Злоба дня

Томаш Мацейчук: «Меня обещали закопать как собаку»

Томаш Мацейчук: «Меня обещали закопать как собаку»

Имя польского блогера и журналиста Томаша Мацейчука стало широко известно после съемок передачи «Право голоса» на ТВЦ, обернувшихся массовой дракой с участием ведущего. В одночасье интернет заполнили угрозы, компромат на главного героя, множество противоречивых оценок. Редактор «Русской Фабулы» решил разобраться в этой истории, поговорив с Томашем за час до его внезапного отлёта из России.

— Томаш, расскажи предысторию драки в студии. Как ты туда попал и о чем была передача?

— После моего выступления в ток-шоу «Место встречи» на телеканале НТВ, во время которого мне пришлось вести дискуссии со Стариковым, Железняком или Михеевым, я начал получать приглашения на другие ток-шоу. Позвонили из ТВЦ и пригласили на программу «Право голоса» про Украину, «3 года после Майдана». Здесь сразу подчеркну — бесплатно. Многим кажется, что все гости получают деньги за приход в студию, но это не совсем так. Приехал, вошел в студию и вскоре началась дискуссия. Я сразу заметил, что ведущий Роман Бабаян ведет себя агрессивно по отношению к своим украинским гостям. Мне казалось, что ведущий должен стараться быть нейтральным, но быстро понял, что его задачей является унизить гостей, имеющих другую, не пропутинскую точку зрения. В Польше я такого никогда не видел...

— На тебя напал ведущий, а потом и некоторые гости. Чем в итоге закончился конфликт в студии?

— Скажу честно — я знал, что такое может произойти. За две недели до этого, в одной из первых программ, в которых принимал участие, Сергей Михеев пригрозил «дать мне по зубам». Тогда еще он сказал фразу — «вешайтесь, твари». В других программах я слышал, что поляки это проститутки, животные, генетически неполноценный народ, что мы воевали за Гитлера и вообще мы несамостоятельная страна, которая лижет сапоги США. Других тоже оскорбляли — латышей, эстонцев, но больше всего доставалось украинцам.

Их так унижают, что мне было сложно на все это смотреть. Румынию тоже тронули. Запомнил слова Милонова — «Румыния: бомжатская страна». Когда пропутинские эксперты и ведущий издевались над Украиной, что там все так плохо, я решил им напомнить, что они не такие крутые, как им кажется и привел пример Румынии — сказал, что средняя зарплата в Румынии превышает среднюю зарплату в России. Спросил Михеева, знает ли он какая средняя зарплата в РФ. Он не знал и начал говорить что-то про минималку. С подмогой подошел ведущий Бабаян: «минимальная зарплата в России составляет около 30 тыс руб». Это, конечно, ложь. Я тогда начал рассказывать, какие зарплаты есть у нас в Польше, но сразу все начали так орать, что зрители не услышали мой голос. Тогда Михеев бросил в мою сторону: «украинцы и поляки готовы продать все за деньги». Для меня это было оскорбление — сравнение с проституткой. Я не выдержал: «украинцы хотят жить как нормальные люди, а не в говне как вы».

Что было дальше? Бабаян спровоцировал драку, бросил мои бумаги в лицо и отошел. Ко мне прибежал Михеев, затем Сергей Марков и Игорь Марков. Начали меня окружать. Когда Михеев заходил справа, я повернул голову и получил удар в висок от Маркова. Сразу начал защищаться — бросился вперед и ударил оддессита в голову. С помощью Маркову пришел Михеев, но когда тот увидел, что я готов защищаться, отступил. Сзади заходил второй Марков. 3 против 1. Я предложил, чтобы те попробовали по одному, но, конечно, герои отказались.

Я вышел из студии, а Бабаян решил продолжать съемку своего шоу. Вскоре двое гостей из Украины в знак протеста ушли из студии. Снять программу не получилось. Директор программы извинилась и попросила не вызывать полицию. Просила также, чтобы я никому не говорил о драке. Извинилась, дала конверт и сказала, что хочет, чтобы я принял 50 тыс. рублей в рамках компенсации. Она очень волновалась и просила, чтобы я не сообщал в соцсетях о том, что случилось. Я очень хотел выступить на следующей передаче. Директор обещала, что меня пригласят и я получу шанс высказать свое мнение. В итоге я принял извинения и поехал домой. Дома узнал, что Бабаян сообщил в Фейсбуке, что скоро опубликуют видео драки. Я тогда понял, что меня сделали... что это все было спланировано. Что они просто хотели шоу для того, чтобы поднять рейтинги.

— Не кажется ли тебе, что в эксперты российских ток-шоу специально отбирают людей с гопническими замашками, чтобы контролировать настроения соответствующей аудитории, на которую власть делает сознательную ставку?

— Да, мне кажется они специально выбирают агрессивных и хамоватых экспертов для того, чтобы на глазах у россиян оскорблять и унижать иностранцев и оппозицию. Зачем так делают? Хотят чтобы взгляды и идеи противников выглядели смешными, чтобы народ идентифицировал себя с «победителями», которые хамят и оскорбляют при поддержке ведущего.

— Как ты думаешь, почему российская пропаганда может себе позволить допускать на ток-шоу достаточно резкие реплики от тебя и некоторых других иностранцев вроде Майкла Бома? Сами пропагандисты утверждают, что это свобода слова, но очевидно, что это часть технологии.

— Это часть технологии. Нам дают сказать две-три фразы, убирают микрофон и далее идет ответка от нескольких пропутинских экспертов. Точки над ё ставит ведущий, который шутками дает понять, что да, мы старались, но всем понятно, что мы не правы. Ведущий играет роль судьи. К тому же зрители слышат аплодисменты аудитории. Она почти всегда против нас, иностранцев, выступающих против Путина.

Если честно, у меня сложилось впечатление, что не все иностранные эксперты идут в огонь, не все стараются отвечать резко, так, чтобы унизить противника. Им кажется, что если они будут милыми парнями, тогда россияне их поддержат. Мне кажется, это не совсем так. Я заметил, что экспертам и ведущему надо отвечать так, как они отвечают нам. Это, конечно, низкий уровень дискуссии, но люди, смотрящие шоу, обращают внимание на то, кто кого более унизил, а не кто мудрее и кто на самом деле прав. Это все напоминает ринг, а эксперты — боксеров.

— Эта история разнеслась по сети. А с какой реакцией ты столкнулся в оффлайне, на улицах Москвы, в общении с россиянами?

— Я оказался прав. Большая часть комментариев во Вконтакте и Ютюбе за меня — против банды, которая на меня напала и не смогла унизить. За день я получил более тысячи сообщений с поддержкой. Люди в метро улыбались и говорили, что они пусть и не во всем со мной согласны, но, по их мнению, я показал характер, не дал запугать себя, повел себя как мужчина, готовый защищать свои взгляды даже кулаками.

— В то же время тебе пришлось срочно уезжать из России, как это связано с инцидентом?

— Мои выступления начали становиться популярными в интернете. Видео с дракой интернет просто взорвало. Многие «патриоты», любители Путина, не могли понять, как это возможно, что этот молодой поляк позволяет себе идти в словесный бой с их любимыми экспертами и к тому же еще побеждать их или делать так, чтобы они выглядели смешно, как Железняк, который из-за моего провокационного вопроса был вынужден объяснить россиянам, почему их армия «защищает» детей в Сирии, а в Донбассе нет. Ведь Железняк постоянно говорит о солдатах РФ в Донбассе — «их там нет».

Начали появляться голоса, что меня не должны приглашать на съемки. Начали искать на меня компромат, все только для того, чтобы я больше не имел возможности выступать по ТВ. И, конечно, нашли. Ведь я в 2014 году отправился на восток Украины помогать украинцам защищать их страну. Во время Иловайского котла погибли мои знакомые. Моторолла снял видео, где угрожал Польше. Я тоже снял видео — ответил Павлову и сжег ленточку российского добровольца. Появились скрины из групп, которые я когда-то создал с украинцами для проукраинской пропаганды. Там писали разные люди, в том числе от моего имени, поскольку я тогда почти вообще не говорил по русски.

Сейчас за все отвечать буду я. И отвечаю — обещают меня убить. Причем люди, с которыми я общался, знали, что я был в АТО. Но после моих выступлений по ТВ, после драки и видео с ленточкой решили, что меня надо примерно наказать — «отрезать башку» либо «закопать как собаку где-то под Донецком». Я знаю, что они в состоянии сделать такое. Тем более, что они были в курсе, где я ночевал во время моего пребывания в Москве. Наш общий знакомый посоветовал, чтобы я как можно быстрее улетел в Польшу, а потом может как-то решим проблему, когда эмоции улягутся.

— Да, так будет лучше. Но в то же время некоторые в интернете утверждают, что ты провокатор, ненастоящий журналист, обвиняют тебя в работе на Кремль, ссылаясь на тот факт, что тебе запретили въезд в Украину. Как бы ты прокомментировал эти обвинения?

— Украинцы воевали на Майдане за демократию, свободу слова, реформы и европейскую Украину. Честно говоря... У них это не очень хорошо получается. Украина все больше похожа на Россию в миниатюре. Когда я начал критиковать присутствие нацистов в добровольческих батальонах, меня обвинили в пропаганде и работе на Кремль. Когда эти же нацисты отправились в мою страну и фотографировались в бывших нацистских концлагерях с соответствующими жестами, я решил сообщить об этом полякам, а украинцы опять бросились на меня и начали орать, что я агент. Когда в Европарламенте я сообщил, что на выставке фотографий украинских героев есть фотографии Володимира Васяновича из «Правого Сектора» со свастикой на груди и гербом Рейха на руке — опять обвинили в работе на Кремль. Когда задал вопрос министру иностранных дел Украины Павло Климкину, что Киев собирается с этим всем делать он обещал запретить мне въезд в Украину. И не врал. Мне запретили въезд до 2021 года. Если не задавал бы такие вопросы все было бы хорошо.

Кто то может сказать, что я получил запрет, потому что снимал видео для [блогера Анатолия] Шария в Европе. Нет, о том, что я работал с Анатолием, украинские власти знали с самого начала. Я даже встречался с Антоном Геращенко, советником министра внутренних дел Украины Арсена Авакова. Темой встречи был Шарий. Геращенко обещал, что меня никто не тронет за такое сотрудничество и что я бы мог помочь узнать, где он живет, поскольку они очень хотели с ним встретиться и пообщаться.

— Да, кстати, а сам ты каких взглядов придерживаешься?

— Я национал-либерал. Считаю, что приоритетом политики Польши должно быть процветание польского народа. По моему мнению, самый лучший путь к этой цели это капитализм, демократия и свободное общество, которое имеет право решать то, как оно хочет жить. Самое главное это то, чтобы государство создавало хорошие условия для самостоятельного развития каждого поляка. Я противник социализма и тоталитаризма. Считаю, что мой народ не настолько глуп, чтобы им управляли как быдлом.

— Какие впечатления у тебя остались от России, что ты уже успел там сделать? Какие теперь планы?

— Россия... так хочется, чтобы она стала европейской, чтобы была с нами в ЕС и НАТО. К сожалению, Россия опять строит заборы, создает атмосферу угрозы — ракеты Искандер и Бастион в Калининграде, ПВО С-400. Это не помогает. Впечатления? Хотел бы сказать что-то положительное, но... от Москвы у меня в основном отрицательные впечатления. Плохие и дорогие продукты, агрессия на дорогах, грязные и вонючие подъезды, очень много мусульманских мигрантов, которых через 25-30 лет будет здесь столько, что Россия потеряет свой славянский характер. В Москве чувствуется, что санкции влияют на жизнь обычных людей. Многие признают, что жить стало хуже.

Что я делал в Москве эти 3 недели? Встречался со знакомыми, с русскими правыми, ходил на эфиры, познакомился с красивой девушкой... Кстати, уезжая, обещал вернуться. Только что скажут «патриоты», когда узнают, что «русофоб» встречается с русской девушкой? Кажется, им это не понравится. Какие у меня планы? Отдохнуть, обдумать всё, что произошло в моей жизни за эти три недели, прочитать несколько книг. Наверно буду вынужден объяснить польским СМИ, что произошло в студии ТВЦ. Драку показали по всем телеканалам...

— Спасибо за интервью, удачи и счастливого полета!

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости и статьи.

14 426
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Злоба дня
Режиссёр Костя Сёмин оказался предателем

Режиссёр Костя Сёмин оказался предателем

Я, честно говоря, от костиного высера под названием «Биохимия предательства» ожидал большего. Настроился на бойкое зрелище, налил большую кружку чаю. Но увы! Оказалось, Костя еще молодой журналист и потому с поставленной задачей — «мочить либералов» — не справился. Вышло жиденько, и потому эффект получился противоположным. Нерукопожатно!

Александр Никонов
Злоба дня
Знай своего врага. О тактике путинских пропагандонов

Знай своего врага. О тактике путинских пропагандонов

Не следует переоценивать интеллектуальный уровень кремлевских геббельсенышей. Но не следует его и недооценивать. Им вполне хватает ума понять, что потоки ненависти и оскорблений в адрес украинцев — это хорошо работает для собственных «ватников», но вот самих украинцев таким образом можно разве что утвердить в решимости бить российского врага.

Юрий Нестеренко
Злоба дня
Телефашизм

Телефашизм

Тема злоупотребления телепропагандой — это отдельная очень большая тема. Это инновационное преступление, которое ещё предстоит квалифицировать. Заметили, что украинские войска, когда освобождают населенный пункт, то первым делом берут телевышку, причём иногда любой ценой? Происходит это потому, что 95% людей верят всему, что они видят и слышат по ТВ. ТВ-пропаганда — это настоящее оружие массового поражения.

Кот Котофеевич