадка. Официальная версия — Рошка.

В том же 1949 году убит Александр Аппарату — один из сподвижников Бодиу. Считается, что его убил сам Филимон. Но за что — непонятно.

2 мая 1950 года председатель колхоза «Красный партизан» Думитру Косован пришёл к одному из крестьян проверить, как тот справляется с колхозными лошадьми. На его беду, в доме оказался Филимон Бодиу. Тот поинтересовался у крестьянина: как вам, дескать, этот председатель, не сильно прессует? Тот ответил, что житья не даёт. Бодиу немедля схватил пистолет и загнал председателя на чердак. Затем Косована нашли мёртвым.

20 августа 1950 года секретарь хиришеньского сельсовета Ефим Буруянэ пришёл на пир в дом Анея Апостола. Пили вино, разговаривали о том о сём. Через какое-то время в дом ворвался Бодиу с одним из своих друзей. Секретаря выволокли за пределы села и убили.

Но чаще Бодиу всё-таки ограничивался словесным предупреждением. Например, осенью 1946 года пришёл в дом к уполномоченному Григоре Мунтяну, сделал три выстрела в стену и предупредил, показывая на отверстия: «Если вы продолжите отнимать у крестьян продукты, то же самое случится с вами. Имейте в виду, когда русские уйдут из Молдовы, крестьяне будут вешать вас». Вскоре Мунтяну подал в отставку и вошёл в группу Бодиу. Филимон умел убеждать!

Пить не вредно

Узнав, что старшая дочь Штефана Волонтира (того самого секретаря сельсовета, помогавшего с документами) вступила в комсомол, Бодиу проведал их и устроил скандал. Штефана не было дома. Хозяйская жена Феодора кое-как уговорила Филимона успокоиться. Был и другой подобный случай, когда сын Профира и Александры Суручану подал заявление в комсомол. Тут уже сами родители не возражали против наказания. Бодиу поставил юношу на колени и прочёл ему проповедь о недопустимости вступления в ВЛКСМ. На этом инцидент был исчерпан.

В ночь на Святую Пасху 1947 года Филимон Бодиу и Александр Аппарату ворвались в дом, где жили мэндрештинские комсомолки Ида и Вера Долганевы. Он сломал дверь и потребовал выдать ему комсомольскую литературу. Девушки ответили, что у них нет таких книг. В ответ Ида получила две пощёчины. В результате обыска выяснилось, что две книги у девушек всё-таки завалялись. Филимон изъял их, дабы не засорились неокрепшие мозги.

Кстати, это был уже не первый случай «воспитания» Веры Долганевой. За несколько месяцев до того, осенью 1946 года, Бодиу поймал трёх комсомолок — Ефросинию Бивол, Марию Гузу и вышеупомянутую Веру — и заставил их выпить много воды из местного ручья. Это был его любимый вид наказания. Жертвы пили до тех пор, пока Филимону не казалось, что они падают в обморок. На этом экзекуция прекращалось.

Такое случалось не только с девушками-комсомолками. Подобным же образом Бодиу напоил местного уполномоченного Штефана Попу. Осенью 1947 года Бодиу поймал Иона Викола и под угрозой расстрела заставил его пить воду до беспамятства. Надо заметить, что Викол, вступивший в комсомол в марте того же года, прославился изъятием сельхозпродуктов у крестьян.

31 декабря 1949 года Бодиу появился перед учителями школы села Хиришень, собравшимися отпраздновать Новый год. И задал тон празднеству: «Я знаю, что вы в комсомоле, и вы хотите превратить церковь в клуб. Позаботьтесь о том, чтобы школа воздержалась от антирелигиозной пропаганды».

Очевидцы отмечали деликатность Филимона в финансовых вопросах. Он считал себя — и вполне справедливо — защитником крестьян от произвола компартии. Защищал же он не для того, чтобы самому встать на место коммунистов. Поэтому беспределом не занимался. В январе 1950 года он поинтересовался у Афанасия Ионицэ, где можно достать кролика. Афанасий ответил: «У охотника Габриэля Пэнзари». Ионицэ принёс ему двух кроликов, но у Бодиу не нашлось денег. Он сказал: «Возьми этот пистолет без патронов и держи у себя, пока я не отдам деньги». Через пять дней Филимон принёс 30 рублей и забрал свой пистолет.

Съезд в забег

Борьба Филимона Бодиу оформлялась идеологически и организационно. За время существования своей группы он провел несколько подпольных «съездов». Одно из таких собраний состоялось в 1947 году в доме учительницы Екатерины Видрашку в селе Кицканы-Ной. В декабре 1948 года подобный «съезд» собран в доме Бориса Кошчуга в Хиришени. В ноябре 1949 года проведена встреча в доме Григоре Рошки. В апреле 1950 года состоялся «съезд» в доме Афанасия Ионицэ. Две последних встречи проведены в Хиришени. 8 апреля сам Филимон Бодиу зачитал своё обращение к крестьянам (любил он это дело!), причём в работе над текстом ему помогала уже упомянутая учительница Екатерина.

В обращении Бодиу призвал крестьян не вступать в колхозы, а молодёжь — не вступать в комсомол. Он заявил, что жизнь во времена румынского короля была гораздо лучше, нежели при коммунистах. Также Бодиу выразил уверенность в том, что в грядущей войне США победят СССР.

Был в обращении Филимона и ещё один интересный пункт: не поддерживать украинских антикоммунистов-бандеровцев. Давнишнее противостояние между молдаванами и украинцами давало себя знать.

За голову Бодиу 15 тысяч рублей пообещали не бандеровцы, а советские чекисты. Это если в мёртвом виде. А если в живом — все 25 тыщ. Тогдашних рублей, не нынешних.

Но предателя долго не находилось. Филимон продолжал «троллить» власти. Чекисты парились, не имея способности найти его. Сто ж ты будешь делать с этим чёртовым мракобесом? Убегает, и всё тут!

Ещё в 1948 году начались аресты людей, причастных к группе Бодиу. 6 мая 1948-го организован первый процесс над филимоновцами. Трём подсудимым дали 25 лет жизни в ГУЛАГе. В 1950 году — второй процесс (22–23 мая). Пяти подсудимым дали по 10 лет лагерей.

Конспирация — далеко не единственная причина, по которой группа Бодиу держалась более пяти лет. Гораздо важнее была поддержка крестьянских масс. Антисоветское сопротивление, естественно, не ограничивалось его небольшой группой.

Лучники и черноармейцы

В первый августовский день 1946 года учитель из города Сороки Василе Бэтрынак собрал преподавателей и учащихся педагогической школы в подпольная организация «Лучники Штефана» (имелся в виду национальный герой Молдавии господарь Штефан дель Маре). Поначалу ребята задумали всего лишь бежать в Румынию. Но быстро выяснилось, что смысла в этом нет: за Прутом устанавливался такой же коммунистический режим. Волей-неволей пришлось перейти к борьбе на родине.

Успели «Лучники Штефана» не слишком много. Однако набрали в свои ряда без малого полторы сотни человек. Написали программу. Сочинили клятву, в которой особое место занимала смертельная ненависть к сталинской диктатуре и обещание сражаться насмерть с этим врагом человечества. В марте 1947-го решили переходить к вооружённым акциям и вышли на связь с районным крестьянским подпольем. Тут-то их и накрыло МГБ. Подвёл профессиональный педантизм: по учительской привычке Бэтрынак составил полный список организации. Как в классном журнале... «Лучников» разослали по лагерям, где они дождались XX съезда.

В июле 1949 года поднялись крестьяне Унгенского района. Толчок к вооружённому сопротивлению, как обычно, дала сама Советская власть. Депортация в Сибирь, Казахстан и Коми 35 тысяч молдаван (из них 25 тысяч составляли женщины и дети) не оставила иного выхода. Четверо крестьян во главе со справными хозяевами Гаврилом Андрановичем и Владимиром Теодоровичем создали «Чёрную армию». Которая, в отличие от группы Филимон Бодиу, сразу открыла огонь на поражение.

Андранович вскоре погиб в перестрелке с нарядом милиции. Его сменил Гаврил Бодиу (однофамилец Филимона), который уже имел серьёзный опыт — пристрелил сборщика налогов и скрывался в подполье. Прошло немного времени, и второй Гаврил разделил участь первого. Тогда в командиры «Чёрной армии» выдвинулись Теодор Кошкодан с сыном Ионом и Мария Буруянэ, сестра Теодора. Все из села Кондрэтешть.

Черноармейцы предпочитали наступательный стиль. 1 мая 1950 года они боевым порядком вошли в село Куртоая, сменили власть и превратили праздник коммунистов в свой собственный. 19 мая Теодор Кошкодан, его племянник Георге Буруянэ и ещё двое боевиков обстреляли партаппаратчиков в селе Волчинец. Через день захватили милицейский пункт в селе Корнова и забрали оружие. 6 июня под огонь Иона Кошкодана-младшего попали транспорт Корнешьского райкома. Через месяц Теодор Кошкодан-старший со «спецгруппой», в которой рулили Харитон Челпан и Василе Плешка, наведался в село Фламанзени. Этот визит стоил жизни председателю сельсовета.

За год «Чёрная армия» разрослась до полусотни бойцов. Ещё примерно столько же были агентами, связными, снабженцами, содержателями укрытий. Стиль Кошкодана заметно отличался от Бодиу и тем более Бэтрынака. Несмотря на немногочисленность, «Чёрная армия» действовала в формате полноценного повстанчества, как УПА или Лесные братья. Занимала населённые пункты. Захватывала торговые точки и банковские отделения, раздавая крестьянам товары и деньги. Вступала в масштабные боестолкновения. Против молдавских партизан пришлось бросить крупные подразделения МГБ. Параллельно проводились типичные чекистские спецоперации-разводки: связных вербовали, обещали амнистию и деньги, получали информацию — после чего отправляли в ГУЛАГ. Командиров постепенно перебили (как отца и сына Кошкоданов) или захватили (как Марию и Георге Буруянэ). Несколько десятков человек были отправлены в ГУЛАГ на 25 лет, но в основном вышли после 1956 года.

Некоторые из них замечались в молдавских колхозах ещё в 1980-х. А один черноармеец, по имени Симион Маргаринт дожил до 1988-го. Наверное, он умирал успокоенным. Ясно ведь было: конец коммунизма не за горами.

При сопоставлении молдавских подпольных организаций возникают интересные параллели. В небольшой советской провинции были представлены все главные варианты глобального антисоветского сопротивления. Партизанское движение «Чёрной армии» по типу сходно с повстанческим Джамбори. Группа Филимона Бодиу с конспиративной сетью, упёртой идеологией и жёсткими точечными акциями напоминает Всемирную антикоммунистическую лигу. А интеллектуальные изыскания «Лучников Штефана» наводят косвенные ассоциации с Интернационалом сопротивления.

Последний бой

Кое-где у них порой повстанцам симпатизировали даже коммунисты. Мы уже видели, что «подправить» документы Филимону помог секретарь сельсовета Штефан Волонтир (он фактически состоял в его группе). Секретарь другого сельсовета, Михаил Аппарату, одно время укрывал Бодиу в своём доме.

Бывали ещё более крутые виражи судьбы. Одним из самых ярких противников филимоновцев был нарком, а затем министр внутренних дел Молдавской ССР Фёдор Тутушкин. Сил не жалел в борьбе с крестьянской крамолой. 14 апреля 1951 года его сняли с должности, а затем перевели в Калининскую область. Уже там выяснилось, что Тутушкин любит заводить знакомства с женщинами, встречаться с ними в служебное время на своей квартире или выезжать на автомашине. Две женщины, с которыми Тутушкин случайно познакомился в Кишинёве, оказались «агентами иностранной разведки» и осуждены за «антисоветскую деятельность». Бывшего начальника УМВД могли, конечно, и оболгать. Но что-то подсказывает, что это правда. Из-под коммунистов в те годы в Молдове ускользала земля.

Осень 1950 года выдалась дождливой. Бодиу в очередной раз покинул свою тайную пещеру и вместе с семьёй поселился в родной Мэндрешти, в доме Профира Суручану. 14 ноября, во вторник, зарезали поросёнка — 80 килограммов. Вечером 15 ноября Профира пригласили на чью-то свадьбу. В четверг дом остался сторожить Ион Бодиу-младший. Наступило 16 ноября 1950-го.

Дом, где произошёл последний бой

Примерно в полдень к крыльцу подъехал «воронок». Кто-то сдал Филимона. У него в руках была винтовка. Филимон приказал дочери Юлии: «Беги!» А сам, вылетев из дома, взорвал гранату, после чего открыл огонь по чекистам. Выпустив несколько очередей из пулемёта, он упал у крыльца, сражённый пулей гэбиста. Его тяжело ранили в голову, плечо и грудь. Ион, тоже стреляя, перепрыгнул через забор и успел пробежать сто метров. Однако и его застрелили.

В 20:30 чекисты похоронили Филимона Бодиу на «заброшенном кладбище» в Теленешти. Похоронили ли Иона — неясно.

Немедленно начался третий процесс по «делу Бодиу». Закончился он 17 мая 1951 года. Пять подсудимых уехали в лагеря на 25 лет. Четвёртый процесс состоялся 4–8 июня. На этот раз было аж 16 подсудимых, среди них Олимпиада Бодиу и Профир Суручану. Им тоже дали по 25 лет, а несовершеннолетнему Георге Суручану — 7 лет. Наконец, последний процесс состоялся уже после смерти Сталина, 27 мая 1954 года. Судили одного-единственного человека — Онисима Рошку. За убийство Леонтия Касьяна его приговорили к смертной казни.

Когда началась «оттепель», всем причастным к «делу Бодиу» срок скостили до 10 лет. Олимпиада Бодиу вернулась в Модову в 1965 году, и, поскольку их семейный дом был разрушен, жила у сестры. В 1971 году её не стало. Юлия, дочь убитого «команданте», скрывалась у сочувствующих крестьян. Её дальнейшая судьба неизвестна.

Память о Корнелах и коршунах

Посмертная судьба повстанцев не менее драматична, чем их жизнь. В современной Молдове их чтут, но достаточно скромно. Стремление попасть в политкорректную Европу обернулось тем, что половина группы Бодиу до сих пор официально не реабилитирована. Сам Бодиу, хоть и не дожил до суда над собой, считается преступником. В ЕС таким явно не рады. Потому — отказано в реабилитации.

В 1988 году Валериу Гажиу снял на «Молдова-фильм» картину «Коршуны добычей не делятся». Поскольку это была ещё всего лишь перестройка, главный герой там — чекист-оперативник Брумэ. Но чекист необычный. Хоть он и заслан в «банду» (похожую на «Чёрную армию») для её ликвидации, но старается решить дело миром. Сочувствует обездоленным крестьянам. Сомневается в правоте властей: нельзя же отбирать последнее на госзаймы. Брумэ резко конфликтует с негодяем-начальником Микульцом, которому чем больше арестов, тем выше карьерный взлёт. И даже донесения свои оформляет без конкретных имён — укрывает укрывателей.

«Бандиты» воюют честно. Без крайней необходимости стараются не убивать. Захваченные деньги раздают крестьянам (те, правда, боятся взять — отговаривает священник, прислуживающий Советам). Никаких зверств не совершают, самое жестокое наказание — десять раз «Отче наш» прочесть. Повстанческий комиссар Корнел — студент-романтик, похожий на «Лучника Штефана» — вообще как положительный герой. Ненавидит не только коммунизм, но и фашизм.

Вот только атаман банды Стратан, некогда богатый и справный крестьянин, особых симпатий не вызывает. Но всё худшее в нём — от сходства с Микульцом. В том и смысл названия: оба они коршуны. И конфликт между ними от нежелания делиться добычей.

Исходя из того, что мы знаем о Филимон Бодиу, можно сказать: Тома Стратан на него не похож. Но два момента сближают. Во-первых, буквально с реала срисован последний бой: отец и сын погибают, жена ранена, дочь бежит (потом её схватят, но Брумэ отпустит, и этим закончится фильм). Во-вторых, все надежды атаман возлагает на грядущую советско-американскую войну. Бойцы-крестьяне, кстати, над этим посмеиваются. Знают они этих трампов, дождёшься их, как же.

Война между США и СССР, которую ждал и Филимон Бодиу, так и не началась. Но кое в чём он оказался прав: СССР проиграл. В том числе усилиями таких, как он. Во всём мире. Даже усилиями бандеровцев, которых он не любил. Филимон дал своим людям заповедь: «Не капитулировать!» По сути, это приказ, который актуален всегда. Сам Бодиу не капитулировал. Его дело живёт. Даже в «толерантной» Республике Молдова.

Список жизни

Напоследок хочется привести список людей, входивших в группу Бодиу. Следует учесть, что они состояли в группе не единовременно. Также следует понимать, что не все осуждённые по «делу Бодиу» являлись участниками группы Бодиу. Они помогали, но не участвовали. Это несколько разные вещи. Итак:

1) Филимон Бодиу, он же Андрей Гросу, он же Димитрий (родился предположительно в 1910-м в селе Мэндрешти Оргеевского уезда);
2) Олимпиада Бодиу, она же Люба Гросу (родилась в 1912-м там же), жена Филимона, их дети: Ион (родился в 1934-м) и Юлия (родилась в 1936-м);
3) Штефан Кирика (родился в 1917-м там же), работник колхоза имени Фрунзе, воспитывал ребёнка Иона (родился в 1942-м);
4) Теодора Кирика (родилась в 1917-м там же), жена Штефана, работница колхоза имени Фрунзе, её ребёнок: вышеупомянутый Ион;
5) Андрей Попа (родился в 1906-м там же), работник колхоза имени Фрунзе, его дети: Мария (родилась в 1934-м), Ана (родилась в 1936-м), Ион (родился в 1938-м) и Ольга (родилась в 1942-м);
6) Ион Бундуки (родился в 1925-м там же), работник колхоза имени Фрунзе, его ребёнок: Ольга;
7) Штефан Волонтир (родился в 1903-м там же), секретарь сельсовета в Мэндрешти, воспитывал двух детей: Степаниду (ту самую, из-за которой Бодиу устроил скандал) и Юлию;
8) Григоре Мунтяну (родился в 1912-м там же), работник колхоза имени Фрунзе, воспитывал ребёнка Иона;
9) Андрей Суручану (родился в 1910-м там же), работник колхоза имени Фрунзе, воспитывал четырёх детей: Василе, Тудора, Тамару и Петра;
10) Профир Суручану (родился в 1904-м там же), работник колхоза имени Фрунзе, его дети: Георге, Пантелеймон и Ион;
11) Александра Суручану (родилась в 1914-м там же), жена Профира, работница колхоза имени Фрунзе, воспитывала трёх вышеупомянутых детей;
12) Георге Суручану (родился в 1934-м там же), сын Профира и Александры, работник колхоза имени Фрунзе;
13) Василе Аппарату (родился в 1925-м в селе Препелица Бельцского уезда), работник препелицкого колхоза, его дети: Тудор и Ион;
14) Екатерина Видрашку (родилась в 1903-м в селе Табара Оргеевского уезда), учительница в Кицканы-Ной, её дети: Всеволод (родился в 1929-м), Валериу (родился в 1937-м) и Вениамин (родился в 1940-м);
15) Афанасий Ионицэ (родился в 1915-м в селе Хиришень Оргеевского уезда), работник колхоза имени Суворова, его дети: Ана (родилась в 1944-м), Мария (родилась в 1946-м) и Феодора (родилась в 1948-м);
16) Григоре Рошка (родился в 1914-м там же), работник колхоза имени Суворова, воспитывал двух детей: Веру (родилась в 1942-м) и Екатерину (родилась в 1944-м);
17) Георге Попа (родился в 1905-м там же), работник колхоза имени Суворова, его дети: Ион (родился в 1938-м), Мария (родилась в 1939-м), Николае (родился в 1942-м), Петру (родился в 1943-м) и Валентин (родился в 1950-м);
18) Ион Кукос (родился в 1907-м там же), работник колхоза имени Суворова, воспитывал ребёнка Иону (родился в 1938-м).

Как видим, это типичные крестьяне. У каждого есть дети, у некоторых — приёмные (дело происходило после войны). У Георге Попы последний сын родился вообще в 1950-м — в год, когда чекисты уничтожили группу. Несмотря ни на что, жизнь продолжалась. Вот на такой позитивной ноте и хочется закончить повествование.

3 328
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Политика
Юбилей антисоветского интернационала

Юбилей антисоветского интернационала

Три десятилетия назад, 2 июня 1985 года, состоялась всемирная конференция антикоммунистических повстанцев. В ангольском городе Джамба, партизанской военной столице, собрались с трёх континентов лидеры вооружённой борьбы с тоталитаризмом. Заявили о солидарности, договорились о взаимопомощи, учредили Джамбори — Демократический Интернационал, международный союз бойцов против красной чумы.

Владислав Быков
История
Волонтёры освобождения

Волонтёры освобождения

2016-й — юбилейный год мирового антикоммунизма. 7 ноября — именно так, в этом особый шарм — будет праздновать свой полувек Всемирная антикоммунистическая лига. Два месяца назад отмечено 70-летие Антибольшевистского блока народов. Месяц назад — треть века Интернационала сопротивления. А два десятилетия назад, в 1996 году, АБН самораспустился — за выполнением исторической миссии. Дело было сделано.
О ВАКЛ мы ещё много услышим осенью. А вот АБН и ИС пора вспомнить сейчас.

Владислав Быков
История
Полвека свободной лиги

Полвека свободной лиги

7 ноября — большой день в истории мирового антикоммунизма. Не обязательно «от противного». Ровно 50 лет назад, 7 ноября 1966 года, в Тайбэе была учреждена Всемирная антикоммунистическая лига (ВАКЛ). Появилась организация, твёрдо решившая покончить с коммунизмом. Знающая, как это сделать: «Перейти от защиты свободы к наступлению свободы». Прошло четверть века без одного дня — и 6 ноября 1991 года Борис Ельцин подписал в Москве указ о прекращении деятельности КПСС. Значит, нет ничего невозможного.

Евгений Бестужев