Злоба дня

Русские против Красных

Русские против Красных

В обзоре блогосферы: Чуркин всё, Дональд бьёт в спину, а русской нации нет.

Русские против Красных

Всё-таки часто названия — весьма говорящая вещь. Под самый конец (увы!) белые начали делать умные шаги: признали федерализм, пытались договориться с Украиной, возобновили столыпинскую реформу. И, в частности, назвали свою армию Русской. Это был сильный ход Петра Врангеля. Армия большевиков называлась, как известно, Красной. Врангель сломал привычную цветовую дихотомию и перевёл противостояние в иную смысловую плоскость, резко обострил суть конфликта. Получилось, что с одной стороны — красные, а против них — русские. Это как в фильме «Никто не хотел умирать», известная фраза: «Ну решай, с кем ты: с советами или с литовцами?». Вообще, надо сказать, слово «русский», начиная с 1917 года и до 1941-го совсем не являлось синонимом слова «советский». Более того: в эпоху ранней, комиссарской советчины оно было, скорее, синонимом слова «контрреволюционер». Оперировать понятием «русский», апеллировать к русскости было небезопасно: это легко могло закончиться в подвалах ГПУ.
А что мы видим в войну 1941-45 гг. (её нередко и не без оснований называют продолжением гражданской войны)? Как называлась сталинская армия? По прежнему — Красной. А вот армия Власова называлась Русской Освободительной. Что получается? Опять тот же смысловой расклад, заданный Врангелем: русские против красных, советских. Сталин, кстати, отлично сознавал опасность такого противостояния для его системы. Он знал, в сколь невыгодном положении окажется, если против него снова развернётся Русская армия с белогвардейскими погонами и кокардами. Поэтому сразу же после объявления Власовым о начале формирования РОА (27 декабря 1942-го) Сталин предпринимает контршаг: он вводит в Красной армии погоны (10 января 1943-го). Вводит (несмотря на непонимание того же Жукова), ибо знает, что должен как-то сбить смысловые настройки противостояния русских и советских. Однако тревоги кремлёвского вождя оказались, увы, чрезмерными: Сталину весьма помог Гитлер, всячески блокировавший развёртывание власовской Русской Освободительной Армии аж до конца 1944 года. А ведь она вполне могла бы стать массовой. Но Гитлеру, понятное дело, не нужна была реальная сила, способная не только уничтожить большевизм, но и диктовать свои условия нацистам. Впрочем, это другая тема...

Широпаев Алексей

Пути интеллигенции

Сегодня на радио «Комсомольская правда» беседовали с писателем Олегом Шишкиным, как разделилась советская дорога среди интеллигентов. Интеллигенты ИТР, читатели советской фантастики, пошли по дорожке левого и отчасти правого патернализма (к Галковскому, Кургиняну, Дугину и т.п. — и в итоге к Русскому Мiру), а гуманитарная интеллигенция — к ультралиберализму Гайдара, Коха, Ясина, Айн Рэнд. Шестидесятническое «физики и лирики» вроде живо до сих пор. Но путинская деиндустриализация и архаизация, видимо, наконец-то положат конец этой дихотомии. Точная и естественная наука уничтожается в России по корень. Поколения физиков больше не будет. Зато с наслаждением насаждается Россия лириков — с (пвсевдо)гуманитарным образованием. Итогом будет понятно что.

Павел Пряников

Крах экспертов-пропагандистов

Пришло время подводить неутешительные промежуточные итоги (хотя и весьма ожидаемые) для российских леволиберальных и провластных «экспертов», дружно кричавших про мифических «наших» или «агентов Лубянки», окопавшихся в американском Белом доме. Весьма символично, что вышеупомянутые презренные категории граждан сели в лужу скопом.
Суммируем, за последнее время «агент KGB» Дональд Трамп предпринял следующие шаги:
А) Обещал способствовать укреплению и расширению НАТО (президент Трамп поддержит заявку Черногории на вступление в Североатлантический Альянс). Расширение НАТО традиционно вызывает приступы острой зубной боли у официальной Москвы.
Б) Поддержал стремление Литвы, а также стран Балтии и восточной Европы в целом, по расширению диверсификации источников энергоресурсов (т.е. обретению полной энергонезависимости от поставок топлива из РФ).
В) Уволил советника по национальной безопасности Майкла Флинна из-за его переговоров с послом России Сергеем Кисляком по поводу возможного ослабления режима санкций. Тут важно дополнить, что, несмотря на распространённое в либеральных кругах заблуждение, Флинн никогда не был сторонником мягкого курса в отношении Кремля.
Г) Устами пресс-секретаря Белого дома Шона Спайсера президент Трамп ясно дал понять Путину, что он ждет от правительства России деэскалации насилия на Украине и возвращения Крыма. А назначенная Трампом постпред США в ООН Никки Хейли всегда выступала с осуждением действий РФ на Украине.
Поражение маститой экспертизы в оценке действий новой американской администрации не случайно, так как никакими в сущности аналитиками эти господа не являются, это штатные пропагандисты, вооружённые наукообразными терминами, обслуживающие интересы своих нанимателей, явно не заинтересованных в формировании объективной картины мира. Справедливости ради надо сказать, что в объективной оценке не заинтересованы и т.н. «эксперты», втюхивающие своим спонсорам ровным счётом то, что последние хотят сами услышать. На выходе получается двойной обман и последующий шок от весьма очевидных и ожидаемых событий, происходящих будто бы «внезапно» и «неожиданно».
Казус Brexit и победа Трампа на выборах для того и нужны были фактически в масштабах всего мира, чтобы вывести этих статусных жуликов и дипломированных проходимцев из числа политологов, социологов, журналистов, экономистов и международников на чистую воду. Слово этих людей ничего не стоит, доверился им — потерял время и деньги.
Будем надеяться, что вышеприведённые события будут способствовать концу эпохи идеологизированных пропагандистов от гуманитарных наук и установлению чётких рациональных и моральных критериев, разделяемых большинством аналитиков, а также всех заинтересованных в их услугах. Увы, надежды на это крайне слабые, общий уровень падает, деградация продолжается, поэтому востребованы на фронтах «мировой информационной» скорее крикуны и глашатаи. Всё это, впрочем, не мешает трезвомыслящей общественности сделать правильные выводы. А так если старый истеблишмент всё ещё намерен по прежнему жить в золотой клетке на вершине башни из слоновой кости, ну так рано или поздно ему на смену придёт молодая и соответствующая духу времени элита. Интеллектуальная обслуга проигравших, в свою очередь, окажется у разбитого корыта истории, ведь от реальности не спрячешься, как не придумывай политкорректные мантры и псевдоинтеллектуальные самовнушения. Мир уже изменился, а кто-то этого так и не заметил, и не вписался в новый поворот истории.

Антон Громов

Навальный — Шариков!

Редкий политик раздражает меня так как Навальный. Над Мальцевым можно хотя бы посмеяться. В случае же с Навальным всё свидетельствует против него: «программа», биография, риторика, ужимки, манера выражаться, интонация голоса и т.д. Типичный образец политика-манекена, стремящегося быть всем для всех (для либералов — либералом, для националистов — националистов, для ватников — ватником). И весь его не в меру агрессивный фан-клуб — такие же бюргеры-манекены, «рассерженные горожане», чья «оппозиционность» обусловлена банальной завистью к едросам. И его-то называют «русским Трампом» и «русским Валенсой»? Дональд дядька хоть и своеобразный, но принципиальный. Своими первыми шагами на президентском посту он доказал, что популистом не является. А у Навального вся «программа» построена на двух немудрёных формулах: 1) «долой всё!» 2) «отнять и поделить!» И это Трамп? Переиздание Шарикова, как по мне...

Fyodor Mamonov

«как победить Путина и Единую Россию, если перспектив для создания массовой оппозиционной партии, способной победить на президентских и парламентских выборах, нет?»

Сперва хотелось бы уточнить для западного читателя, что оппозиционная политика в России имеет ряд существенных особенностей, или, лучше сказать «сложностей» в сравнении с развитыми западными странами.
Они заключаются, прежде всего, в том, что российская власть (т.е. Кремль и Единая Россия) целенаправленно и активно подавляют любые формы организованного протеста, начиная от массовых митингов (манежная, болотная) и заканчивая деятельностью правозащитников и независимых аналитиков («Левада-центр», «Центр Карнеги», «движение Альтернатива», и т.д.).
В этих условиях не работают методы протестной борьбы, привычные для жителей стран западной и центральной Европы. Любая организация, которая достигла определенного уровня серьезности и значимости начинает представлять угрозу для кремля и элиминируется так быстро, как это возможно. Посредством запугивания, административного, а часто и силового давления (многие организации банально разгоняются силами МВД под любым юридически-удобным предлогом) власти РФ избавляются от инакомыслящих, сопровождая это потоком заказных материалов в подконтрольных СМИ, дискредитирующих оппозиционеров в глазах простых граждан.
Понимая это, многие оппозиционеры стремятся вести свою деятельность в интернете, где они менее уязвимы для властей (хотя, с прискорбием должен отметить, что в свете «пакета Яровой» даже этот островок свободы может быть затоплен), а также взаимодействовать с зарубежными СМИ и НКО. В частности, наша организация идет именно по этому пути. Базирование офисов, представительств и штаб-квартир оппозиционных партий, СМИ и аналитических центров за рубежом — вынужденная необходимость, сопряженная с большими расходами и сложностями, которые может решить лишь малая часть российских оппозиционеров.
С одной стороны, это жестокий естественный отбор, позволяющий «выживать» лишь сильным, с другой стороны — это ненормальная ситуация, при которой большая часть людей, готовых сопротивляться произволу властей и предлагать конструктивные реформы, вынуждена отсиживаться по домам во избежание проблем и даже в интернете действовать со всей необходимой конспирацией. Более того, интернет не может полностью заменить работу в оффлайне, а деятельность за рубежом не отменяет необходимость работы в самой России.
Очевидно, что в этих обстоятельствах рассчитывать на массовую оппозиционную политическую партию невозможно. Наибольшее число протестующих наблюдалось именно на стихийных митингах, но ни одна оппозиционная партия не может считать эти массы управляемыми, а тем более присваивать себе заслугу их мобилизации.
Само собой, такая ситуация рождает логичный вопрос: «как победить Путина и Единую Россию, если перспектив для создания массовой оппозиционной партии, способной победить на президентских и парламентских выборах, нет?». Ответ на этот вопрос и является предметом данной заметки.
Во-первых, необходимо точно сформулировать список целей и задач, которые предстоит реализовать. Он должен быть одновременно достаточно универсальным и достаточно конкретным и состоять из положений, которые разделяло бы большинство оппозиционно настроенных людей и организаций. Он не должен быть излишне идеологизирован во избежание (несвоевременных) внутренних конфликтов и расколов, не должен, по той же причине, фиксироваться на темах религии (т.е. мы говорим о светской политической повестке), истории и внешней политики (приоритет — здравый нейтралитет и акцент на внутренних проблемах).
Этот список видится мне так:
Демократизация политической системы РФ — отход от суперпрезидентской республики и увеличение роли законодательной и судебной власти. Это подразумевает безусловное ограничение президентских полномочий двумя сроками по 4-5 лет максимум; выборность судей экспертным сообществом и ограничение срока пребывания судей высших судов в должности 10 годами; облегчение условий регистрации политических партий и кандидатов в президенты, а также снижение порога финансирования.
Пересмотр итогов приватизации. Осознавая всю сложность выполнения этого пункта, следует, все же, признать безусловную необходимость его наличия в повестке. Обогатившиеся незаконным путем олигархи — политическая опора кремля и паразиты российского общества. Именно они препятствуют экономическим реформам и именно они являются самыми активными сторонниками путинской внешнеполитической экспансии. Как следствие, проведение масштабного независимого расследования и справедливого суда — важнейшее условие дальнейшего прогресса России. При всем этом нельзя допустить политизации этого расследования и превратить честный суд в судилище. Основная цель заключается в выявлении наиболее грубых преступлений и отстранении коррупционеров от управления капиталами, приобретенными незаконным способом, и не имеет ничего общего с популистским желанием «отнять и разделить».
Проведение социально-экономических реформ и либерализация экономики. Снижение большинства видов налогов, серьезное понижение ставки рефинансирования, приватизация большинства госпредприятий. Разумеется, эта мера потребует пересмотра структуры бюджета и, в особенности, предусмотренных в нем социальных расходов. Здесь предлагается перейти (там, где это законодательно возможно) к системе добровольного медицинского страхования, а также увеличению удельной доли частных школ и ВУЗов.
Реформа СМИ. Приватизация подавляющего большинства государственных СМИ, снятие ограничений, связанных со свободой слова. Как следствие, пересмотр статей УК и ГК, создающих опору для государственной цензуры. Гарантия анонимности переписки, в том числе в интернете.
Либерализация законодательства, как гражданского, так и уголовного. Борьба с бюрократизацией и активное внедрение информационных технологий. Пересмотр политически-мотивированных судебных решений. Усиление гражданского надзора за функционированием МВД в целом и пенитенциарной системы в частности.
Во-вторых, осознавая специфику борьбы за свободу и благополучие нашей страны, необходимо придерживаться следующей методики оппозиционной борьбы:
Отказ от сотрудничества с Путиным и Единой Россией до тех пор, пока преобразования, обозначенные выше не начнут осуществляться. Неучастие в выборах любого уровня.
Создание независимых аналитических центров и политических платформ за рубежом, до тех пор, пока их существование в России находится под угрозой.
Проведение неформальных встреч, конференций и семинаров, ведение научной и информационной деятельности, для борьбы с государственной пропагандой.
Привлечение к сотрудничеству отечественных и зарубежных организаций, разделяющих цели, указанные в упомянутой выше повестке и способные оказать активную помощь в ее реализации.
Обучение нового поколения политических активистов. Формирование независимой политической элиты.

Эдуард Фадеев

Записки безумного экономиста

Я наблюдаю не со стороны самые разнообразные перипетии налоговых баталий (плательщики всячески уходят от налогов и делятся секретами друг с другом; налоговые органы начисляют избыточные налоги и ревностно выполняют планы по штрафам вне связи с реальностью; законодатели мучаются, как переписать законы так, чтобы налоги не повышать, а сборы выросли; политики думают, когда можно уже поднять ставки и какой будет реакция). И думается мне, что назрели изменения в этой уже архаичной среде.
Во-первых, совершенным безумием представляется отсутствие централизации в определении налоговой базы. Персональный доход получается куда угодно, в какой угодно форме, у него десятки тысяч платежных агентов, каждый год сдаются миллионы деклараций, их обработка и проверка занимает миллиарды человеко-часов. Простейшим решением может быть создание Центра Учета Доходов и Банка Доходов. Достаточно законодательно закрепить обязанность каждого налогового резидента открыть счет в БД и запретить получение доходов на свои счета в других банках откуда бы то ни было (то есть можно получать переводы, которые не являются доходами, например — возвраты займов, а доходы — только в БД), и у ЦУД будет полная картина по доходам граждан, на основании которой можно взимать и подоходный налог, и сборы с ФЗП (есть еще доходы в нефинансовой форме, но давайте будем честными, они так малы, что их можно частично запретить, частично — освободить от налогов). ЦУД сможет сам вычислять налоги и сам их удерживать, не нужно будет никаких деклараций, предприятия будут освобождены от функций налоговых агентов. Аналогично можно централизовать сбор НДС — сегодня определение размеров НДС к уплате строится на подсчете, базирующемся на счетах-фактурах и кассовых чеках. Счета-фактуры и чеки каждая компания выписывает самостоятельно, в бумажной форме, в лучшем случае с автоматическим отражением в своей внутренней системе. Почему не создать Центр Торговых Транзакций, который (как карточные терминалы передают информацию в эквайринговый центр) дал бы возможность и обязал всех выписывать счета-фактуры через его компьютерную систему, с отражением в его процессинговом центре и разнесенным акцептом (продавец и покупатель могли бы делать акцепт удаленно)? ЦТТ сам считал бы НДС к уплате на базе всей цепочки транзакций, отпала бы необходимость в учете в компаниях, в проверках налоговой службы. Аналогично, как только мы создаем Центральную Бухгалтерскую Службу, в которую все компании отчитывают в электронной форме все транзакции, мы снимаем с компаний головную боль учета и отчетности, исчезает большинство проблем верификации (в частности, за счет централизованной сверки можно автоматически принимать в расходы компании все, что кто-то включает в свои доходы), с компаний снимается необходимость считать налог на прибыль. В конце концов, зачатки таких систем есть в области налогов на имущество, акцизов и таможенных пошлин — почему бы не распространить эту практику на все налоги.
Во-вторых, почему мы так держимся за фиксированные ставки налогов? Налоги можно разделить на транзакционные (такие как пошлины, НДС и пр., то есть те, которые платятся с операций) и налоги на капитал (которые берутся с конечного финансового результата, это налог на прибыль, налоги на ФЗП и подоходный налог, налоги на имущество). Транзакционные налоги нам придется (пока я ничего не придумал) оставить в покое — выработанный в мире на сегодня способ их определения в %% от объема транзакций с заранее оговоренным процентом является единственно возможным, так как величина процента кардинально влияет на ценообразование и должна быть известна при начале транзакций.
А вот процесс определения требуемой ставки по налогам на капитал можно изменить. Сегодня ставка такого налога определяется заранее, и в итоге налоговые сборы зависят от размеров капитала и скорости его формирования в экономике, то есть как правило плохо предсказуемы. Кроме того, процесс смены ставок является длительным, в стране всегда находятся лоббисты как повышения, так и понижения, в случае сокращения бюджетных доходов повышение ставки занимает несколько лет, в результате к моменту, когда бюджетные доходы и так начали расти, ставка повышается, в бюджете образуются излишки, правительства начинают тратить больше, эффективность падает, ставку пробуют снизить и тут снова наступает период снижения бюджетных доходов — власть и экономика работают в противофазе.
Основной же проблемой является полная независимость ставки и потребностей государства; ничто так не разделяет граждан страны и их элиты (и гос. аппарат), как тот факт, что граждане платят формально установленные размеры налогов вне зависимости от ситуации в стране, а власть должна каким-то образом выкручиваться исходя из получаемых сумм, хотя расходы бюджета определяются не доходами, а необходимостью.
Возможно, существенно правильнее было бы по всем налогам, представляющим из себя выделение государству доли конечного дохода и/или капитала, вообще не определять заранее ставку. Налог на прибыль, сборы в пенсионный фонд и фонд социального страхования, подоходный налог, налог на имущество, сборы в транспортные фонды и пр. надо собирать по итогам периода, после сдачи деклараций, уже зная, какую сумму надо собрать чтобы покрыть дефицит бюджета, и зная, какова база по каждому налогу за прошедший период. Отношение требуемой суммы к базе легко даст ставку налога, которую налоговые органы могут объявлять по факту расчета и давать налогоплательщикам время на уплату.
Для 2016 года, например, платежи в ПФР должны были бы быть примерно на 25% выше, чем в реальности — это закрывало бы дефицит ПФР. При этом для бездефицитного консолидированного бюджета нам потребовалось бы поднять ставки налога на прибыль примерно на 50% (до 30%), подоходного налога и налога на недвижимость — на 30% (подоходный стал бы 17%, так, как, кстати и планируют сделать с 2018 года) [разница обусловлена тем, что эти налоги идут в разные бюджеты].
Такая мера не просто позволила бы автоматически сбалансировать бюджет. Она превратила бы сегодняшний настрой налогоплательщиков — «я хочу платить как можно меньше, и чтобы расходы бюджета были как можно больше», провоцирующий власть на увеличение бюджетных трат, в совершенно другой: «я хочу, чтобы расходы бюджета сокращались, чтобы я платил меньше налогов». Депутаты и министры в этой ситуации будут вынуждены (если хотят усидеть в креслах) сокращать через управление бюджетом роль государства в экономике страны, а граждане будут значительно более внимательно относиться к экономической политике государства. Более того, существенно уменьшится уклонение от уплаты налогов — поскольку занижение базы одним будет тянуть за собой увеличение ставки для всех, у налогоплательщиков будет стимул следить друг за другом, вместо того чтобы совместно радоваться, как они обманули государство.
Наконец, пора научиться секьюритизировать налоговые потоки. Государство, как текущий бенефициар налоговых доходов, может, по аналогии с собственником компании, бенефициирующим от прибылей будущих лет, делать IPO налогоплательщиков в налоговом смысле, то есть продавать на рынок права на получение будущих налоговых платежей от компаний и даже от частных лиц (возможно — крупными портфелями) во времена, когда ему не хватает налоговых поступлений, и выкупать их обратно тогда, когда у государства есть избыток средств. «Налоговые акции» должны затем торговаться, их оценка будет очень похожа по методологии на оценку обычных акций — в конце концов и то, и то просто денежный поток. Очевидно должны появиться и деривативы на «налоговые акции», и разные типы этих акций (по типам налогов, например, или ограниченные периодами сбора, «временные акции» и пр.), и своя аналитика, и инвесторы будут охотно включать их в портфели. Объем собираемых налогов составляет до 20% ВВП, в то время как совокупный объем дивидендов (то есть денежных потоков акционерам) в экономике сегодня не доходит до 4% ВВП, то есть рынок «налоговых акций» может быть в 5 раз больше рынка акций обычных; создание такого рынка будет крайне положительно влиять на ВВП, а государство, как «мажоритарный акционер» получит огромную выгоду от привлечения капитала не как обычно — возвратного и под проценты, а фактически бесплатного (в смысле государство не будет иметь обязательств по оплате доходов) и бессрочного. И опять, как и в случае с пост фактум определяемой ставкой, государство создаст себе целый рынок союзников — миноритарные (и мажоритарные) владельцы налоговых акций будут активно бороться за увеличение налогового потока от компаний, чьими акциями они владеют, государству останется только «оседлать волну».
Вот такие мысли приходят в голову после длинных разговоров с налоговыми юристами...

Andrei Movchan

Чуркин всё

Интересная биография Чуркина. Многого не знал.
Он на самом деле дважды пересекался по жизни с моими родственниками. Сначала, действительно, он работал в середине 1980-х у Б.Н. Пономарева (правда, последний приходился мне не дедушкой, а двоюродным дядей). Зато потом он сменил уже моего родного деда на посту начальника управления информации (пресс-секретаря, как бы сейчас сказали) МИДа СССР. Такие вот дела.
По моей информации, кстати, то, что именно он готовил лживые оправдания по сбитому в 1983м году корейскому Боингу, будучи секретарем посольства СССР в США — правда. Не уверен только, что он же ее и озвучивал прессе.
Что касается его гибели, то выражу соболезнования семье покойного и поздравлю россиян с кончиной человека, который как никто успешно добивался того, чтобы нашу страну ненавидели во всем мире.

Ilya Ponomarev

«Ничего не могу сказать о политических достоинствах Бориса Ефимовича, я просто не знал его с этой стороны, но мужик он был мировой. И абсолютно светлый»

За последнюю неделю я встретился с тремя некогда высокопоставленными сотрудниками ФСБ, такие у меня теперь знакомства. Бывших, как известно, не бывает, так что все они, несмотря на официально отставной статус, вполне при деле. Разумеется, я не мог не спросить у каждого, что они думают, или знают, об убийстве Немцова. Все сказали одно и то же: подарок. Просто подарок.
Путин не имел политических претензий к Немцову — он вообще не считал его за опасную для себя силу. Но нервно реагировал на его личные выпады в свой адрес. Его, который когда-то отдыхал с ним в Красной поляне.
Путин больнее всего реагирует на личное предательство. Так заведено в любой уголовной банде. Но если Литвиненко — это прямой его заказ, связанный с многократным предательством целого подручного ведомства (хотя некоторые говорят, что последней каплей для Путина стало «обвинение» от Литвиненко в педофилии, абсурдное, но опять же дико задевшее его лично, как пацана), то никаких распоряжений по Немцову он не давал. Он просто его не любил. Однако в уголовной банде достаточно и этого: нашлись в окружении люди, которые решили доказать верность крестному отцу именно таким способом.
Не знаю, сильно ли обрадовался такому подарку Путин. «Не факт, что его надо было убивать» — единственная его реакция, известная нам, хотя, думаю, она абсолютно искренняя.
Я расстроился. Совсем. Ничего не могу сказать о политических достоинствах Бориса Ефимовича, я просто не знал его с этой стороны, но мужик он был мировой. И абсолютно светлый. Многим людям, попавшим в беду, он помогал совершенно безвозмездно, более того — никак не выпячивая своего имени. Среди них, в какой-то степени, был и я. Поэтому для меня марш памяти Бориса Немцова, убитого страшно, чудовищно и подло — единственная на сегодняшний день политическая акция, имеющая ясный и внятный смысл. Единственная, от которой я не требую ни особых маршрутов, ни геройства заявителей — мол, не то и не там нам согласовали. Да ничего не требую.
Я виделся с Борисом Ефимовичем почти на каждом оппозиционном митинге. Каким бы бессмысленным этот митинг ни был, где бы он ни проходил — Немцов всегда был рад тому, что он — среди людей, а не упырей, и что этих людей — больше, чем можно было ожидать. В эти моменты он светился от счастья, и это, чего уж там, передавалось. Марш его памяти я именно так и воспринимаю — как редкую встречу с близкими.
26 февраля в 13:00. От Страстного бульвара до площади Сахарова, оттуда — на Большой Москворецкий мост. Пусть так. Я точно знаю, что если нас будет много — Немцов снова порадуется. И мне этого достаточно.

Евгений Левкович

Россия это Европа!

По мере того как противостояние России и Украины усиливается, а сама Россия превращается в подобие монархии, где Иван Грозный время от времени пускает «порулить» Симеонов Бекбулатовичей, среди тех, кому наша страна небезразлична, распространяется мысль о том, что Рос­сия – это не Европа, а самая что ни на есть Азия, Тартария, Орда и т.д. По понятным причинам особенно часто такие предположения выска­зываются в странах Балтии, Украине и в бывших советских сателлитах, не забывших пока все прелести «внешнего управления».
В отличие от многих моих соотечественников, подобные эпитеты меня не коробят – я вполне понимаю то опасливо-пренебрежительное отношение к России, которое сформировалось у ее соседей. Российские власти вполне достойны того, чтобы обвинять их в целом ряде военных преступле­ний. Особого уважения со стороны тех, кто соблюдает нормы междунаро­дного права, они не заслуживают. Однако мне кажется, что рассказы о российской «азиатскости» совершенно умозрительны – и, что более важно, уводят внимание от многих важных моментов, в результате чего понимание сущности современной России (и того, как ей следует противостоять) оказывается ложным и порождает лишь ненужные иллюзии.
Утверждение о том, что Россия – азиатская страна по своему менталитету, образу мышления и жизни и даже структуре управления, совершенно безосновательно. Это даже не евразийская страна (чего хотелось бы Владимиру Путину). По индивидуалистическому менталитету ее насе­ления, ее куль­туре, образу восприятия действительности, набору ценностей и интересов граждан – это вполне европейское общество. Россияне вовсе не тянутся к Азии, не отправляют своих детей учиться в Шанхай и Сингапур и не скупают недвижимость в Пекине или Улан-Баторе. Европейскость россиян в Хабаровске и Иркутске заметна куда более явно, чем в Рязани и даже Калининграде – потому что местным жителям яснее виден весь контра­ст с Азией. Мало кто из москвичей испытывает экстаз от перспектив братания с Таджикистаном и Киргизией – партнерами России по Евразийскому союзу. Даже пресловутая покорность россиян власти может рассматриваться не в качестве «тяжелого наследия» предшествующих столетий, а как воплощение оп­тимальной стратегии индивидуального выживания в авторитарной среде. Я не знаю ни одного человека, который приехал бы в Россию из не входившей ранее в советскую зону влияния страны и назвал бы эту цивилизацию азиатской.
Пытаясь изобразить Россию Азией, сторонники данного подхода используют единственный приходящий им на ум логический инструмент, позволяющий еще теснее ассоциировать самих себя – реальных, потенциальных или воображаемых жертв российской агрессии – с Европой и воззвать к Европе (и шире – к Западу) о поддержке. Но пока Европа не горит же­ланием вовлекаться в серьезную конфронтацию с «Азией» – и имеет к тому очень серьезные основания.
Важнейшим из них является то, что в сфере внешней и военной политики Россия – это абсолютная Европа, только для правильного ее понимания нужно изменить ракурс: сменить его с пространственного на времен­ной. Войны и насилие творили не только «азиаты» – европейцы преуспели в этом намного лучше. Неужели то были монголы или исламские экстремисты, кто меньше ста лет назад десятками тысяч расстреливал невинных людей в Бабьем Яру и отправлял их в газовые камеры в Аушвице? Разве азиаты по нескольку раз делили между собой Италию и Украину, Польшу и Германию? Боюсь ошибиться, но в большинстве регионов Азии даже не слышали в далеком прошлом о таких религиозных войнах, в которых запросто могли быть вырезаны целые города, да и о кострах инквизиции тоже. Не европейцы ли создавали коалиции для подавления восстаний и революций, проводили конг­рессы, на которых делили сферы влияния как в самой Европе, так и в Африке, Индии и других регио­нах? Вопросы можно продолжать.
Европа столетиями была местом, где случались кровавые войны, зарождались человеконенавистнические идеологии, за спиной народов на поко­ления решались их судьбы. И Россия – это совершенно европейская страна: ее политический, и, что очень печально, в значительной степени интеллек­туальный класс бредит возвращением в европейское прошлое – к Священ­ным Союзам, направленным против «цветных революций»; к «новой Ялте», закрепляющей очередной раздел мира; к нерушимому Вестфальскому суверенитету, позволяющему властителю выбирать своим подданным рели­гию, вершить суд и применять по отношению к ним любое насилие. Если кому-то приятно, можно говорить, что в России сейчас проявляется отрыж­ка коммунизма, а можно называть ее и фашистской страной. Но ни в коем случае не нужно забывать, что доктрины и коммунизма, и фашизма появились не в Азии.
Владимир Путин не собирается превращать европейцев в азиатов. Он «всего лишь» призывает их вернуться в их же собственное прошлое, снова сделать упор на Realpolitik («реальной политике»), отбросить «ценности» и задуматься о выгодах, смелее распоря­жаться судьбами стран и народов, оказавшихся в тот или иной момент слабее лидеров. Если его пропаганда и резонирует в сознании многих евро­пей­цев (замечу – не азиатов, где какая-либо увлеченность путинизмом отсутствует), то только потому, что эта риторика для них вполне понятна и хорошо знакома по прежним страницам собственной истории.
Противопоставление России Европе ошибочно. Это самообман, которым люди пытаются убедить самих себя в том, что Россия слаба, находится в начале распада, а в случае ее военного столкновения с «настоящей Европой» результат будет похож на битву при Омдурмане. Пока, однако, мы видим нечто совершенно противоположное – и поэтому я бы советовал коллегам из Прибалтики, Украины и центральноевропейских стран признать, что на­чинается не новая борьба между Востоком и Западом, а противостояние ме­жду прошлым и настоящим. «Фронт» этой борьбы проходит не на востоке Украины, где, по словам президента Петра Порошенко, его народ защищает Ев­ропу от Азии, а в сознании самих европейцев и американцев, которые все чаще задумываются о том, нужно ли и далее придерживаться «ценностных» и «общечеловеческих» мотивов, или лучше вернуться к Realpolitik на деле, а не на словах.
Сегодня в основе «новой холодной войны» лежит противостояние старой и новой европейскости – причем в условиях, когда восторженно-ценностные подходы, доминировавшие в 1990-е и 2000-е годы, потеряли свою привлекательность. Политический реализм à la Путин и Трамп имеет высокие шансы на то, чтобы стать новой доминантой в международных отношениях. И если это так, то странам, попавшим в очередные геополитические раз­ломы на карте Европы, нужно не рассуждать о правах человека, а готовиться к тому, чтобы встроиться в эти реалполитические конструкции. Для этого нужно больше думать о том, чем эти страны могут быть полезны великим державам, а не о том, какую помощь они хотят у них выпросить; о том, как собственными силами противостоять агрессору, а если сил недостаточно, то на какие рубежи временно отступить; о том, наконец, как «столкнуть лбами» новоявленных авторитарных вождей, мечтающих о новом мировом порядке. Сейчас все перечисленное выходит на первый план, и элитам государств, оказавшихся на территории постсоветского пространства или в непосредс­твенной близости от нее, необходимо время от времени задумываться о будущем так, как если бы они жили не в XXI, а в XIX веке.
Потому что если и дальше делать вид, что Европа прочна и едина, что она вот-вот сплотится для отражения агрессии, исходящей из «Азии», то можно дождаться того, как политики в Москве и Вашингтоне (а к ним, вероятно, со временем присоединятся и их коллеги в Берлине и Па­риже) решат будущее этих стран без особого участия их народов. Это решение может оказаться для многих крайне неприятным – но если оно случится, то оно будет очень несовременным, но, увы, вполне европейским.

Владислав Иноземцев

Очередной удар в спину!

До сих пор российские медиа использовали в отношении Соединённых Штатов Америки следующую тактику:
а) Открытое выражение позитивного отношения к фигуре президента Дональда Трампа;
б) Резкая критика «американского майдана» (мятежей левых экстремистов на улицах), «либералов» (т.е. демократов) и некоторых республиканцев, вроде Джона Маккейна и Линдси Грэма;
в) Уклончивые оценки явно не «пророссийских» заявлений некоторых представителей новой американской администрации.
Однако в последние недели произошли некоторые события, которые нанесли чувствительный удар по доминирующей в РФ точке зрения о «пророссийском Трампе».
Дональд Трамп официально заявил, что намерен «защищать территориальную целостность Украины». По его мнению, «поддержка территориальной целостности» страны способствует «укреплению безопасности» в Европе. Это означает, что Соединённые Штаты Америки не намерены признавать или каким-либо иным образом поддерживать самопровозглашённые «республики» в восточных областях Украины. Это также означает, что Вашингтон будет политически поддерживать Киев и украинские войскам, участвующие в АТО, в восстановлении «закона и порядка» в регионе.
Шон Спайсер, пресс-секретарь Белого Дома, открыто заявил, что санкции с РФ будут сняты только в том случае, если Крым будет возвращён Украине. Это означает, что официальная позиция Белого дома по «крымскому вопросу» остаётся неизменной: «присоединение Крыма» в марте 2014 года является, по мнению новой администрации, ничем иным, как незаконной аннексией, нарушающей Будапештский меморандум, подписанный в своё время и РФ, и Украиной.
Никки Хейли, представитель США в ООН, официально осудила «аннексию Крыма». Она подтвердила, что санкции в отношении Российской Федерации, введённые в 2014-2015 гг., будут сохраняться при наличии Крыма в составе РФ.
Белый Дом обещал способствовать укреплению НАТО, пообещав альянсу «полную поддержку». Строго говоря, Дональд Трамп обещал укреплять НАТО, ещё будучи кандидатом в президенты, в сентябре 2016 года. В частности, Вашингтон одобряет вступление Черногории в НАТО.
И, наконец, самое важное. Дональд Трамп на своём аккаунте в социальной сети Twitter официально обвинил администрацию Барака Обамы в том, что она допустила переход Крыма под контроль РФ. Он задался вопросом: не слишком ли Обама «был мягок» по отношению к Кремлю?
Какие выводы можно сделать из вышеозначенных событий? Всё очень просто. Дональд Трамп — американский президент, лидер государства и нации. Он не «пророссийский» президент, а американский. Человек, официально выбравший своим лозунгом «Америка превыше всего» (America First), который означает превалирование национальных интересов Соединённых Штатов Америки над любыми другими — российскими, западноевропейскими, азиатскими, «глобальными» (глобалистскими). Всё, что в интересах Америки — то в интересах Дональда Трампа.
Кроме того, Трамп — человек, знающий цену такому понятию, как «выгода». Он всю жизнь провёл в бизнесе, главная цель занятия которым — получение прибыли, т.е. реальной, материальной выгоды. Какую выгоду он получит от «пророссийской» политики, под которой в РФ подразумевают «отмену санкций» и «признание Крыма»? Никакой. Наоборот, в таком случае Соединённые Штаты, Республиканскую партию и самого президента ожидают большие проблемы — как на международной арене, так и внутри страны.
Дональд Трамп не видит никаких рациональных причин проводить «мирную» политику в отношении РФ. Более того, для него Российская Федерация — это не «мировая супердержава», а третьестепенное государство где-то на окраине Европы. «Российский вопрос» вообще не стоит на повестке дня Дональда — про него верещат лишь леволибералы, проигравшие всё и вся.
Для Дональда Трампа главная цель — сделать Америку снова великой. Это, помимо всего прочего, означает укрепление военно-политического альянса НАТО, руководителем которого является Соединённые Штаты, а также усиление военного присутствия в Азии. Главные вопросы, стоящие перед Трампом: «китайский», «иранский» и «ближневосточный» (борьба с запрещённым в РФ «Исламским государством»). Всё.

Густав Пешт

Враги цивилизации

Бешенство беж...в. Мое открытие: почему в прошлые века враги цивилизации с террористической религиозной идеологией ломились в Европу с оружием? Потому что тогда европейские леваки им еще не придумали и не подарили красивый термин под которым они сегодня могут ее оккупировать, устраивать те же теракты, но за это получать социальное жилье, пособие (на огромный приплод) и при всем этом называть себя «жертвой».

Eugene Ponasenkov

«Рафик неуиноуен»

Когда я опубликую видео, где единороссы натурально едят детей, прокуратура откажется это проверять, так как дети не держат в руках свидетельства о рождении, из которых можно было бы установить, что они действительно несовершеннолетние.
А значит «оснований для мер прокурорского реагирования нет».
Вот мэр Нижнего Новгорода, член «Единой России» Иван Карнилин.
Мы и две квартиры у него в Майами нашли.
И доказали, что развод с женой у него фиктивный (давал интервью о счастливой семье сильно позже даты «развода», а также продолжает жить с ней вместе.
Показали на цифрах и документах, что деньги на покупку квартир в США — явное незаконное обогащение, нет у него легальных доходов такого размера.
Но краснознамённая ордена С. В. Цапка Прокуратура Российской Федерации всё равно не обнаружила ничего, достойного проверки.
Рафик неуиноуен.

Алексей Навальный

Нации действительно нет

Прежде чем ответить на этот вопрос, нужно сначала пояснить, что мотивы для написания этой книги у меня были не только научно-исторические, но и самые что ни на есть современные и злободневные. Впрочем, вообще большинство концептуальных исторических работ пишется, так или иначе, для того, чтобы лучше понять современность. Я хотел прежде всего разобраться, почему в РФ нет русской нации. Именно как этнополитической общности, как политического субъекта. А ведь ее действительно нет. И это главная проблема современной России, ибо, если нет нации, то нет и субъекта модернизации, и именно отсюда происходит тот мертвящий застой, говоря словами Чаадаева, в котором мы живем. Про «российскую нацию» не будем говорить, это очевидный симулякр, имеющий бытие лишь в официозном дискурсе. Понятно, что сегодня существует совершенно очевидное государственное табу на русскую нацию и русский национализм, понятно, что это тяжелое наследие советского периода. Но что было раньше, до большевиков? Почему эта маргинальная политическая секта вообще смогла победить? В 1919 году известный ученый-аграрник А.В. Чаянов написал, что «русская революция с подчеркнутой наглядностью... показала, что у нас еще нет нации...» И когда изучаешь историю Гражданской войны, когда видишь, насколько плохо русская общественность организовывала отпор красным, то да, понимаешь — при всем почтении к героям Белого дела — нации действительно нет.

сергей сергеев

От «Русской Фабулы»: возможные очепятки, орфография, пунктуация и стилистика авторов сохранены в первозданном виде.

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости и статьи.

7 452

Читайте также

Злоба дня
Солдаты неудачи

Солдаты неудачи

Когда я был маленьким, у меня был сосед по дому, дядя Слава. Жуткий антисемит. Я гулял со своей дворнягой, он — со своим огромным чёрным догом. Так что почти каждый день мне приходилось выслушивать лекции о том, что творят жиды с русским народом. «А ты в курсе, что евреи всем новорожденным специальное вещество в головки кололи, чтобы мозг высыхал и человек не соображал ничего?»
Начинаю верить, дядя Слав.

Русская Фабула
Злоба дня
Пляски принуждённых

Пляски принуждённых

А почему такой вой вокруг смерти Виталия Чуркина? Пожилой человек. Ну, умер. Поставят на его место другого советского дипломата, который будет нести точно такую же ахинею, может быть с другими ужимками. Конечно, тов. Чуркин рассказывал такие вещи, что иностранные дипломаты бывали потрясены степенью цинизма. Но нельзя не признать, что покойный всего лишь здорово косплеил советских коммунистических дипломатов. Вероятно, даже их переплюнул. Однако ведь в РФ сейчас всё советское и коммунистическое в большой моде. Деды же воевали, борьба с фашизмом и всё такое.

Русская Фабула
Злоба дня
Совок уверенно пробивает днище

Совок уверенно пробивает днище

По-моему, новая истерика, возникающая вокруг певицы, которую Россия послала на Евровидение, какая-то идиотская и тупо-подленькая, с подтекстом «это всё злобный план РФ для того, чтобы победить».
Люди, люди! Прекратите быть идиотами и не заставляйте меня использовать термин «эйблизм», потому что, хоть я его и терпеть не могу, но подвывающие бакланы занимаются именно этим — стигматизацией девушки в инвалидном кресле (как будто оно как-то влияет на её певческие таланты) и политизацией людей с ограниченными возможностями.

Русская Фабула